Пуштуны. Расселение, основные занятия


Расселение восточных пуштунских племен

Часть 2. Социальная структура пуштунских племён
Часть 3. Английская колониальная политика

В середине ХIХв. племена восточных пуштунов занимали компактную территорию, протянувшуюся почти на 600 км. вдоль северо-западных границ Британской Индии. Площадь этой территории 120 тыс. кв. км, население — около 5 млн. человек1. Территория, заселённая восточно-пуштунскими племенами, простиралась вдоль правого берега р. Инд, которая была её восточной границей от Читрала на северо-востоке до Дера- исмаилхана на юго-западе. Пуштунское начеление имелось и к востоку от р. Инд, в округе Хазара. Хотя на равнинах к западу от Инда имелось и непуштунское население (панджабцы, гуджары, белуджи) , всюду кроме округов Хазара и Дераисмаилхан, пуштуны составляли подавляющее большинство.

Основную часть населённую восточными пуштунами территории занимали Сулеймановы горы и их отроги. Их прорезали долины рек —   на севере Кабул и Сват, в центральной части — Точи, Куррам и Гумал, а на юге - Зхоб и Кундар. Страна пуштунов богата полезными ископаемыми — железом, солью, медью, селитрой, серебром, мрамором. Залежи железной руды высокого качества имеются в Баджауре, Дире и Вазири - стане2.

Горные склоны Сватского Кухистана, Верхнего Куррама, Дира, Баджаура, Тираха, Западного Вазиристана были покрыты сосновыми, дубовыми, кедровыми лесами, рощами оливковых и других ценных деревьев. Климат этого района — континентальный, жаркий и сухой, с дождями, выпадающими всего два раза в год во время муссонов, обусловил значительную зависимость местного начеления от искусственного орошения. Земледельческие зоны располагались в долинах рек. Наиболее важными из них были хоршо орошённые долины Свата и Баджаура, Пешаварская долина и лежащие южнее долины рек курам и Точи. Земледелие в округе Дераисмаилхан находится в полной зависимости от потоков, стекающих с вазирских холмов. Отличаются плодородием и хорошо орошенные долины Зхоба и Кундара.

Основными пуштунскими племенами, населявшими в середине XIX в. эту территорию, были племена: юсуф-заи, гадун, таркалани, утман-хель, мухаммадзаи, халил, даудзаи, гигиани, моманд, африди, оракзаи, муллагири, хаттак, тури, займукх или займухт, чам-кани (цамкани), биттани, вазири, даур, шира- ни,ка-кар, тарин, ачакзаи, гандапур, лохани, марват и баннучи.

Одним из самых многочисленных пуштунских племен были юсуфзаи. По подсчетам В. А. Ромодина, территория, населяемая юсуфзаями, равнялась 25 тыс. кв. км, а их численность достигала 600 тыс. человек . Юсуфзаи населяли северную часть Пешаварской равнины и горные области к северу от нее — Бунер, Сват и Дир (до Читрала), а также горные районы между реками Сват и Инд и районы Черной горы на левобережье Инда. Юсуфзаи делились на две основные труппы: собственно юсуфзаи (основные кланы исазаи, мандизаи, илиасзаи, мализаи, акказаи и ранизаи), населявшие горные области, и манданы, которые жили главным образом в равнинных районах северо-восточной хасти Пешаварской равнины.

Гадун (или джадун) обитали в округе Хазара и на южных склонах горы Махабан. Племя насчитывало около 8 тыс. семей и делилось на две ветви: салар и мансур.

Утман-хель занимали район, граничивший на востоке со Сватом, на юге с Хашнагаром Пешаварского округа, на западе с землями момандов и на севере с Диром и Баджауром. Площадь занимаемой утман-хель территории равнялась 7 тыс. кв. км. Племя состояло из шести главных ветвей, или хелей (кланов) и насчитывало 17-18 тыс. семей4.

Мухаммадзаи обитали в районе Хашнагар Пешаварского округа , на восточном берегу р. Джундах. Племя насчитывало около 20 тыс. семей5 и делилось на кланы: шерпао, умарзаи, туранзаи, утманзаи, разар, чарсадда и пранг.

