Образование автономии Башкортостана


С победой февральской революции 1917 г. в условиях демократии развернулось широкое движение наций и народов страны за самоопределение и создание своей государственности. Протекавшее в общем русле мусульманского движения башкирское национальное движение самостоятельно оформилось в мае 1917 г., когда образовалось так называемое “Башкирское областное бюро”, руководителями которого стали С. Мрясов, 3. Валидов, А. Ягафаров и др. Заки Валидов выступал тогда с идеей создания “широкой” Туркестанской автономии, то есть включения в ее состав Туркестана, Казахстана, восточной части Башкирии, исключая территории, где проживало татарское население. Эта линия не получила широкой поддержки, хотя и была попытка реанимировать ее в конце 1919 г. в проекте Башревкома, где предлагалось объединить Малую Башкирию и Казахстан в одну Киргизо-Башкирскую республику.

На I Башкирском съезде в г. Оренбурге (июль 1917 г.) и на II Башкирском съезде в г. Уфе (август 1917 г.) было избрано и переизбрано Башкирское областное центральное Шуро (Совет) в составе Ш. Манатова, 3. Валидова, И. Мутина, Г. Аитбаева и других. На этих съездах были выдвинуты требования к Временному правительству о возвращении башкирам отнятых у них ранее земель, об установлении территориальной автономии с включением в нее башкирско-мусульманских волостей. Прозвучавшие мотивы о выселении из Башкирии “поздних” (т. е. после размежевания башкирских земель в 1898 г.) переселенцев, “Башкирия для башкир” свидетельствовали лишь о наличии в башкирском национальном движении радикальных элементов, присутствие которых было присуще любому национальному движению Но в ходе острой борьбы брала верх тенденция к более взвешенным и трезвым подходам к решению национальных проблем.

Башкирскому национальному движению противопоставили себя сторонники культурно-национальной автономии “тюрко-татарской нации” (С. Максудов, А. Цаликов, Г. Шараф и др.). Татарские деятели левой ориентации (Г. Ибрагимов, Г. Касымов, Ш. Ахмадеев и др.) поддержали стремление башкир к территориальной автономии.

После Октябрьской революции, 11 ноября 1917 г. башкирское Шуро выпустило фарман (указ) 1, в котором подтверждалась претензия на автономию и решительно отказывалось в поддержке противоборствующим сторонам. В указе подчеркивалось, что башкиры “ни на какой” стороне, “мы на своей собственной стороне”.

Фарманом 2 от 15 ноября 1917 г. провозглашалось создание башкирской автономии. По замыслу 3. Валидова в автономию с центром в г. Оренбурге включались территории Оренбургской, Уфимской, Пермской, Самарской губерний, где башкирское и татарское население преобладало не менее чем на 70 % другие национальности. Всебашкирский учредительный съезд (курултай) в декабре 1917 г. утвердил решение Шуро об образовании автономии, но только из 9 кантонов и в пределах Малой Башкирии, а также принял постановление о кантональном управлении, образовав "малый парламент”, с задачей формирования правительства во главе с адвокатом Ю. Бикбовым.

В целом органы новой власти и общественность с пониманием отнеслись к созданию башкирской автономии Отрицательное отношение выразили органы местной власти, учрежденные еще Временным правительством, кадетствующая татарская буржуазия, эсеровский журнал “Дума народная”, а 16 февраля 1918 г. Башкирское правительство было арестовано Мусульманским военно-революционным комитетом. Непоследовательность органов Советской власти в разрешении проблем автономии подтолкнула руководителей башкирского движения в лагерь ее противников. Заново восстановленное в июне 1918 г. Башкирское правительство призвало с оружием “воевать с большевиками” и создало Военный Совет во главе с 3. Валидовым. К. осени 1918 г. Башкирский белый корпус состоял примерно из 7 тысяч воинов.

В процессе создания автономии Башкирии выдвигались и другие альтернативы. Еще 20 ноября 1917 г. Национальное собрание мусульман (“Миллят межлисе”) выдвинуло идею создания Урало-Волжского штата как государства буржуазно-парламентарного типа. Коллегия (Ш. Худайбердин, Г. Шараф и др.) по осуществлению этого проекта постепенно встала на советскую платформу и совместно с Мусульманским комиссариатом при Наркомнаце РСФСР разработала к марту 1918 г. положение о Татаро-Башкирской Советской Республике, которое было утверждено Наркоматом по делам национальностей. В состав образуемой республики включались территории Южного Урала и Среднего Поволжья.

