Сущность общения и коммуникативная функция


В последнем психологическом словаре общение определяется как сложный многоплановый процесс установления и развития контактов между людьми, порождаемый потребностями совместной деятельности и включающий в себя обмен информацией, выработку единой стратегии взаимодействуя, восприятие в понимание другого человека. Соответственно в общении различаются три стороны: коммуникативная, интерактивная и перцептивная". Таким образом, общение есть "процесс взаимодействия конкретных личностей, определенным образом отражающих друг друга, Относящихся друг к другу и воздействующих друг на друга".

Для определения общения важно, что это взаимодействие может быть прямым или опосредствованным (радио, почтой и другими средствами) (А.А. Леонтьев, 1975).

Общение удовлетворяет особую потребность человека в контакте с другими людьми, возникшую в процессе общественно-исторического развития людей. При этом неверно рассматривать общение как вид поведения, а потребность в общении приравнивать, скажем, к потребности в еде, ибо человек постоянно находится в состоянии общения и не может произвольно входить и выходить из общения.

В одном из своих писем Р.М. Рильке, можно сидеть в абсолютном молчании, и это тоже будет общение, а именно один из видов личностно-смыслового общения в отличие от социально ориентированного общения в ходе совместной деятельности.

Даже такая речевая функция, как письмо, традиционно считаемая монологической, на самом деле является диалогичной по своей природе и включает элементы общения. Это очень образно описал известный итальянский кинорежиссер Антониони: "Делая вид, будто она раскрывает свою душу, женщина, пишущая приводимые ниже строки, думает не столько о себе, сколько о мужчине, о том, как он воспримет письмо, который, возможно, ответит на него. Она сама провоцирует его реакцию. В общем, за строками письма мы видим скорее его, нежели ее. И поэтому, пока она пишет, я бы держал под объективом кинокамеры адресата не меньше, чем отправителя. Чтобы чувствовать, как сталкиваются их голоса" (Антониони, 1985).

Концепция перманентности состояния общения восходит еще к идее Канта: мыслить - значит говорить с самим собой. Жизненный мир человека можно представить в виде эллипса, имеющего два фокуса: "я" и "другой", предполагающие не только различение, но и потенциальное взаимодействие (Кон, 1984). "Это психологическое строение жизненного мира может сохраняться даже тогда, когда другого значимого для нас человека фактически наяву нет рядом" (В.А. Петровский). Механизм этого феномена заключается в "персонализированности", идеальной представленности субъекта в деятельности и сознании других, отвечающей потребности человека "быть личностью". "В любой ситуации общения субъект стремится определить и реализовать те стороны своей индивидуальности, которые доступны персонализации".

Специфика человеческого общения заключается в том, что каковы бы ни были формы и задачи общения, человек "всегда стоит перед выбором между альтернативными способами объединения индивидуальных усилий и тем самым перед проблемой организации межличностного общения". Эта психологическая характеристика человеческого общения отражает внутреннюю природу личности человека, ибо быть личностью - значит обладать свободой выбора и осуществлять выборы, диктуемые внутренней необходимостью.

Другой особенностью человеческого общения является то, что оно всегда направлено одновременно и на субъектами на общество, вызывая прямо или опосредствованно изменения обеих сторон. Специфика человеческого общения заключается в единстве межличностного и общественного, ибо человек всегда вступает в общение как член общества, как "общественный индивид" по Марксу. "Общение - столь же социальное, сколь и индивидуальное явление". В общении раскрываются и реализуются оба ряда отношений человека: и общественные, и межличностные, т.е. в ткань общения вплетаются кроме межличностных и общественные, безличные по своей природе отношения.

Отсюда следует, что понятие "общение" не тождественно понятию "межличностные отношения", хотя они и взаимосвязаны и нередко взаимоопределяют друг друга. Общение обусловлено совместной жизнедеятельностью и происходит даже при антагонистических межличностных отношениях. С другой стороны, в общении возникают и реализуются межличностные отношения, внутренняя, личностная основа взаимодействия. Тип и мотивация межличностных отношений в свою очередь влияют на то, как будет построено общение. Так, приятельские отношения мотивированы потребностью в общении. Возникновение и развитие товарищеских отношений мотивируется потребностью в сотрудничестве в рамках общей деятельности: производственной, спортивной, учебной, игровой, познавательной. Мотивация дружеских и супружеских отношений основана на потребности в избирательном межличностном общении. В этом случае общение направлено на создание общего фонда мыслей и чувств, выполняет функции стабилизации, развития и поддержания друг друга.