Таркалани населяли территорию, границами которой были: на севере р.Панджкора, на востоке и юге земли утманхель и момандов, на западе хребет Кунар. Таркалани распадались на несколько кланов: исмаилзаи — в долине Майдана, исазаи — в долине Бара-ула и Джандола, саларзаи — в долине Бабукара и Ча-хармунга, момунд — в долине Ватилая (Чтлая). Занимаемая таркалани территория равнялась 11 тыс. кв. км, а численность их достирала 400 тыс. В долине Руд таркалани жили вместе с юсуфзаями, момандами, сафи и утман-хель.

Сафи (около 20 тыс. семей) жили на склонах одноименной горы Сафи и в районе Соркарм, вблизи Бад-жаура.

Племена халил, даудзаи и гигиани обитали в Пешавар-ской долине. Земли халилов площадью около 200 кв. км были расположены к северу от Пешавара. На запад от них находился Хайбер, на юге р.Кабул, а на востоке земли племени даудзаи. Племя халил делилось на кланы: маттезаи, барозаи, исхакзаи, талиарзаи. Племя даудзаи населяло левый берег р.Кабул и состояло из кланов: мамур, юсаф, мандки. Племя гигиани населяло район Доаба.

Племя моманд (или мохманд) состояло из шести основных кланов: халимзаи, таракзаи, мусазаи, дава-заи, баизаи и хвазаи. В нем насчитывалось около 60 тыс. семей . Оно занимало область, лежащую к северо-западу от Пешавара между реками Кабул и Сват.

Племя африди населяло Хайберский проход, долины рек Бара и Базар и их притоков (северо-восточную часть Тираха), район Кохата и равнину Каджури, находившуюся между восточными отрогами водораздела долин Базар и Бара. Африди делились на кланы (хели) : куки (населяли Али Масджид и Джамруд и долины Лашора и Раджгул), сепахи (долина Бара и равнины Каджури), закка (Хайбер, участок от Кала Хештаи до Ланди Котала и долины Базар, Бара и Майдан) , адам (район Кохата) и ака (долина Варана). Численность африди достигала 120 тыс.

Муллагири и шильмани, относительно небольшие племена, занимали территории, расположенные между землями момандов на севере и западе, африди — на юге, Пешаваром — на востоке. Племя муллагири состояло из кланов ахмад-хель, даулат-хель и исмайл-хель и насчитывало 6 тыс. человек. На территории муллагири находился проход Сасобай и так называемый Малый Хайбер. Племя шильмани насчитывало около 3 тыс. человек.

Племя оракзаи жило в долине Ханки, в южной части Тираха и в долине Харман в западном Тирахе. Северо-восточнее его обитали африди, на востоке — бангаш, на юге и западе — займукх и чамкани. Отдельные поселения оракзаев имелись также в округе Кохат. Племя оракзаи делилось на четыре ветви: даулатзаи, исмаилзаи, лашкарзаи и мухаммад-хель.

Хаттатш (около 80 тыс.) и бангаш (около 6 тыс.) жили в округе Кохат. Поселения бангаш имелись также в нижней части долины р.Куррам. Хаттаки делились на две территориальные ветви: акора (акар- хель) и тери; первая обитала в Пешаварском округе, а вторая в Кохате.

Племя тури населяло верхнюю часть долины р. Кур-рам. Оно насчитывало до 10 тыс. человек и делилось на две ветви (саргалла и гараи) и пять кланов: хамза-хель, масту-хель, дапарзаи, гунди-хель и ализаи (али-хель).

Займукхи обитали в стране, расположенной между долинами рек Ханки и Куррам. Площадь ее равнялась 1 тыс. кв. км. Они также делились на несколько хе-лей.

Чамкани (10 тыс. семей) обитали на южных склонах хребта Сафед-Кух. На севере и востоке племя граничило с африди и оракзаи, а на юге и западе — с тури.

Племя вазиров было одним из наиболее сильных племен восточных пуштунов. Площадь Вазиристана достирает 20 тыс. кв. км и тянется от долиныр. Куррам на севере до р. Гумал на юге. На западе Вази-ристан граничит с Хостом, на востоке — с Кохатом и Банну. Вазиры разделялись на три главных ветви: дервиш-хель , махсуд и гурбуз. Эти ветви, в свою очередь, делились на несколько хелей. По данным, приведенным в книге Фаиза Му- хаммада Катиба "Си-радж ат-таврих" , племя вазиров насчитывало в конце XIX в. 70 тыс . семей 9.

Племя даур (или даури) , насчитывавшее около 20 тыс. семей, населяло долину р.Точи. Даур делилось на две группы кланов - маули и ибрахим.

