Аксум


Аксумское царство возникло примерно в конце II в. н. э.; первое упоминание аксумитов относится к середине этого века, но оно могло быть заимствовано из сочинения начала II в. н. э. Ко второй половине I в. н. э. относится первое упоминание Адулиса, которое также могло быть заимствовано из более раннего источника.

Адулис и плоскогорье Тигре

Есть основания думать, что возникновение Адулиса связано с эллино-египетской колонизацией берегов Северо-Восточной Африки при первых Птолемеях. В VI в. Козьма Индикоштов «ашел в городе греческую надпись 1, составленную якобы от имени Птолемея IV Филопатора (222—205 гг. до н. э.). Эта надпись является фальсификацией, примерно современной царю, которому она приписана. В несохранившейся концовке надписи, «видимо, содержалась ссылка на основание Адулиса или отношение Птолемея IV к этому городу» 2.

Плиний утверждает, что Адулис был основан египетскими рабами. Термин «раб» не следует понимать в духе концепции акад. В. В. Струве. Приводимая Плинием традиция основана на этимологизации имени Άδουλις от греческого δουλος («раб»).

По сравнению со старыми центрами предаксумской эпохи Адулис и Колоэ были молодыми городами, расцвет которых происходил в основном в Аксумский период. По отношению к старым центрам современной Эритреи Колоэ, расположенный на плато Кохайто, занимал западное положение. Аксум также находился к западу от большинства старых центров; более того, город рос в направлении с запада на восток. Можно сказать, что в аксумский период по сравнению с более ранним временем происходит перемещение политических и экономических центров Северной Эфиопии с востока на запад и юго-запад. Этот процесс был связан с экспансией семитоязычных племен Северной Эфиопии в глубь африканского материка.

Чем была вызвана эта экспансия? Известную роль, по-видимому, сыграло постепенное высыхание прибрежных равнин, делавшее их все менее пригодными для земледелия и лишавшее их население средств пропитания. В археологическом отношении эти области почти не исследованы (раскопаны только руины Адулиса); остается неизвестным, насколько густо они были населены в предаксумскую и аксумскую эпохи. Греческие авторы говорят лишь о скотоводческих племенах и группах охотников-собирателей. Поэтому переселение с равнин на запад не могло быть значительным. Главное перемещение населения происходило в пределах самого Эфиопского нагорья, из густонаселенных, восточных областей в слабонаселенные, западные. И здесь Аксум оказался в сравнительно выгодном положении.

В аксумских надписях ни разу не говорится о покорении племен Эфиопского нагорья к западу от Аксума; по-видимому, эта территория, вплоть до страны Барйа в междуречье Такказе Гаш, вошла в состав Аксумского царства еще на заре его существования.

Можно предположить, что западная часть Нагорья была колонизирована в основном аксумитами. Освоение новых земель и связанный с ними рост народонаселения привели к усилению роли Аксума в конце предаксумской эпохи; аксумиты стали самым многочисленным народом Северной Эфиопии. Существовали ли у них такие формы социальной и политической организации, которые не давали бы разбиться переселенцам на соперничающие, раздробленные территориальные группы? На этот вопрос можно ответить положительно. Еще за много столетий до образования Аксумского царства его население имело собственную государственность. Однако консервация племенной организации обеспечивала единство колонистов с аксумским народом и государством. Сохранение городских центров позволяет думать, что распад древнейшего крупного эфиопского государства (существовавшего в V—IV вв. до н. э.) не привел к гибели государственности как таковой; она осталась в форме небольших «царств», ограниченных территорией племени или племенного союза с общим городским центром. Должно было сохраниться и небольшое (первоначальное) Аксумское «царство», которое нельзя приравнивать к будущей Аксумской державе, Аксумскому царству эпохи расцвета.

Во II в. начинается экспансия аксумитов в обратном направлении: не на запад, а на восток, не в слабо населенные, «новые» земли, а в старые области предаксумской Эфиопии, откуда некогда пришли в Аксум предки самих аксумитов.

Итак, в возвышении Аксума важную роль сыграло его географическое положение, делавшее его главным центром растущей североэфиопской периферии. Однако удаленность Аксума от приморских областей затрудняла развитие торговли.

Поэтому причину возвышения Аксума нельзя искать, как это делают многие авторы, начиная с М. Хвостова, в росте красноморской торговли. Прежде всего, расцвет торговли в районе Баб-эль-Мандебского пролива начинается в III в. до н. э.— за 400 лет до возвышения Аксума! Далее, Аксум находился на торговых путях, ведущих от морского побережья в глубь материка. Но он не был ни морским, ни речным портом; помимо него в Северной Эфиопии было немало других городов, находившихся на важных торговых путях и даже на перекрестке двух или нескольких путей. Многие из них, не говоря уже о морских портах, имели более важное торговое значение, чем Аксум, даже после того, как аксумиты захватили основные торговые пути Эфиопии. Наоборот, именно создание Аксумского царства способствовало возвышению некоторых торговых городов, например Адулиса, за счет остальных.

Торговля, в том числе красноморская, сыграла важную (но далеко не первостепенную) роль в развитии древнего эфиопского общества. Однако оживленный торговлей нельзя объяснить возвышение Аксума среди других североэфиопских общин. О постепенном выделении Аксума из числа другш поселений в результате развития караванной торговли и различных ремесел также не может быть и речи. Возвышение Аксума среди других городских центров Эфиопии произошло быстро и внезапно, подобно возвышению Рима и Италии.

Известную роль, вероятно, сыграли и чисто политические причины, которые остаются неизвестными из-за слабой изученности истории Эфиопии в предаксумский период.

Возникнув к концу II в., Аксумское царство имело своими соседями большие государства: Мероэ в Нубии, Сабу в Южной Аравии, которые находились в глубоком упадке, завершившемся вскоре их гибелью. Римская империя также переживала кризис. Втянутая в многовековую борьбу с другой мировой державой — Персидской, она нуждалась в помощи Аксума для борьбы с персами, для защиты своих судов от нападений пиратов и границы Египта — от набегов кочевников-блеммиев.

Барбарийское пиратство и набеги Блеммиев

Пиратство у берегов Эфиопии и Сомали зародилось около 100 г. до н. э.