Ожесточенная гражданская война, отрицательное отношение руководителей башкирского национального движения и части самого населения к идее татаро-башкирской республики послужили непреодолимым препятствием на пути претворения в жизнь положения о совместной автономии татар и башкир. Комиссия (пред. М. Вахитов) по созыву учредительного съезда Советов новой республики была вынуждена приостановить свою работу. Но как практический шаг в деле осуществления лозунга о праве наций на самоопределение положение о Татаро-Башкирской республике имело большое политическое значение. Борьба вокруг этого Положения продолжалась вплоть до 13 декабря 1919 г., когда Политбюро ЦК РКП (б) приняло постановление об отмене декрета о Татаро-Башкирской Советской Республике. Татарская АССР образовалась в мае 1920 г.

Революционно настроенная башкирская молодежь, объединенная в организацию “Тулкын” (“Волна”), в феврале 1918 г. сделала попытку добиться признания своего варианта автономии. Образованный ею Временный революционный совет Башкортостана (ВРСБ) (Г. Давлетшин, Б. Шафиев и др.) подготовил проект Положения о башкирской автономии. Они сняли свои предложения после принятия проекта о Татаро-Башкирской Советской Республике.

Трения по вопросам военного строительства, отношение Колчака к национальному вопросу, ликвидация Уфимской директория Комуча в ноябре 1918 г., которая положительно относилась к автономии Башкирии, упразднение самостоятельности башкирского войска, недовольство башкирских солдат колчаковским режимом толкнули Башкирское правительство на соглашение с Советской властью. В феврале 1919 г. башкирский корпус перешел на сторону Красной Армии. Тогда же был образован Временный революционный комитет Башкирии — Башревком (пред. З. Валидов, с 18 мая 1919 г. - X. Юмагулов).

Переговоры по вопросам создания башкирской автономии успешно завершились подписанием В. И. Лениным “Соглашения центральной Советской власти с Башкирским правительством советской автономии Башкирии” и опубликованием его текста 23 марта 1919 г. в газете “Известия ВЦИК”. В п.1 Соглашения было записано, что “Автономная Башкирская Республика образуется в пределах Малой Башкирии и составляет федеративную часть, входящую в состав РСФСР”. В состав республики входили в основном южные, юго-восточные, северо-восточные районы современной Башкирии. Столицей республики временно объявлялось село Темясово, потом столицей стал г. Стерлитамак, куда переехал Башревком. Впоследствии территория БАССР неоднократно пересматривалась. В 1922 г. Малая Башкирия соединилась со значительной частью Уфимской губернии и образовалась Большая Башкирия со столицей в г. Уфе.

Несмотря на некоторую узость “Соглашения”, на дальнейшее ограничение автономии и низведение ее до уровня условного функционирования, образование БАССР может быть признано фактом исторического значения. Впервые в многовековой истории башкирский народ получил свою государственность, возможность и условия для социально-экономического и культурного прогресса. Нереализованный потенциал автономии Башкирии явился прежде всего следствием грубых искажений в политическом курсе лидеров Советского государства. Новая власть не оказалась способной к проявлению терпимости, к достижению взаимопонимания и компромиссов, к уступкам. Башревком, олицетворявший башкирское национальное движение, вначале был поставлен под контроль властей, а затем в 1920 г. ликвидирован. В 1934 г., из состава БАССР выделяются Аргаяшский и Кунашакский районы и вводятся во вновь созданную Челябинскую область. Постепенно накапливались предпосылки для развертывания нового этапа национального движения.

Длительность и ожесточенность гражданской войны в России объясняются глубокими социально-экономическими и политическими причинами как расплата за назревшие, но так и не проведенные коренные реформы в государственном и общественном устройстве. На очередном этапе истории вся боль и гнев эксплуатируемого народа, с одной стороны, стремление господствующих слоев любыми способами сохранить прежние порядки, с другой в России не оказалось организованной и авторитетной силы, способной повести общество по пути демократического развития. Противоборствующие политические партии проявили крайний эгоизм и даже экстремизм в попытках добиться осуществления своих целей и задач. Значительная часть рабочих и крестьян, поставленная перед суровым выбором, не без колебаний вынуждена была склониться к поддержке большевиков, рассматривая их как наименьшее зло. Не увенчались успехом попытки поиска “третьего пути”. Последствия гражданской войны для России, да и для всего мира оказались драматическими и наложили свой отпечаток на взаимоотношения народов, государств.

Автономия Башкирии в своем становлении прошла сложный и длительный путь. БАССР стала одной из первых автономных республик в составе РСФСР. Открывались перспективы для развития государственности, для прогресса. Однако в национальной политике партии и государства стали господствовать диктат и авторитаризм, подозрительность и гонения. Многие завоевания национального движения были урезаны. Нерешенность национального вопроса отчетливо проявляется на современном этапе истории — в стремлении республик к суверенитету, нередко переходящему в самоизоляцию, в трагических событиях в горячих точках бывшего СССР и т. д.



Реклама