Биттани обитали между округами Дераисмаилхан, Банну и Вазиристаном; территория их имела 40 км в ширину и 60 км в длину и простиралась от Спингара на западе до подножия гор у Бейнского прохода на востоке и от Табаргара на севере до Гирнисара на юге. Племя состояло из хелей дхана, татта и ураспун, каждый из которых, в свою очередь, делился на несколько более мелких подразделений.

Шираки населяли область, простиравшуюся вдоль западной границы округа Дераисмаилхан. На севере она граничит с Вазиристаном, на юге и западе — с племенем какар. Цепь Сулеймановых гор, идущих с севера на юг, делила ее на две части — Ларга ("низменность") и Барга ("плоскогорье"). Ширани распадались на несколько кланов: уба-хель, занимавших Ларгу, сиан-хель и чугар-хель в Барге.

Племя какар было после юсуфзаев и вазиров самым сильным и многочисленным среди восточных пуштунов. Оно занимало обширную область, которую иногда называют Какаристан, тянущуюся более чем на 260 км с запада на восток и на 120 км с севера на юг; ее общая площадь составляет около 25 тыс. кв. км. На севере их территория граничила с Гумалом, на востоке и юге с землями ширани, уш-тарани, змари, му- са-хель, луни, тарини, а на западе с землями племени ачакзаи. Какар делилось на кланы: баби, сардар-хель, мандио-хель, сарагзаи, награ, дави, байанзаи, ходжазаи, кибзаи, хамазаи и др. Племя тарин, делившееся на две ветви — тор-тарин и спин-тарин, населяло Пишин.

Ачакзаи (из группы племен дуррани) населяли склоны горы Ходжа Амран и плоскогорье Тоба, а также Пишин.

Племена гандапур около 7 тыс. человек), уштарани или устарани (около б тыс.) , хасор, бабар, или бабур жили в округе Дераисмаилхан; баннучи (свыше 20 тыс.) и марваты (около 40 тыс.) — в округе Банну.

На территории, населенной восточными пуштунами, в середине XIX в. , да и позднее не было ни одного населенного пункта городского типа, в которых пуштуны численно преобладали бы. Что же касается таких селений, как, например, Шахар или Миан-кала в Баджауре, Лалпур Пандиали, Мични и Дунг в стране момандов или Вана, Макин и Спин в Вазиристане, то, как правило, это были просто крупные, обычно хорошо укрепленные деревни, служившие резиденцией ханам сильнейших пуштунских племен или кланов. Лишь немногие из них (например, Канигурам) стали к середине XIX в. центрами ремесленного производства. Важно отметить, однако, что значительную часть населения этих ремесленных центров часто составляли не пуштуны, а представители других народов, которые преобладали также среди жителей немногих городов на правобережье Инда (например, Пешавара или Дераисмаилхана).

Основные занятия восточных пуштунов

Основными занятиями восточных пуштунов являлись скотоводство и земледелие. При этом скотоводство преобладало, что объяснялось горным характером территории, населенной пуштунами , недостатком земли, годной для обработки, и засушливым климатом. Природные условия препятствовали земледельческим работам и способствовали тому, что большинство пуштунских хелей сочетали занятие земледелием с отгонным скотоводством, которому отчасти благоприятствовало и наличие хороших высокогорных пастбищ. Земледелие как основной вид занятий преобладало лишь у пуштунов, населявших долины по правобережью Инда (территория так называемых административных округов) , так как здесь имелось достаточно родных для обработки земель, особенно по берегам рек. Земледелие являлось главным занятием также подавляющего большинства вазирских хелей10.

Вместе с тем, по данным, извлеченным муллой Алимуллой Пешавари из дафтара (налогового реестра) Пешаварского округа, даже в этом, одном из самых плодородных округов обрабатывалось всего 59% облагавшихся налогом земель11.

Пуштуны выращивали пшеницу, ячмень, горох, кукурузу, просо, чечевицу, маш, баджру, кунзалах (масличное растение) , шафтал, или шаршаму (разновидность клевера), табак, овощи, фрукты, а в таких более теплых районах, как Куррам, Точи, Сват, Дир, Зхоб, Бара, Хазара, Пешавар, также рис, сахарный тростник и хлопок. В горных районах преобладали пшеница и ячмень; на равнинах наряду с ними были распространены горох (преимущественно в Ванну), кукуруза (в Хазаре и Пешаваре), баджра (в Дераисмаилхане и Кохате).