До установления прямого пути из Египта в Индию и Восточную Африку у берегов Эфиопии и Сомали вряд ли развивалось пиратство. Иноземные корабли прибывали сюда специально для торговли; привозимые ими товары могли быть приобретены путем обмена, а местные жители сами участвовали в посреднической торговле с Индией, Цейлоном, Индонезией.

Иное положение сложилось с конца II — начала I в. до н. э. Теперь лишь небольшая часть проходящих судов прибывала для торговли в порты Эфиопии и Сомали. Большинство их просто делало здесь остановки, приберегая лучшие товары для конечной цели путешествия.

Тогда-то, со II—I вв. до н. э., на Красном море и в Аденском заливе начинает развиваться пиратство. Об усмирении красноморских пиратов птолемеевским флотом сообщают Агафархид 3 и Страбон (очевидно, также по Агафархиду) 4. В 78 г. до н. э. один кормчий из Фиваиды, по имени Каллимах, впервые получил титул «защитник Индийского и Эритрейского морей» (της Іνδιχης και Еρυφρας θαλασσης) 5. Речь, вероятно, шла о защите египетских судов от пиратов, потому что со стороны Красного моря Египту никто не угрожал. После завоевания Египта римлянами защита мореплавателей от красноморских и океанских пиратов переходит в руки римских властей. Октавиан Август снаряжал экспедиции против пиратов, но его преемники отказались от систематической борьбы с ними. Поэтому римским капитанам приходилось брать на суда стрелков, чтобы защищаться от разбойников Красного моря и Аденского залива 6. О причинах такой пассивной политики Рима в отношении своих подданных будет сказано ниже. Пока для нас важно отметить, что во II—I вв. до н. э. мореходы из Египта и Средиземноморья боялись пиратов, действовавших у берегов Эфиопии и Сомали. Сохранилось еще одно сообщение об эфиопских пиратах; это приводимый Диодором рассказ о судьбе купца Ямбула, захваченного ими в плен 7.

Такой случай произошел и с неким Меропием Тирским, о котором рассказывает Руфин Турранский 8. Происшествие относится к 20-м годам IV в., а гавань, куда зашел корабль Меропия, лежала где-то в современной Эритрее, вероятно, к югу от Адулиса, на побережье пустыни Данакиль или у архипелага Дахлак.

О том, что местные племена часто нападали на проходившие мимо суда, говорит Псевдо-Арриан. По его словам, к о-ву Орейна (Дахлак эль-Кебир), лежащему напротив Адулиса, «теперь пристают приплывающие туда [в Адулис] корабли вследствие нападений с материка. Прежде приставали в самой внутренней части залива [Зулы], на так называемом острове Диодора, у самого материка, где имелась пешеходная переправа, по которой жившие там варвары делали набеги на этот остров» 9. Как и в случае с Меропием, эфиопы здесь нападали на корабли не в открытом море, а тогда, когда они приставали к берегу.

Характерно, что титул «защитник Индийского и Эритрейского морей» неизвестен в римский и византийский периоды. Очевидно, не было необходимости в такой должности в новой политической обстановке, когда в южной части Красного моря появилась сильная держава — Аксумское царство. Охрану порядка в этих водах она брала на себя. Что касается древних жителей Сомали, то они в гораздо меньшей степени, часто лишь номинально признавали гегемонию Аксума и следовали приказам аксумского царя. Гораздо сильнее власть Аксума чувствовалась вблизи Адулиса. Руфин прямо говорит, что «варвары»-барбарийцы грабили римские суда лишь тогда, «когда соседние племена сообщали им о расторжении союза с римлянами». В качестве союзника римлян могло выступать лишь Аксумское царство. Следовательно, пока союз оставался в силе, царь запрещал приморским племенам заниматься пиратством. Аксумский царь — автор Адулисской надписи сообщает: «Я подчинил народ солатэ и приказал им охранять морские берега. Послав военный флот, я покорил царей, живущих по ту сторону моря, аррабитов и кинайдоколпитов, повелев им платить дань и мирно вести дела на суше и на море» 10.

Приказ «охранять морские берега» мог означать лишь поручение вести борьбу с пиратством, а приказ «мирно вести дела на суше и на море» — запрещение набегов и морского грабежа. Из текста надписи явствует, что пиратством занимались и жители Южной Аравии. Об этом говорит и Псевдо-Арриан.

Аравийские цари в борьбе с пиратами пользовались поддержкой римских купцов. Псевдо-Арриан говорит о постоянных посольствах и подарках со стороны римлян аравийским царям 11. В другом месте перечисляются товары, привозимые специально для этих царей 12. Можно заключить, что посольства и подарки могли исходить не только от римского правительства или римских наместников вроде Оделата Пальмирского, но и от провинциальных и местных властей, даже от городских магистратов, занимавшихся нередко торговлей, и отдельных именитых купцов. Почти невероятно, чтобы до начала IV в. в Аксум могло быть направлено посольство центрального римского правительства. Зато провинциальные и местные власти, действительно, могли посылать сюда свои миссии с подарками царю. В частности, это мог делать префект Береники Египетской. Дипломатические сношения с Аксумом были им еще более необходимы, поскольку эти власти соблюдали интересы римских подданных, суда которых бороздили воды, находившиеся под контролем Аксума. Относительная мощь Аксумского царства не позволяла римским властям, провинциальным и полисным, активно бороться с пиратами в зоне аксумского влияния. Поэтому римские власти должны были признать гегемонию Аксума на юге Красного моря и целиком предоставить аксумской монархии борьбу с пиратами южных морей.

Моммзен верно заметил, что «правительства Аксомиды (Аксума) и Сапфара (хымьяритский Зафар в Аравии) уже в силу географических условий должны были уделять борьбе с пиратством еще большее внимание, чем римляне в Беренике и Левкэ-комэ; возможно, что именно это обстоятельство содействовало тому, что римляне в общем сохраняли хорошие отношения с этими хотя и более слабыми, но зато необходимыми соседями» 13.

Еще в большей степени, чем от барбарийских пиратов, римско-византийский Египет страдал от разбойничьих набегов блеммиев (беджа) — кочевых племен Нубийской пустыни.