Мотивы деятельности субъекта определяют избирательность и активность его общения: в одной ситуации человек оказывается общительным, в другой-замкнутым. Однако отсутствие внешнего общения не означает исчезновения потребности в общении. Если перманентно состояние общения, постоянной должна быть и потребность в той или иной форме общения.

А.Б. Добрович приводит следующий яркий пример: "Если в пустынном парке вы опустились на скамью, где уже сидит другой человек, то рано или поздно вы обмениваетесь взглядом. До этого момента, пока вы почти бессознательно подсматривали друг за другом, прикрывшись каждый своей газетой, речь шла о простой ориентировке. Обоим необходимо было определить ситуацию хотя бы в смысле ее опасности - безопасности. Оба могут показаться друг другу "подозрительными". Но если такая разведка не вынудит одного из партнеров перейти в другое место, то вслед за ней происходит обмен знаками внимания: достаточно послать друг другу взгляд, содержание которого можно выразить так: "Я тебя замечаю". Если кто-то из двоих отказывается "заметить" соседа, тот чувствует себя уязвленным или настораживается" (Добрович).

А.У. Хараш связывает этот феномен с постоянно испытываемой людьми потребностью удостовериться в собственном существовании, т.е. с потребностью "в подтверждении своего бытия". Если человека в детстве хронически "не подтверждают" (не замечают), у него велика угроза развития психических заболеваний. "Я" сохраняет ощущение своей неделимости и отделенное™ только через восприятие другого, познаваемого в общении. Близка к этому мысль о присущей человеку глубокой потребности во "вписанности" в мир окружающих людей.

В.И.Вернадский ввел понятие "ноосферы" (от древнегреческого "ноос" - разум) по аналогии с другими оболочками Земли: литосферой, биосферой, атмосферой. Живое не может существовать вне биосферы. Но человек в отличие от других видов живых существ, как личность, не может существовать вне ноосферы, вне социальной энергии, возникающей на основе межличностных отношений.

Понимание общения как реализации межличностных отношений предполагает, что, любые формы общения есть специфические виды совместной деятельности: люди не просто общаются в процессе выполнения ими различных общественных функций, но они всегда общаются в некоторой деятельности, общается всегда деятельный человек. Его деятельность неизбежно пересекается с деятельностью других людей, а это пересечение деятельностей порождает определенные отношения этого деятельного человека не только к предмету своей деятельности, но и к другим людям (Андреева, 1930). Деятельность, таким образом, творит межличностные отношения, а с другой стороны, является средством их преобразования.

Тезис о том, что общение является одним из видов деятельности, не означает, что общение во всех случаях выступает как самостоятельная деятельность. Оно может быть таковой, либо компонентом, составной частью и одновременно условием другой некоммуникативной деятельности. Как указывал А.Н.Леонтьев, наряду с тем, что общение является определенной стороной, элементом деятельности, саму деятельность можно рассматривать как условие общения.

Будучи самостоятельной деятельностью или ее компонентом, общения в обоих случаях обладает специфическими характеристиками деятельности:  интенциональностью (наличием специфической цели, самостоятельной или подчиненной другим целям), результативностью (мерой совпадения достигнутого результата с намеченной целью) и нормативностью (социально обусловленным контролем за протеканием и результатами акта общения) (А.А.Леонтьев).

Деятельность общения выступает самостоятельно, т.е. имеет самостоятельную мотивацию, не совпадающую с мотивацией других сопутствующих видов деятельности в специфических профессиональных ситуациях: в деятельности оратора, лектора, актера. Кроме того, самостоятельность деятельности общения прослеживается на различных этапах онтогенеза. Общение является как бы "сквозным механизмом" смены ведущей деятельности у детей, реализации потенциальных возможностей и развития всей психической сферы ребенка в ходе постепенного перехода от деятельности непосредственно эмоционального общения к предметно-действенному ситуативному общению вплоть до внеситуативного интимно-личностного общения.