Земледелие велось на поливных и богарных землях. Почвы горных районов были малоплодородны и к тому же располагались на крутых склонах гор; лишь в долинах рек Сват, Панджкор, Куррам, Бара, Базар, Точи и Зхоб почвы были относительно плодородными и давали хороший урожай.

Пуштуны являлись весьма искусными и трудолюбивыми земледельцами и стремились обработать каждый клочок земли, пригодный для выращивания злаков. Кроме того, пуштуны (как равнинные, так и горные) были большими мастерами искусственного орошения, используя для этого воды природных и искусственных водоемов. Каналы обычно прорывались от рек или родника до орошаемого поля. Часто их приходилось вести по крутым склонам гор на высоких карнизах на протяжении нескольких километров. Однако, несмотря на трудоемкую и сложную систему орошения, состоявшую из каналов, кяризов и колодцев, урожай в значительной степени зависел от выпадавших осадков. Даже в равнинных административных округах 72% обрабатываемых земель зависело от выпадавших дождей 12.

Пуштуны сеяли озимые и яровые культуры. Почва вспахивалась, как и во всех других частях Центральной Азии, деревянным плугом — омачом , в большинстве случаев (особенно там, где земля поддавалась легкой обработке) без железного наконечника . Посев осуществлялся вручную. Жали также вручную, серпом. Молотьба производилась при помощи волов. Мололи зерно на водяных и ручных мельницах.

Садоводство было развито главным образом в долинах Пешавара , Свата, Кухистана, а также в Дире. Выращивали сливы, персики, абрикосы, виноград, айву, груши, гранаты, инжир и шелковицу 13

Пуштуны горных районов выращивали кроме того картофель, особенно в Вазиристане, Тирахе и на землях горных момандов, который потом вывозился в долины.

Важную роль в хозяйственной жизни всех пуштунских племен играло животноводство. В равнинных районах разводили главным образом крупный рогатый скот — быков, волов, коров, буйволов, а из верховых и вьючных животных — верблюдов, лошадей, мулов и ослов. Горные племена занимались разведением мелкого рогатого скота — овец и коз. Только в Свате, Сватском Ку- хистане, Дире и Баджауре разводились преимущественно коровы (волы) и буйволы, а из вьючных животных — мулы. Волы и буйволы использовались для целей транспорта 14.

Как свидетельствуют источники, среди восточных пуштунов не было ни одного племени, которое занималось бы только скотоводством. Даже кочевники (кучи), обитавшие на северных склонах гор Холта, тянувшихся вдоль левого берега р.Зхоб, перед тем как отправиться на летовку в Афганистан засевали поля; вернувшись осенью, они сперва собирали жатву, а потом уже отправлялись на зимовку в долину р.Инд 15.

По роду занятий и их роли в хозяйственной жизни полуземледельцами-полускотоводами были также жители Верхнего Свата, африди Хайбера, некоторые хели таких крупных племен, как какар, моманд, оракзаи, тури и вазиры 16.

Важную роль в жизни восточных пуштунов играли ремесленное производство и домашние промыслы. Наибольшее распространение имели: вышивка тканей, изготовление шапок, туфель и вееров в районах Пешавара, Кохата и Дераисмаилхана; отделка и окраска тканей, производство ковров в Хазаре и Кохате; производство глиняной посуды в районах Пешавара и Банну; производство столярных изделий в долине Пешавара.

У горных пуштунов было распространено изготовление огнестрельного и холодного оружия, пороха и патронов. Эти ремесла были широко распространены в Вазиристане, в Баджауре и Дире, у оракзаев и африди, у которых было развито также производство красителей. В Дире, Баджауре и Вазиристане занимались выплавкой железа и мыловарением. Вьработка шелковых тканей имела место в Курраме и Дире, шерстяных шарфов и одеял — в Верхнем Свате, матрацев и мешков — в Вазиристане17. На основе исследований В.А.Ромодина можно сделать вывод, что у юсуфзаев еще в первой половине XIX в. завершилось

отделение ремесла от сельского хозяйства и кое-где даже возникла известная специализация кустарного производства ; аналогичные процессы наблюдались у оракзаев19. К сожалению, в нашем распоряжении нет материалов, позволяющих выявить в деталях ход этого процесса у других пуштунских племен. Вместе с тем даже имеющиеся источники свидетельствуют, что к середине XIX в. многие виды ремесленного производства находились уже в руках пуштунов — полноправных членов племени, а не только чужаков (хамсая) - выходцев из Индии. Так, мыловарение в Дире и производство грубых тканей и плетение циновок и веревок в землях африди, вазиров и момандов было занятием самих пуштунов. Известно, что даже часовщики у какаров были из числа членов этого племени. У хаттаков были свои плотники, кузнецы и сапожники; эти ремесленники однажды даже подняли восстание против своего хана, обложившего их тяжелым налогом. В Дире ремесленные мастерские — ювелирные и красильные — принадлежали тамошним пуштунам 20.