Уже при Клавдии, преемнике Августа, блеммии совершили первый набег на римские владения в Египте; при Клавдии и Нероне они тревожат границу империи между Нилом и Красным морем.

В Беренике Египетской, Сиене (Асуане) и Додекасхойне римляне для борьбы с набегами блеммиев расставили гарнизоны; в помощь им был создан корпус мехаристов (аlа dromedarorum), действовавший в Восточной пустыне. Против блемииев предпринимались карательные экспедиции (например, при Адриане в 137 г.). До середины III в. римские войска в общем сдерживали натиск блеммиев. Но с 249 г. он усиливается; набеги блеммиев на Египет следуют один за другим, становятся все более опустошительными и дальними по расстоянию. В период с середины III до середины VII в. блеммии-беджа держат под угрозой своих нападений весь Верхний Египет, доходят на севере до о-ва Тор и Синая, где они убили несколько монахов. На юге римские (византийские) войска очистили сначала Додекасхойн, затем Беренику и Алебастровые горы с изумрудными копями.

В борьбе с блеммиями римско-византийские правители пытались опереться на племена нобатов-нуба, но те сами не всегда могли сопротивляться натиску беджа. Нужна была помощь более сильного государства, пограничного с беджа. Таким государством в период наибольшей экспансии блеммиев у границ Египта был Аксум. Этой точки зрения позднее стал придерживаться Лекье 14, а из современных авторов — Древес 15 и Черулли 16. Становится все более очевидным, что беджа нападали на Египет или тогда, когда они не подчинялись Аксуму, или тогда, когда получали от последнего разрешение на войну.

Подобное положение сложилось и в Аравии. Здесь соприкасались сферы влияния Рима, Аксума и Персии. Нападения арабов на римские владения заставляли империю искать помощи у сильного государства: Хымьяра или Аксума.

Таким образом, Римско-Византийская империя была заинтересована в существовании на берегах Красного моря сильной державы, которая бы оберегала ее границы и обеспечивала безопасность торговли.

«Союз с римлянами» означал для Аксума прежде всего союз с купечеством, с частными лицами, затем с провинциальными властями и лишь в последнюю очередь с центральным римским правительством. О подлинном союзе римского правительства с аксумским можно говорить, имея в виду лишь начало VI в.; между тем о союзе и дружбе с римлянами или римскими подданными свидетельствуют многие источники начиная с III в.

Борьба с пиратством диктовалась экономическими интересами самой аксумской монархии, получавшей несравненно большие выгоды от развития торговли, чем от участия в дележе пиратской добычи. Кроме того, под предлогом борьбы с пиратством аксумская монархия могла утверждать свою власть на берегах Красного моря и привлекать себе на помощь силы иноземных торговых держав. Если аксумские цари брали под свою защиту римских купцов и обеспечивали им безопасность передвижения в южной части Красного моря, то нет ничего невероятного, если римские купцы помогли Аксуму в его заморских походах. Достоверно известно лишь об одном предприятии такого рода (525 г.) и то лишь потому, что помощь римлян исходила от правительства. Участие Византии было официальным и поэтому получило отражение в источниках; можш только предполагать, как часто римские и другие иноземные купцы помогали царям Аксума в их борьбе с мятежниками и соседями, за объединение под своей властью многих народов и стран.

Итак, внешнеполитическая обстановка, сложившаяся у границ Эфиопии к концу II в., способствовала созданию обширного и сильного Аксумского царства.

Первые сведения об Аксуме

До II в. эпиграфические и нарративные источники не знают ни Аксума, ни аксумитов. Плиний Старший (около 60 г.) говорит об Адулисе и его торговле с римлянами, но ничего не сообщает о подчинении Адулиса какому-либо государству. Для Плиния Адулис — торговый центр троглодитов 17. В середине II в.18 Клавдий Птолемей не только знает Адулис, но и впервые упоминает аксумитов (Аξουμιται) среди народов Северо-Восточной Африки. О них говорится наравне с племенами Нубийской пустыни 19. Возможно, что эти сведения, как и сведения о других африканских народах, Птолемей почерпнул из утерянного сочинения Марина Тирского (около 100 г.). О господстве аксумитов на территории Эфиопского нагорья или Нубийской пустыни Птолемей и Марин не говорят ни слова и вряд ли придают этому народу большое значение; город Мероэ и Мероитское царство известны им гораздо лучше.

Виссман, анализируя сообщение Клавдия Птолемея об Аравии 20, предположил, что кинайдоколпиты (в современной хиджазской и асирской Тихаме) подчинились «царю хабашат» (абиссинцев), возможно, еще во времена Марина Тирского, т. е. около 100 г. 21. Однако текст Птолемея не дает основания заключать это. Во всяком случае, аксумиты вряд ли уже тогда могли распространить свою экспансию на Аравийский полуостров. Первые известия о возвышении Аксума и выходе его на широкую политическую арену относятся к концу II— III вв. В это время военная и политическая мощь Аксумского царства настолько возросла, что аксумиты вторгаются в Аравию.

Три первые греческие надписи Аксумских царей

О быстром и грандиозном возвышении Аксума говорит Адулисская надпись, скопированная в VI в. Козьмой Индикопловом и позднее утерянная. Ее датировка до сих пор точно не установлена, и ее автор неизвестен. Дильман 22 считал автором надписи царя Зоскалеса. Друэн 23 склонен был считать ее автором легендарного царя Элла-Авда, известного только средневековым спискам аксумских царей. Глязер сначала (в 1890 г.) утверждал, что надпись оставил не аксумский, а хымьяритский царь, но под влиянием критики ся от этого предположения и признал автором ской надписи аксумского царя, правившего после скалеса 24. Один из аргументов Глязера до сих пор заслуживает внимания: владения автора надписи обширнее, чем у Зоскалеса. В настоящее время Пиренн25 и Древес 26 приписывают Адулисскую надпись Сембритэсу и датируют ее началом IV в. Виссман 27 относит надпись к промежутку времени между сведениями Птолемея и Псевдо-Арриана (конец II — начало III в.). Новая хронология сабейских надписей, предложенная Лундиным, изменила прежние представления о хронологии раннего Аксума. Поэтому датировка надписей Адулисской и Сембритзса остается открытой. Несомненно только одно: обе надписи, составленные по-гречески, посвященные богам, появились до середины IV в., когда Аксум начал христианизироваться, а греческий язык был заменен эфиопским 28. Эти памятники раннего Аксума следует разобрать особо, обратившись к их содержанию.