Только на определенном этапе онтогенетического развития самосознания, на этапе "признающего самосознания" по Гегелю, предполагающего возникновение межличностного отношения, человек осознает себя существующим для другого, т.е. и возникает та эллипсоидная структура жизненного мира: "Я - Другой". Сознание своей единичности перерастает в сознание своей особенности. Причем это происходит не путем интроспекции, а через других, в процессе общения (Кон, 1984).

Экспериментально было показано, что потребность и активность в общении не остаются постоянными в процессе онтогенетического развития. Потребность в общении максимальна в период с 12-20 лет (при максимальной активности общения в возрасте 18-20 лет), затем потребность в общении несколько снижается и остается постоянной для данного субъекта. При этом было установлено, что недостаточное развитие активности в общении отрицательно сказывается на процессе жизнедеятельности человека и, в частности, влияет на такие показатели, как адаптация к социальной микросреде, работоспособность и надежность человека как субъекта деятельности.

Общение оказывает также существенное влияние на развитие всех психических процессов и состояний: улучшается воспроизведение информации, повышается активность мышления, формируются более емкие обобщения, возникают специфически человеческие эмоции и т.д. Механизмом повышения эффективности деятельности в условиях общения является, по мнению Б.Ш. Ломова, формирование "общего фонда" представлений, идей, приемов решения задач.

Правильная организация общения в учебной деятельности значительно повышает ее результативность (например, лозановские методы интенсивного обучения языку). Эксперименты А.И.Кулака показали, что в условиях общения воспроизводится на 22% больше смысловых единиц учебное темы, чем при индивидуальной работе, и в то же время больше устойчивость запоминания. Так, оказалось, что через неделю количество смысловых единиц текста уменьшилось в группе индивидуального обучения на 38%, а у обучавшихся в группе из 4-р человек в условиях общения - только на 18%. При этом в этих экспериментах был обнаружен интересный факт: выполнение задания в условиях общения более эффективно в группах учащихся с разными уровнями развития психических процессов. В группах с высоким уровнем трудно организовать общение, так как каждый выполняет задание самостоятельно и не нуждается в помощи. В группах со средним уровнем возникает процесс общения, но не хватает информации для решения задачи, в группе с низким уровнем развития высших психических функций общение неэффективно из-за слабого взаимного обогащения информацией.

Коммуникативная сторона общения

Прежде чем охарактеризовать коммуникативную (информационную) сторону общения, необходимо остановиться на понятии: "коммуникация", его отличиях и сходстве с понятием "общение".

Термин "коммуникация" (от лат. comnunico - делаю общим, связываю, общаюсь) употребляется в психологической литературе в двух значениях: во-первых, "для характеристики структуры деловых и межличностных связей между людьми, например структуры внутригруппового общения ее участников" (Психологический словарь, 1983.-С.154).

В этом случае коммуникация выражает "смысловой аспект социального взаимодействия", направлена, прежде всего на достижение "социальной общности", реализуя также управленческие, информативные (передача сведений), эмотивные (возбуждение и передача эмоций) и фактические (связанные с установлением и поддержанием контактов) функции (Краткий психологический словарь, 1985. - С.197). Управленческую функцию можно также подразделить на активационную (побуждение к действию в некотором заданном коммуникатором направлении), интердиктивную (воспрещение действия) и дестабилизирующую функцию (Брудный, 1975). По типу отношений между участниками коммуникации различаются: межличностная, публичная, массовая коммуникация, а по используемым в процессе коммуникации средствам выделяются: речевая (письменная и устная), паралингвистическая (осуществляемая с помощью жестов, мимики, интонации, пауз, систем организации пространства и времени коммуникации и т.п.)и вещественно-знаковая коммуникация (с помощью продуктов производства, изобразительного искусства и т.д.). Некоторые авторы относят также к средствам коммуникации воспроизведение у участников общения ассоциативных связей, насыщенных более или менее осознаваемыми и эмоционально окрашенными образами (Мясищев).

Различают также аксиальные и ретиальные (сетевые) коммуникативные процессы, в зависимости от того, направлены они индивиду или группе, причем первые отличаются большей степенью надежности обратной связи.