Важную роль в экономике восточных пуштунов играла торговля, прежде всего транзитная, которой способствовало удобное географическое положение их земель. У некоторых племен, известных под собирательным именем "повинда", транзитная торговля являлась даже одним из главных занятий 21.

Пуштуны тех районов, через которые пролегали караванные пути, обычно привозили свои товары на продажу в перевалочные пункты или небольшие торговые центры, возникшие на этих путях.

Купцы из Индии, Афганистана, Средней Азии и Ирана, а также повинда привозили как горным, так и долинным восточным пуштунам имевшие у них большой спрос чай, соль, нитки, иглы, сахар, табак, женские украшения и другие товары.

Сильнее других были втянуты в торговлю равнинные племена, а среди горных — те, чьи земли лежали на караванных путях или в пограничных областях. В удаленных горных районах торговля была развита слабо; крупные торговые центры здесь отсутствовали . Так, самым значительным торговым центром на территории племени моманд было селение — резиденция хана Лалпура, - в котором имелось 120 лавок, а в Зиарате, крупнейшем селении илиасзаев (клан племени юсуфзаи), имелось всего 50 лавок.

Как свидетельствуют источники, рынки Пешавара и Дераисма- илхана, расположенных на равнинах, в середине XIX в. были уже центрами не только транзитной торговли: сюда привозили товары из Афганистана, Индии, Ирана, Центральной Азии (например, из Кашгара ввозили кашгарскую верхнюю одежду, а в обмен вывозили зерно ). Они превратились к этому времени в центры местного рынка как для равнинных, так и для горных пуштунов. Например, на рынок Пешавара пшеница и соль поступали из Кохата; рис, пшеница, гхи (масло) , шали

—  из Свата; растительное масло — от равнинных юсуфзаев; гхи, железо, зерно, кожа — из Баджаура и Дира; топливо и строительный лес

—   от африди. В этом городе каждое восточно-пуштунское племя имело свой караван-сарай. Рынок Банну являлся центром местной торговли для баннучи, вазиров, марватов, точивалов (т.е. жителей Точи), хаттаков и других равнинных и горных племен. Сюда для продажи и обмена они пригоняли лошадей, баранов, коз, крупный рогатый скот, привозили овощи и топливо. На рынках Дераисмаил-хана можно было увидеть представителей почти всех восточно-пуштунских племен этого края и соседних с ним горных областей 23.

Из горных районов на рынки Хаштнагара, где проживали му- хаммадзаи, привозили кустарные изделия: шерстяные шарфы, циновки, веревки, фитильные ружья, мечи, ножи, топливо (древесный уголь и дрова) , необработанные кожи, шерсть, шкуры, железо, строевой лес, топленое масло, мед, табак, шелк.

Горные племена пригоняли в долины на обмен и продажу коров, буйволов, верблюдов, баранов и коз, доставляли продукты животноводства . Взамен они приобретали там ткани, хлопок, соль, сахар, чай, нитки, иглы, индиго, медную и бронзовую посуду, зерно24

Как свидетельствуют источники, особенно оживленный обмен и торговлю со своими равнинными соплеменниками и другими племенами вели юсуфзаи Свата, Дира, Бунера, племена Баджаура, а также кака-ры. Вместе с тем известно, что утман-хель, африди, вазиры и оракзаи привозили на обмен и продажу только излишки, с тем чтобы приобрести необходимые вещи25. Известно также, что моманды, шира-ни, кроме топлива, строевого леса, циновок и веревок, больше ничего на рынки не привозили. Следует отметить, что восточно-пуштунские племена, обитавшие вблизи границы Афганистана и Белуджистана, доставляли свои товары на рынки Лам-гана, Джалалабада, Газни, Кабула, Кандагара и Ка-лата.