Аксумский царь, автор Адулисской надписи, сообщает: «...Повелев ближайшим к моему царству народам сохранять мир, я храбро повел войну и покорил в битвах следующие народы»: газэ (геэзы), агаме, сигвен, ауа, зингабене и ангабе — на территории Тигре; тиама (сейамо или сыйамо), атагау, калаа (кайла?) и самэне — к югу и юго-западу от Тигре. Страна самэне характеризуется как неприступные горы с туманами, холодом и снегом, лежащие по ту сторону «Нила» 29 (Такказе-Атбары), что подходит к современной области Семьен, и только к ней одной. Таким образом, даже эти племена Северной Эфиопии не отождествляются с Аксумским царством; более того, между первоначальным «царством» автора надписи и областями геэзов, ауа и агаме лежат «ближайшие народы», сохранявшие «мир» или нейтралитет. Все это подходит или к началу возвышения Аксума, или к его возрождению после глубокого упадка, распада Аксумской державы. Естественнее предположить первое, тем более что в надписи нет и намека на былое могущество Аксума; наоборот, автор ее утверждает, что ни один царь до него не совершал подобных завоеваний. Впрочем, это утверждение может относиться только к походам за пределы Северной Эфиопии.

Для покорения перечисленных выше племен аксум-ский царь должен был совершить по меньшей мере три похода: на северо-восток, на юг и на юго-запад. Следующий поход был направлен на северо-восточную окраину Нагорья; здесь были покорены народы ласине, габала (габала в пустыне Данакиль, или гамбела в Эндерта, или, можег быть, габаза-адулиты?) и заа (сахо?). Теперь Адулис — главный порт Северной Эфиопии был окружен владениями Аксума; в знак своей власти царь воздвиг Адулисский монумент.

Вслед за этими народами были покорены аталмо, которых автор схолий к «Христианской топографии» называет блеммиями; очевидно, это был кочевой народ, живший к северу от Адулиса. Собственно надпись говорит о покорении «аталмо (Άταλμο), бега (Вεγα) и всех народов, которые [обитали] рядом с ними». «Покорив из тангаитов (Тαγγαιτων) тех, которые живут до границ Египта, я снова сделал проезжей дорогу от местностей моего царства до Египта». Бега, или блеммии, были в то время главным народом Нубийской пустыни, а тангаиты, очевидно, одним из северных племен. Надпись говорит о покорении «всех народов» этого района, от границ Эфиопского нагорья до римских владений в Египте и Северной Нубии. Но это еще не значит, как предполагал Тураев, что «царство Мероэ» также подчинялось Аксуму30. Если бы действительно было так, автор Адулисской надписи непременно упомянул бы о завоевании этой крупнейшей страны или хотя бы о походе в ее пределы.

Шестой поход закончился покорением племен анни-не, метине и сесеа. Второе из них — метын в надписях Эзаны. Все три племени, очевидно, обитали где-то в горах, западнее Аксума. Возможно, аксумиты вторглись в их область, возвращаясь из победоносного похода против блеммиев-бега.

Седьмой поход был направлен на юго-восток, в пустыни Африканского Рога. Здесь аксумиты покорили «народы раусов (Рαυσον), варваров [Барбарии], живущих далеко от океанского берега, на обширных безводных равнинах и торгующих ладаном». Несомненно, речь идет о народе Сомалийской пустыни. Вместе с ними были покорены солате (Σωλατε) — приморский народ, которому царь повелел «охранять морские берега», возможно, в районе Баб-эль-Мандебского пролива. Очевидно, это предел завоеваний автора Адулисской иадписи на юго-востоке; по пути должны были покориться племена Данакильской пустыни, оазиса Аусса и Харарско-Черчерской плодородной возвышенности. Этим как будто бы закончилась экспансия раннего Аксума на африканском материке. Автор надписи с гордостью говорит, что он явился первым и единственным из царей, бывших до него, кто «подчинил все соседние народы: на востоке вплоть до Ладоносной земли (Сомали) и на западе вплоть до земли эфиопов (т. е. негров) и Сасу». Последняя находилась на юго-западе Эфиопии, в долине Голубого Нила. Завоевав Семьен и соседние территории к югу от Такказе, аксумский царь оказался на подступах к Сасу. Но совершил ли он сюда поход? Трудно предположить, чтобы царь отказался от описания этого предприятия, замечательного по трудности и возможным результатам: ведь Сасу была главной страной золота в Эфиопии 31. Следовательно, выражение «до Сасу» можно понимать лишь как «до стран, находящихся почти у границ Сасу», причем это «почти» упущено из хвастовства. Предлагалось и другое объяснение. Козьма Индикоплов, интересовавшийся золотоносной страной Сасу, допустил ошибку, прочтя «любезное» ему название вместо другого, близкого по начертанию. Психологически это допустимо, хотя у Козьмы не обнаружено больше ни одной палеографической ошибки. Вместо Сасу Глязер 32 (а вслед за ним Каммерер 33 и др.) предложил читать Касу, т. е. Мероитское царство. Эта поправка остается бездоказательной, хотя совсем недавно на ней настаивал Кируан 34.

Даже если принять эту поправку, она не дает права утверждать, что Адулисская надпись свидетельствует о завоевании Касу аксумитами. Ведь среди перечня походов, совершенных автором надписи, ни словом не упомянут поход в Касу, который нельзя было обойти молчанием даже в том случае, если бы он был предпринят против небольшого и малоизвестного племени. И лишь при полной неудаче похода его описание не получило бы отражения в надписи. Следовательно, даже приняв поправку Глязера, можно говорить лишь об установлении общих границ между Аксумом и Мероэ, очевидно, в Нубийской пустыне.