Легко видеть, что употребляемый в этом значении термин "коммуникация" очень близок по содержанию к термину "общение».

Близость терминов "коммуникация" и "общение» подтверждается также наличием в психологической литературе многих их синонимических производных и словосочетаний: "средства коммуникации" и "средства общения", "коммуникативная потребность" и "потребность в общении", "коммуникабельность" ("коммуникабельный") и ''общительность" ("общительный"), "нарушения коммуникации" и "нарушения общения" и т.д. Это позволяет нам при дальнейшем изложении пользоваться термином "коммуникация" (в широком значении) и "общение" как эквивалентными, учитывая при этом, что имеется целый ряд ситуаций, когда эта эквивалентность нарушается, и термин "коммуникация" употребляется во втором, более узком значении: "для характеристики обмена информацией в человеческом общении". В этом значении термин коммуникация обозначает только одну из сторон общения - коммуникативную, ввязанную "с выявлением специфики информационного процесса между давдьми как активными субъектами".

И здесь мы обращаемся к проблеме специфичности человеческой коммуникации, ее принципиальным отличиям от информационных процессов кибернетических систем. Интерсубъектный подход к проблеме общения предполагает обязательный учет отношений двух индивидов, кто в коммуникации, их установок, целей, намерений. "Поэтому в коммуникативном процессе и происходит не простое "движение именно как минимум активный обмен ею".

Это возможно благодаря тому, что "процесс общения является видом взаимодействия людей, в котором последние выступают по отношению друг к другу одновременно (или последовательно) и объек- и субъектами. Именно благодаря общению поступок личности остановится обстоятельством жизни В, С, Д и т.д., а их поступки, экспрессивные действия в свою очередь оказываются обстоятельства-жизни для А. Этот осуществляемый различными видами коммуника-переход поступка одного человека в обстоятельства жизни других людей является характерной особенностью совместной жизни и дейтельности людей".

В личностной значимости обмениваемой информации и заложена, как нам представляется, основа генетической связи нарушений личности с нарушениями общения.

Второй специфической характеристикой человеческой коммуникации, отличающей ее от кибернетических систем, является то, что обмен информацией предполагает воздействие (взаимовлияние) на поведение и состояние участников коммуникативного процесса, изменение отношений между ними. В основе взаимовлияний лежат механизмы подражания, внушения и конформности. Изначальное несходство мнений, оценок, отношений в результате взаимовлияний уменьшается, причем степень изменений зависит от длительности и характера межличностных отношений: лица с установившимися положительными отношениями больше и быстрее поддаются взаимному влиянию, чаще обнаруживают сходство мнений и оценок, легче приходят к соглашению в споре. Более того, лонгитюдное исследование студентов выявило выравнивание интеллектуального развития более слабого студента до уровня друга.

Воздействие    (результативность) процесса общения может зависеть также от типа общения: так "открытое", "предметно сфокусированное общение", происходящее на уровне "смыслов для себя" более эффективно, чем "закрытое", "конвенциональное", происходящие на уровне "смыслов для других", что доказывается практикой совместного решения проблемы методом "мозгового штурма".

Воздействие    сообщения зависит также от степени "открытости" с позиции коммуникатора, его способности к самовыражению, облегчающему диалог с ним, отсутствия "коммуникационной дистанции" между коммуникатором и реципиентом. "Воздействующим агентом в первую очередь оказывается не сообщение, не слово вообще, не "коммуникативный импульс", а сам коммуникатор, вступивши" в сферу жизнедеятельности реципиента, "проникший" в нее не как "роль", не как абстрактный исполнитель информационной функции, а как личность, т.е. с грузом собственных идей, мнений, ценностных ориентации, мотивов, социальных установок".

Таким образом, новые содержания не "поедаются" и не "передаются" из одного сознания в другое, но "вносятся" одним человеком (коммуникатором) в сознание другого человека (реципиента).

Эти положения особенно важны при работе с больными, у которых по той или иной причине нарушаются возможности коммуникации с окружающими и соответственно специфическим образом изменяется личность. Как часто формально поданная инструкция, объяснение, совет, рекомендация не приводят к желаемому результату, если психолог не проникнет в мир установок и убеждений пациента, в его душевное состояние в данный период в целом и в момент общения, в частности.