Таким образом, имеющиеся в источниках данные показывают, что занятие торговлей, как и ремеслом, было в районах расселения восточных пуштунов делом не только непуштунского населения; какары, например, занимались земледелием и скотоводством в соединении с торговлей. То же можно сказать и о вазирах и хаттаках Мулла Алим-Уллах во время своего посещения Бунера, Свата, Дира и Баджаура встретил здесь хаттакских торговцев, доставивших соль, ткани, хлопок. Уезжая, они увозили с собой ерно, гхи, медь, рис и другую продукцию местного производства О своих встречах с хаттаками, торгующими солью в Верхнем Свате и Кухистане, писал и X.Г.Раверти. Торговлей у вазиров занимались главным образом махсуд-вазиры, которые вели торговлю между Вази-ристаном и Банну и Дераисма- илханом. Они привозили сюда железо, лес и вывозили зерно, ткани и другие необходимые им товары. Мелкой меновой торговлей солью, лесом и топливом с соседними племенами, а также с Пешаваром и Кохатом занимались все кланы африди, за исключением закка-хель32. К концу XIX в. из среды восточных пуштунов выделилась группа торговцев, сосредоточивших в своих руках всю контрабандную торговлю оружием.

Лишь у некоторых восточно-пуштунских племен в середине — второй половине XIX в. торговля была занятием преимущественно непуштунского населения (хиндки, ормури и таджиков). По материалам источников, к числу таких племен относились равнинные пуштуны (за исключением хаттаков), а из горных — юсуфзаи, моманды, дауры, племена Куррама и частично оракзаи. Но даже у этих племен были свои торговцы и купцы 33.

Английские колонизаторы, овладев после завоевания Панджаба в 1849г. правобережьем Инда и в последующие годы развернув агрессию против горных восточных пуштунов, нарушили складывавшиеся до их прихода торговые и экономические отношения как между равнинными племенами, так и между ними и горными пуштунами. Колонизаторы всемерно подрывали связи между равнинными и горными племенами, подчинив их развитие целям своей завоевательной политики.

Вместе с тем было бы неверным преувеличивать степень развития у восточных пуштунов в середине — второй половине XIX в. торгово-денежных отношений и существовавших между различными группами племен экономических связей.

И в горных районах и даже на равнинах господствовало натуральное хозяйство. Преобладал продуктообмен, торговля носила преимущественно меновой характер: товары менялись на товары. Правда, на территории Дира и Баджаура торговля в значительной мере осуществлялась на деньги34. Здесь были в обиходе свои меры весов (сир) 35, имела хождение гератская рупия старой чеканки, а после завоевания правобережья Инда Англией — англо-индийская рупия.

У некоторых племен была своя мера веса, которая равнялась 3/4 дирского сира. В горных районах имели хождение кабульская и англо-индийская рупия, а также иранский кран, но они в основном играли роль счетного эквивалента. Хозяйство горных пуштунов даже в конце XIX в. оставалось преимущественно натуральным, а торговля была меновая 36.

Вместе с тем к концу XIX - началу XX в. в уровнях развития восточных пуштунов, живших на равнине (в административных округах) и в горах, начали появляться существенные различия. Товарно-денежные отношения у восточных пуштунских племен административных округов развивались гораздо быстрее и достигли к началу XX в, более высокой ступени зрелости. Этому содействовала вся направленность социально-экономической политики колонизаторов (о которой будет сказано ниже).

Хозяйство у горных племен носило замкнутый, натуральный характер, а торговля — преимущественно меновой. Торговля с внешним миром была развита слабо. Среди горных пуштунов большое распространение получило отходничество. Ежегодно сотни и тысячи мужчин — утман-хель, момандов, юсуфзаев, африди, биттани, ширани, вазиров - уходили на заработки в административные округа на правобережье Инда и в далекую Британскую Индию. Это отходничество объяснялось главным образом чрезвычайной бедностью племен, отсутствием достаточного количества земли. Отчасти оно было связано также с начавшимся классовым и социальным расслоением среди племен.

В административных округах и в Британской Индии отходники нанимались пастухами, батраками и чернорабочими к местным феодалам и богатым крестьянам, а некоторые арендовали земли у пуштунских и индийских помещиков. Отходники-моманды постепенно оседали на землях помещиков Хаштнагара и Мардана в Пешаварском округе как постоянные арендаторы. В результате в настоящее время в этих районах проживает больше момандов, чем в собственно Момандском агентстве.

Примечания к тексту см. здесь.
Список основных пуштунских племён и кланов.
Словарь пуштунских терминов.



Реклама