Что касается Барбарии, или Ладоносной земли, то Псевдо-Арриан относит по крайней мере часть ее к владениям царя Зоскалеса. О владениях царя аксумитов в глубине Эфиопского нагорья он ничего не говорит, не будучи в этом компетентным. Часть Нубийской пустыни также принадлежала Зоскалесу, другая часть находилась под влиянием Мероэ, которое Псевдо-Арриан называет «метрополией» 35; следовательно, владения Аксума здесь при Зоскалесе не были столь обширны, как при авторе Адулисской надписи. Но это может лишний раз свидетельствовать о том, насколько непрочной была власть Аксума (да и Мероэ) па просторах Нубийской и Сомалийской пустынь.

Все покоренные племена были обложены данью или податью.

Наконец, последний поход (или серию походов?) автор Адулисской надписи совершил за морем, в Аравии. Он сообщает: «Послав флот, я покорил царей, живущих по ту сторону Эритрейского [Красного] моря, аррабитов и кинайдоколпитов... Я воевал от Левке-комэ до земли сабеев» Зб. Земля сабеев — это Сабейское царство в Южной Аравии; Левке-комэ — порт в Хиджазе, у южных границ римских владений. Таким образом, и в Азии Аксумское царство стало соседом Римской империи. Кинайдоколпиты (буквально «собакоголовые») — это население хиджазской и асирской Тихамы. Аррабитами, вероятно, названы не арабы-бедуины, а архабиты — одно из хымьяритских племен, обитавшее в районе Баб-эль-Мандебского пролива. Таким образом, вся Тихама — Красноморское побережье Южной и Средней Аравии — и оба берега пролива оказались под контролем царя аксумитов.

В итоге всех этих завоеваний создалась обширная держава, крупнейшая на Африканском континенте (после Римской империи). Аксум наряду с Римом и Ираном распространяет свое влияние на огромный Аравийский полуостров. Поэтому Тураев не очень сильно преувеличивает, когда называет владения автора надписи «третьей в тогдашнем мире [державой] наряду с Римской и Парфянской» 37.

В заключение автор Адулисской надписи сообщает, что воздвигнул ее на 27-м году своего царствования. Это был выдающийся правитель. О военных талантах говорят завоевания, совершенные под его командованием; часть походов была совершена лично им, в другие же он посылал доверенных лиц. В походах была захвачена огромная добыча, часть которой царь оставлял себе. Дань, наложенная на покоренные народы, еще больше увеличивала его богатства, власть внутри Аксума и военное могущество. Царь проявлял заботу о развитии торговли: сделал безопасным дорогу в Египет и морские пути, принес жертву «Посейдону за плавающих по морю».

Примерно к тому же времени, что и Адулисская, относятся еще две греческие надписи аксумских царей. Одна из них найдена в Абба-Пантелевоне, к северу от Аксума, другая — в Дакка-Махаре, на пути из Адулиса в Аксум; таким образом, обе указывают на красномор-ское направление. Первая надпись сильно испорчена; имя царя, ее оставившего, не сохранилось. Но посвящение «Аресу, богу аксумитов» свидетельствует о дохристианском времени. В надписи говорится о каких-то событиях в «стране по ту сторону моря» 38, т. е. в Аравии; очевидно, была выражена благодарность Аресу-Махре-му за удачный поход в эту страну.

Другая надпись, из Дакка-Махаре, принадлежит царю Сембритэсу, который называет себя «великим царем» и «царем из царей аксумитов»; он сообщает, что выбил надпись на 24-м году своего царствования 39. Долгий срок царствования и пышный титул указывают на возрастающую мощь и значение Аксума.

Имя Сембритэса неизвестно спискам царей. В них фигурирует лишь некий Элла-Шамера, или Элла-Шамара 40, которого Литтман пытался отождествить с Сембри-тэсом41. Однако Конти-Россини решительно возражал42. Древес нашел возможным отождествить Сембритэса с Шамиром Йухарышем (II или III). По мнению Древеса, это совсем не трудно: оба они якобы жили примерно в одно я то же время, имена их созвучны, причем имя Сембритэса он склонен считать южноаравийским. Древес полагает, что свергнутый с престола Шамир мог найти убежище в Эфиопии и аксумские цари, союзные ему, могли сделать его наследником своего престола 43. Недавно доказано, что в Южной Аравии царствовало по меньшей мере три Шамира Йухар'ыша44. Это еще больше усложняет попытки синхронизировать Шамира и Сембритэса.

Можно допустить, что южноарабское имя SMR YHR'S могло быть передано по-гречески как Σεμβρυθης, но в каком документе? Такое искажение имени царя возможно в нарративном источнике, но невероятно в его собственной надписи, пусть даже на греческом языке (ср. передачу имени Эзаны и Калеба, или Элла-Асбехи, в надписях на камне и монетах). Общеисторические соображения также говорят против отождествления Сембритэса с Шамиром Йухар'ышем II или III45. В Южной Аравии каждый из них царствовал лет 10—20; потом, по предположению Древеса, один из них бежал, в Эфиопию. Сколько времени он здесь находился при царском дворе на положении эмигранта или гостя, сказать невозможно. Затем он якобы наследовал аксумский престол и через 24 года царствования в Аксуме оставил надпись, где называет себя Сембритэсом. Не слишком ли много для одного человека, да еще в условиях Сабейского и Аксумского царств? Не слишком ли престарелым был Шамир Йухар'ыш ко времени кончины Азбехи, чтобы взойти на иноземный аксумский престол, куда избирали здоровых и молодых царей, и затем еще царствовать не меньше 24 лет? Все это делает отождествление Шамира Йухар'ыша с Сембритэсом мало правдоподобным.

Древес высказал также предположение, что Адулисский монумент с надписью оставлен Сембритэсом тремя годами позже его надписи в Дакка-Махаре 46. В сущности, речь идет об идентификации двух лиц, о которых известно, что они: 1) царствовали свыше 23 лет (24 и 27); 2) отмечали год своего царствования в надписях в отличие от других аксумских царей; 3) правили примерно в одну эпоху (надписи греческие и языческие); 4) считали себя весьма выдающимися правителями. Это делает идентификацию вероятной, но не доказанной. Пока не станут известны новые факты, вопрос об авторстве и датировке Адулисской надписи остается открытым.