Удивительные результаты работы Ю.Б.Некрасовой по восстановлению речи у больных, страдающих заиканием, объясняются с психологической точки зрения полной раскрытостью терапевта перед больным, влиянием не слова, а смысла, иррадиацией коммуникативного состояния, приглашением к диалогу. В результате происходит трансформация смысловых структур пациента под влиянием смысловых структур терапевта, что приводит к раскрепощению собственных ресурсов больного.

Большое впечатление производит описание одного из сеансов, сделанное больным с заиканием: "Расхаживая взад-вперед вдоль этой шеренги, рассказывая всем о сеансах Казимира Марковича Дубровского, об удивительных возможностях человеческой воли, Вы, как мне показалось, заглядывали в глаза каждому из десятки, и с каждым образовывалась у Вас своя "ниточка" особого индивидуального контакта. Вы отходили от этого человека, а ''ниточка' тянулась за Вами, и головы поворачивались Вам вслед, будто и впрямь Вы тянули за невидимые нити... Присутствие на Вашем сеансе не только лечит - облагораживает, заставляет задуматься о жизни и человеческой душе. Душа-то, оказывается, сила, громадная сила...".

В данном случае сообщение есть зримая и слышимая деятельность коммуникатора, включающая весь комплекс вербального и невербального поведения коммуникатора, т.е. предъявление им не только текста, но и самого себя (Хараш, 1978). В неразграничении этих двух понятий "сообщение" и "текст" (как часть сообщения) заключается основной недостаток общеизвестной формулы Лассуэлла, в которой изучение процесса коммуникации на субъект-субъектном переводится на субъект-объектный уровень, где коммуникатор отождествляется с абстрактной социальной ролью. Вследствие этого не анализируются способ предъявления текста, коммуникативная ситуация, неразрывная связь между коммуникатором и реципиентом и ряд других факторов, имеющих первостепенное значение для эффективности коммуникативного процесса как в норме, так (а может быть, и особенно) при патологии общения. К ним относятся, например, значимость высказывания для говорящего, его авторитетность для слушающих, совпадение ценностных ориентации коммуникатора и реципиентов, адресованность текста, т.е. его соответствие особенностям данной конкретной аудитории.

Очень важное значение имеют и установки реципиента (группы, аудитории), особенности взаимодействия информации и установок аудитории, значимость для нее коммуникатора, ослабление действия "фильтра недоверия", в частности, с помощью средств фасцинации, сопутствующих основной информации (музыкальное, цветовое сопровождение и т.д.).

При анализе эдаективности речевого воздействия полезным оказывается также понятие "кортеж общения", введенное минским психолингвистом профессором А.Е.Супруным. Под кортежем понимают совокупность участников общения, например, группа или аудитория, с которой общается докладчик. В каждом данном кортеже вырабатывается пресуппозиция для понимания сообщения. Она зависит от характера связей участников кортежа. Чем более перманентен кортеж, тем больше степень вырабатываемой пресуппозиции. Это связано с понятием "замкнутости" кортежа (ср. с понятием "закрытой терапевтической группы"), когда введение нового участника в общение может нарушить пресуппозицию вплоть до полного разрушения общения. Размеры кортежа общения могут колебаться от 1 человека до всего человечества, однако оптимальным для общения является кортеж в 7 ± 2 человека, так как для полноценного общения необходимо удерживать в памяти реплики партнеров по общению. При большем кортеже возможно распадание кортежа на субкортежи, и сообщение должно содержать различные слои информации, предназначенные каждому субкортежу. Эффективность воздействия будет зависеть в этом случае от соответствия каждого слоя адресату.