Возможно, ответ на него придет из Южной Аравии. Аравийские походы автора Адулисской надписи должны были найти отражение в южноаравийской эпиграфике, фиксирующей все сколько-нибудь важные политические события.

Сабейские надписи конца II И III вв. об Аксуме

Впервые аксумиты появились в Аравии при царе Гедаре, о котором сообщают несколько сабейских надписей из Мариба (и геэзская надпись из Асби-Дера). В этих источниках имя Гедары дается одними согласными, причем в надписи на языке геэз он назван GDR, а в надписях на сабейском языке — GDRТ. Правда, речь, может быть, идет о двух разных лицах, но вероятнее всего, GDR и GDRТ — одно и то же лицо. Пиренн и Древес, например, считают возможным отнести надписи, упоминающие GDRТ и GDR, к одному и тому же времени — середине III в.47. Новейшее исследование Лундина и Рейкманса датирует источники, упоминающие Гедару, концом II — началом III в. В сабейских надписях GDRТ и его преемник названы «царем Хабашат»48, «нагаши» 49, «нагаши, царем аксумитов»50 и царем абиссинцев и аксумитов (mlk `hbst w`ksmn) 51. Ясно, что речь идет об аксумском царе. Имя GDR могло быть передано по-сабейски как GDRТ в том случае, если было воспринято по типу имен женского рода, который у арабов включает и собственные мужские имена (например, Антара([т], Умейя[т], Муа-:вийа[т] и др.). В средневековых «Списках царей Аксума» встречается имя Гедур, или За-Гедур За-Ба-Нух 52. Возможно, это то же самое имя, что и GDR — GDRТ надписей, и что в основе легенды о За-Гедуре — историческая личность царя GDR. Обычно это имя читают в надписях как Гадар, Гадарат; я предлагаю чтение Гедара.

Об аксумитах конца II — начала III в. мы знаем в основном по надписям их врагов — сабейских царей и князей.

Единственная надпись на языке геэз аксумского царя Гедары найдена в 1954 г. в Хавила-Ассерау (на границе Тигре и пустыни Данакиль, в районе Асби-Дера). Надпись нанесена на вотивный предмет из бронзы (скипетр в форме плуга) и выполнена архаичным эфиопским письмом без огласовок, архаичным языком (слово «нагаши» в «Status constructus» написано nagasуа 53 вместо классического nagasе; подобная форма «Status constructus» имен на уа встречается в «этническом прозвище» Эзаны — bе'еsуа вместо bе'еse). Из всех аргументов относительной древности надписи, приводимых Древесом и его последователями, достаточно веским является лишь архаичность шрифта. К сожалению, в этом отношении до сих пор не было обращено должного внимания на самое содержание надписи.

Она читается так: gdr ngsy `ksm tb`l mzlt l`rg wllmq. Переводить ее следует по Жамму 54: «Гедара, царь Аксума, смирился перед [богами] Аргом и Алмакахом». Из этих двух божеств Арг неизвестен, а Алмаках, наоборот, очень хорошо известен и в Эфиопии, и в Аравии. Это был национальный бог сабеев, культ которого насадили в древней Эфиопии (с V в. до н. э.) сабейские колонисты. Скипетр найден в тайнике святилища Алмакаха вместе с предметами предаксумского периода. В эпоху расцвета Аксумского царства культ Алмакаха не был распространен. Таким образом, посвящение надписи Алмакаху является веским доказательством ее древности. Самая форма имени этого бога — LМQ, — характерна для сабейских надписей III в., например, Илшараха Йахдуба и его брата Йа'зила Баййина55. Царствование Гедары Пиренн и Древес относят примерно к 250 г.56. Исследование Лундина датирует эпоху Гедары концом II — началом III в.57. Почему же Гедара обратился не к аксумскому племенному богу Махрему, не к богам астрально-земледельческой триады, а к архаичному Алмакаху, святилище которого сохранилось в отдаленной Хавила-Ассерау? В знак смирения перед Алмакахом Гедара жертвует святилищу бронзовый скипетр, вероятно, знак власти священного царя. Должно быть, Махрем, воплощением которого считался аксумский царь, оказался бессилен перед богом, помогавшим противникам царя. Гедара смирился перед Алмакахом, культ которого оставался весьма популярным в Южной Аравии и который выступал покровителем врагов царя в этой стране. Таким образом, надпись, возможно, свидетельствуег о поражении Аксума в борьбе на юге Аравии. Все это укрепляет нас в уверенности, что Гедара — автор данной надписи и Гедара — Гадарат сабейских надписей — одно и то же лицо.

Все известия о Гедаре — Гадарате связаны с ожесточенной борьбой за власть, которая разгорелась в Южной Аравии во второй половине II — начале III в. в связи с упадком Сабейского царства. Власть и престол сабейского царя оспаривают цари соседних Хадра-маута и Катабана, владетельные князья Райдана, племенные вожди хымьяритов и хамданитов. В борьбу они вовлекают сначала арабов-бедуинов, затем «абиссинцев» (hbst), которые переправились в Аравию с Африканского материка.

Впервые «абиссинцы» упоминаются в надписи хамданитского князя Абикариба йухаскира и его братьев58. Надпись составлена около 183 г. в благодарность богу Та'лабу за победы хамданитов над их врагами — хымьяритами, племенами барик и марад. Хамданиты, сторонники старой сабейской династии, совершили набеги на земли хымьяритов; в свою очередь хымьяриты вторглись на территорию хамданитов и сабейского царя Алхана Нахфана II, но потерпели поражение. Сражения происходят на юге, в районе города На'ыд. Среди всех этих стычек и набегов упоминается и «поход против абиссинцев в область», название которой не сохранилось, после чего хамданиты соединились с арабами-бедуинами и вместе напали на хымьяритов. Эфиопы вместе с хымьяритами выступают противниками сабейского царя. Кровопролитность борьбы не следует преувеличивать: в каждом сражении убивают по одному-два человека. Размеры армий тоже невелики: хамданиты выставляли для участия в походе отряд в 150—200 воинов, их союзники бедуины прислали отряд в 60 человек. Все это очень похоже на военные набеги и стычки бедуинских племен.

О более значительных военных действиях говорит плохо сохранившаяся надпись самого Алхана Нахфана II 59. Вероятно, она повествует о сражениях сабеев против коалиции южноаравийских царств Хадрамаута, Катабана, княжеств Мудхайум, Радиан с «царем Хабашат»; главным полем битвы был Зу-Райдан. Войска каждой из сторон включали ополчение общин, царские отряды, отряды вассальных князей и кочевников-бедуинов, но главную силу коалиции, по-видимому, составляли «князья и вожди и общины царя Хабашат» (`qwl w`qdm w`s`b mlk hbs [t]). Как полагает Виссман, последнее выражение говорит об обширности эфиопских владений в Южной Аравии; возможно, эфиопы уже овладели азиатским берегом Баб-эль-Мандебского пролива, принадлежавшим ранее хымьяритам 60.

В таком случае они должны были столкнуться с Хымьяром, который становился главным претендентом на господство в Южной Аравии. Алхан Нахфан и хадрамаутский царь Йада' 'аб Гайлан заключили союз между собой против хымьяритов 61. Совместная борьба против Хымьяра привела Сабу и Аксум к союзу, который и был официально заключен около 190 г.

О нем говорят две надписи Алхана Нахфана II и его сына-соправителя Ша'ыра Автара, сохранившиеся во многих экземплярах62. Радуясь заключению союза, сабейские цари принесли богу в дар 30 статуй. Из надписи видно, что хабашат управлялись царем по имени GDR, который жил за морем, т. е. в Эфиопии, в резиденции под названием Зараран63.

В других надписях Гедара назван «царем аксумитов». Ему принадлежит и область Аш'аран ка берегу Баб-эль-Мандебского пролива, который оказался в полном распоряжении Аксума. В аравийских владениях  находились военные отряды  «абиссинцев» с их предводителями 64.

Аксумский царь был сильнейшим союзником Алхана и, следовательно, самым сильным правителем в южной части Красного моря; это позволяет судить о мощи Аксума при Гедаре.

После смерти Алхана Нахфана II сабейским царем остался его сын-соправитель Ша'ыр Автар (около 190г.). При нем союз между Аксумом и Сабой был расторгнут. Причину следует видеть в возрождении мощи сабеев, их экспансии к морским берегам, остающимся в руках хымьяритов и хадрамаутцев на юге и эфиопов — на западе. Надписи говорят о пяти победоносных походах Ша'ыра Автара против Хадрамаута и Хабашат 65. Он завоевывает Хадрамаут (надпись СIН, 334). Но эфиопы в то же время наступают во фланг сабейским войскам, пытаясь этим помочь своим хадрамаутским союзникам. Об этом рассказывают сабейские надписи. (Конти-Россини о них не знал и поэтому говорил о «верности [Гедары] до конца» союзу с хамданитами 66.) Рабиб Ахтар и Асад Ас'ад, вожди племени бакилим, сторонники Ша'ыра Автара, возглавили сабейское войско в районе хадрамаутского города Кана. Они успешно вели боевые действия против Хадрамаута и захватили пленных. Испорченный текст неясно говорит о «войсках и притеснениях абиссинцев (в области Бакилим?), в то время как они [сабеи] воевали против Хадрамаута, перед тем как была сделана эта надпись»67. О победах сабеев над эфиопами не говорится ни слова. Хымьяриты выступают в союзе с сабеями 68.

К этому же времени, очевидно, относится благодарственная надпись одного хымьярита, посвященная богу Алмакаху, избавившему его страну от врага 69; врагом могли быть только эфиопы 70. Однако Зафар, столица Хымьяра, и Ма'афир, ключевой пункт на пути из Зафара в Мариб и Аден, были захвачены африканцами. По мнению Виссмана и Хёфнер 71, к которому присоединились Жамм 72 и автор этой книги, в нашествии на Сабу и Хымьяр приняли участие не только хабашат, поселившиеся в Аравии, но и африканские подданные Аксума.

Об этом рассказывает надпись73 хымьяритского вождя Катбана Авкана. Он сражался на море и суше под командованием Ша'ыра Автара. Очевидно, на море и суше был совершен поход царя Гедары против «земли Хабашат», хабашат и аксумитов. По мнению Жамма, этот поход был совершен на Африканский континент 74. Однако правдоподобнее мнение Виссмана, писавшего, что военные действия велись в йеменской и асирской Тихаме75.

Затем соединенное южноарабское войско, собранное в городе На'ыд, двинулось на освобождение Зафара. Город и его окрестности были заняты «bygt wld ngsyn и экспедиционными войсками (msr) абиссинцев». Наиболее простой перевод термина bygt wld ngsyn — «Бигат или Бейгат, сын нагаши»; на этом настаивает Жамм 76. Однако другие сабеисты видят в bygt (бигат) блеммиев-бега 77.

В пользу последнего взгляда можно высказать следующее соображение. Действительно, как указывает Жамм, в сабейских надписях слово wld означает отношения «сын отца», иногда (Саба wld Алмаках) — отношения, приравненные к этим. Однако слово «нагаши» заставляет предполагать не сабейскую, а эфиопскую терминологию. В языке геэз waled (мн. число — welud) означает не только «сын», но и «раб», «зависимый» 78. В недавно открытой надписи Калеба от 525 г. содержится выражение:  (далее отбито) 79. Итак, народ нагаши именуется чьим-то «сыном» подобно wld надписи Катбана. Очевидно, имеются в виду «бега, подданные нагаши». Следовательно, бега были покорены Аксумом и приняли участие в его заморских походах.