Таким образом, организацию общения при речевом воздействии с позиции субъекта речевого воздействия можно представить следующим образом:

1) ориентировка в ситуации общения и в объекте речевого воздействия (который одновременно является субъектом общения), т.е. становление представлений о познавательных возможностях аудитории, о ее направленности (мировоззрении, убеждениях, идеалах, ценностных ориентациях, потребностях, интересах, установках, привычках) и эмоционально-чувственной сфере (в том числе, о доброжелательности, враждебности или безразличию к информации и информирующему);

2) привлечение и удержание внимания объекта речевого воздействия, включающее ориентирование объекта речевого воздействия в сямуации общения и субъекте путем самоподачи и демонстрации социальных отношений, в структуре которых субъект предполагает развернуть общение, возбуждение познавательной потребности в получении сообщения.

Все эти меры направлены на решение основной цели - организация восприятия сообщения. Если задачей субъекта речевого воздействия является побуждение субъекта воздействия к совершению последующей деятельности, то это предполагает актуализацию или формирование потребности в этой деятельности и ориентирование объекта речевого воздействия в ней.

Эти положения, как нам представляется, важно учитывать при организации общения в терапевтической группе больных. При этом необходимо помнить, что объект речевого воздействия (отдельный больной или группа), как только организовано общение, приобретает новое качество, становясь субъектом общения, что переводит соответственно на новый уровень взаимодействие партнеров, повышая его эффективность и оказывая влияние на другие психические функции и состояния и, прежде всего, на личность больного. Таким образом, речевое воздействие можно рассматривать как одну из сторон или этап в процессе речевого общения, имеющий важное значение для эффективного и коммуникативного процесса.

4 основных типа речевого воздействия (Федорова).

1. Социальные действия. К ним относятся обращения, обещания, приветствия, прощания, все формы выражения ритуального поведения. Этот тип речевого воздействия характеризуется обычно стандартными, социально детерминированными речевыми реакциями.

2. Волеизъявления: приказ, повеление, просьба, убеждение, совет, предложение, пожелание (типа: хорошо бы), просьба о разрешении (можно?) и т.д. Реакция на волеизъявления может быть неречевая (выполнение, повиновение, выжидание), либо принимает речевую форму подтверждения контакта (ясно, понял), выражения согласия-несогласия или просьбы о разъяснении.

3. Разъяснение или информирование относятся к типам минимального речевого воздействия и вызывают реакцию уяснения.

4. Оценочные и эмоциональные речевые воздействия: порицание, похвала, оскорбление, угроза, насмешка, жалоба и т.д. Реакция на этот тип воздействия может быть поведенческая, либо аффективная, либо речевая и в большей степени определяется индивидуально-личностными свойствами участников общения, чем при других типах воздействия.

Тип речевого воздействия обусловливает выбор определенных языковых средств, т.е. таких языковых единиц, которые обладают определенными коммуникативными свойствами. Например, воздействие типа информирования детерминирует обращение к информативной подсистеме языка, к которой принадлежат, например, термины разных наук. К средствам убеждения относятся, в частности, экспрессивные слова метафорического характера, обладающие суггестивными свойствами. Выбор языковых средств при речевом воздействии зависит также от социальных отношений общающихся, определяющих соответствующие коммуникативные свойства, так называемые социально-статусные свойства языковых единиц. Так, например, при одном и том же  типе речевого воздействия: волеизъявление - использование языковых средств, выражающих категорическое побуждение (приказ, команду) - отражает социальную зависимость реципиента от коммуникатора. Выбор языковых средств, служащих для выражения нейтрального побуждения (например, совет, предложение, приглашение) отражает относительную равноправность, независимость или автономность общающихся. Языковые средства, выражающие смягченное побуждение (просьба, мольба), отражают большую или меньшую зависимость коммуникатора от реципиента, его заинтересованность в нем.

Надо отметить, что в последние годы сформировалось новое психологическое направление - "коммуникативная лингвистика", выявляющая и описывающая те семантические компоненты слова, которые оказываются релевантными в слове в конкретном коммуникативном акте и образуют актуальный смысл слова (Стернин, 1985). В процессе общения коммуникативно релевантными оказываются далеко не все компоненты значения слова как номинативной единицы. Наличие определенных семантических компонентов слов обусловливает возможность их сочетания в реальной коммуникации (семантическую валентность слов). Нарушение семантической валентности при патологии речи (в сторону ее расширения или сужения) может быть, как нам представляется, одной из причин нарушений общения.

Выделяют две стороны общения: интерактивная и перцептивная.



Реклама