Ночью южноаравийские воины подступили к Зафару, но застать эфиопов врасплох не удалось: последние укрылись в «цитадели бога (Урр-Илан) в центре города». Началась осада цитадели; на помощь к осаждавшим подошли новые силы; эфиопский гарнизон был выбит из города и расположился лагерем, очевидно соединившись с другими отрядами. Тем временем к сабейско-хымьяритскому войску подошли новые подкрепления, вместе с которыми оно (через три дня после взятия Зафара) совершило ночное нападение на эфиопский лагерь. Южноаравийские союзники предали аксумитов. В этом сражении эфиопы потеряли 400 воинов — сравнительно большое число; трупы убитых африканцев были обезглавлены и подверглись поруганию. Остатки эфиопского войска укрылись в лагере, но у них кончилось продовольствие. На третий день после проигранной битвы эфиопы совершили неудачную вылазку, но еще через два дня, мучимые голодом, они покинули район Зафара и отошли к Ма'ахыратану (вероятно, центру области Ма'ахыр). Хымьяриты же совершили набег на запад. Характерная подробность: находясь во враждебной стране, аксумская армия осталась без продовольствия, в то время как южноаравийские войска получали постоянную помощь населения. Намек на организацию этой помощи содержится  в  надписи хымьяритского вождя Абикариба Ахраса 80, датируемой 207 г. 81.

Другая надпись82 говорит о походе Ша'ыра Авта-ра против захваченной эфиопами области Аш'аран в районе Баб-эль-Мандебского пролива. Затем сабейские войска выступили на север, достигли Награна и заставили здесь отступить хабашат, проникших, очевидно, из асирской Тихамы83. Отсюда Ша'ыр совершает поход против молодого Киндитского царства в Центральной Аравии. Среди врагов сабейского царя упоминаются и римляне («греки» — yawa[n]um). Поэтому Виссман прав, предполагая антисабейскую коалицию Хадрамау-та, киндитов и Аксума под покровительством Рима84. Она закончилась поражением союзников, усилением и территориальным расширением Сабы; однако эфиопы удержали Красноморское побережье Аравии.

Между 207 и 210 гг. Ша'ыр Автар умирает, и с ним прерывается хамданитская династия «царей Сабы и Зу-Райдана». На сабейском престоле оказывается Иасир Иухан'ым I в соправлении со своим сыном Шамиром (или Шаммаром) йухар'ышем II. После смерти отца, последовавшей около 210 г., Шамир царствует один, но престол у него оспаривают претенденты — потомки древней сабейской династии Илшарах Йахдыб (или Йахдуб) II и его брат Йа'зил Баййин. Братья изгнали Шамира из Мариба и провозгласили себя «царями Сабы и Зу-Райдана».

В борьбе с ними Шамир опирался на хымьяритов, особенно на племена радиан и мудхайум и часть катабанцев, но, не достигнув успеха, обратился за помощью в Аксум. Об этом рассказывает целый ряд надписей, в том числе надпись вождей племени бакилим Раббшамса Йазида и Вахбаввама Йа'зифа 85, датируемая 213 г.86. Шамир просил помощи у хабашат против Илшараха и Йа'зила, и «народы хабашат» приняли участие в войне, О том же говорит и надпись братьев-царей Сабы. Надпись Вахбаввама рассказывает, что Шамир, хымьяриты и хабашат прислали послов к братьям-царям Савы — Илшараху и Иа'зилу, предлагая мир и свою покорность. Очевидно, к 213 г. военные действия прекратились. Следовательно, эта война аксумитов в Аравии произошла между 210 и 213 гг., ближе к последней дате.

Судя по надписям [Jа, 574, 575 (Rу, 539), 576 (Rу, 535), 577, 585, 590 и СIH, 314 + 954], в руках аксумского царя в то время находились прибрежные области Сахартан, Гумдан, Аккум (в йеменской Тихаме) и далее к югу — Аш'аран и Ма'афир с городом Саввам и столица Хымьяра — Зафар. Главой аксумского государства был царь Азбах ('DВН сабейских надписей). Его титул — «царь аксумитов» (mlk 'ksmn) 87.

Только помощь Аксуиа позволила Шамиру йухар'ышу II продолжить борьбу за престол 88. Судя по известным пока надписям, сабеи первыми напали на эфиопские владения в йеменской Тихаме, ближайшие к сабейскому царству89. Они совершили сюда два похода, в которых приняли участие наземные войска и флот. Здешние хабашат и подвластные им прибрежные племена сахартан, гумдан, аккум, барик понесли урон; их деревни, лагеря и поля были разорены, многие убиты, другие уведены в плен. Однако сабеям не удалось, несмотря на присутствие флота, захватить приморскую крепость Вахидат («Единственная») 90. После этого племя гумдан направило в Сабу послов с просьбой о мире. Царь Хабашат также заключил мир с сабеями. Однако Аксум удержал свои владения в йеменской Тихаме. Сабеи также разбили киндитов и пленили их царя, затем нанесли поражение Шамиру.

Шамир, как сказано выше, призвал на помощь аксумского царя Азбаха; возможно, это произошло еще до начала сабейских походов против эфиопских владений в Тихаме. Шамир со своими хымьяритами, царь Хадрамаута, аксумский царь и подвластные ему племена Тихамы образовали коалицию против сабеев. Целью коалиции было, очевидно, сохранение существующих границ в Аравии, которой угрожала гегемония сабеев, и возведение на престол Сабы Шамира. Эфиопские войска вместе с воинами сахартан напали на сабеев; другой эфиопский отряд занял Награн, присоединившийся к антисабейской коалиции; хадрамаутский царь также обещал Награну помощь. Однако сабейские цари, со всех сторон окруженные врагами, поочередно их разгромили.

В этой войне эфиопы использовали наземные войска и флот, сражались на широком фронте от Награна в современном Асире (Саудовская Аравия) до южной оконечности Аравии, посылали гарнизоны в союзные города, переходившие на их сторону 91. Как предполагает Виссман, только смерть Азбаха спасла сабейских царей от неизбежного поражения92. Коалиция распалась; эфиопы заключили с сабеями мир, о котором говорилось выше. Вскоре по крайней мере часть аксумских владений в Аравии перешла под власть объединившихся хымьяритов и сабеев. Однако аксумские цари сохранили претензии на владычество не только над прибрежными землями, но и над всем сабейско-хымьяритским государством.

Примечания к статье см. здесь.

Ещё по теме Аксума:
История Аксумского царства
Жизнь в Аксумском царстве
Земледелие и животноводство Аксума (Эфиопии)
Социально-экономические отношения в Аксумском царстве
Государственный строй Аксума
Идеология царства



Реклама