Аптеки в Средние века


Впервые слово – apothecа - как место хранения лекарств, встречается еще у Гиппократа (400 лет до н. э.).

Однако официально история аптек начинается с открытия первой из них в Багдаде в 754 году. К 975 году, когда персидский ученый Абу Мансур аль-Харави опубликовал "Трактат об основах фармакологии", в котором изложил лечебные свойства различных природных и химических веществ, в Арабском халифате действовали уже около 60 аптек и лабораторий, работающих над созданием новых медикаментов и изучением свойств лекарственных растений.

В Европе аптеки первоначально создавались при монастырях - сначала открылись в Испании в Кордове и Толедо (XI век), следом и в других странах. В то же время впервые появились рецепты, которые начинались со слов «Сum Deo!» (С Богом!). И только еще через 100 лет в Венеции, а затем и в других государствах стали открываться первые городские аптеки. Например, в Риге они возникли в XIII веке, в Таллинне и Львове - в XV веке.

В период Средневековья фармация была тесно связана с алхимией. Именно в аптеках были оборудованы лучшие химические лаборатории, а в программу подготовки обязательно входила алхимия. В аптеках готовили сложные лекарственные средства. В их состав нередко входило более 100 веществ. В аптеках продавали такие странные снадобья, как жир комаров, пепел волчьей шерсти, териак – противоядие от всех ядов. В Средневековой Европе 12-15 столетий аптекарь - алхимик был уважаемым лицом, он внушал любопытство и страх. Аптекари Средневековья - высоко образованные ученые энциклопедисты, естествоиспытатели, астрологи и философы. Они всегда были окружены учениками и последователи, часто они были приняты при королевских дворах, дружбой с ними гордились вельможи. Алхимики создали систему химических символов, позволивших производить краткую запись химических реакций. Фармация выделись из медицины в самостоятельную отрасль в конце 18 века. В 19 веке по всей Европе активно открываются аптеки[3].

В России первая аптека появилась только в 1581 году при Иване Грозном. Находилась она в Кремле и обслуживала лишь царя и членов его семьи. В том же году был создан Аптекарский приказ - высший орган медицинского управления в Московском государстве в XVI-XVII веках. Первоначально задачей Аптекарского приказа было наблюдение за лечением Ивана Грозного и его домочадцев, за работой приглашенных иностранных лекарей и, в особенности, за приготовлением лекарств для царя. Затем функции Приказа значительно расширились: в его ведении находились: проверка документов и уровня подготовки иноземных врачей при их приеме на службу, руководство медиками и аптекарями в войсках в период ведения боевых действий, организация противоэпидемических мероприятий, сбор и разведение лекарственных растений, покупка их в других странах. Вторая аптека, ориентированная уже не на царскую семью, а на горожан, открылась в Москве только в 1672 году, при царе Алексее Михайловиче. В виде штампа на аптекарских российских документах, сигнатурах и упаковках ставилось изображение государственного герба. Аптеки освобождались от налогов, воинских постоев и других повинностей. Льготы были своеобразной компенсацией строгого режима, установленного государством. Все медикаменты, применяемые для изготовления лекарств в аптеке, должны были соответствовать по качеству установленным стандартам. Была введена и аптекарская такса (официальный документ с расценками) для ограничения роста цен на лекарства. А управление заведением доверялось только лицу, получившему специальное образование.[8]

Характерной особенностью аптеки с самого начала возникновения во все времена и во всех странах было ее особое положение среди других торговых предприятий и промыслов. Ее учреждение как некоего самостоятельного подразделения, ее сфера деятельности, цели, задачи, правила функционирования, квалификация фармацевтов, хранение и отпуск лекарств, цены на них – все это регламентировалось особыми уставами, имеющими силу закона. Ведь в числе лекарств были и ядовитые вещества, требующие повышенной осторожности – и при хранении их, и при отпуске.

Первыми правовыми актами, регламентирующими фармацевтическую деятельность, явились Арльский статут (1170) и отдельные разделы Статута Фридриха II Гогенштауфена (1231–1240). Эти документы, а также другие, в основу которых легли эти Статуты, существенно повлияли на развитие профессии аптекарей. Основным в них было закрепление своеобразной системы контроля за деятельностью аптекарей и врачей с полным разделением этих профессий. Это был первый случай установления контроля за профессиональной деятельностью. Ничего подобного не было в других химических профессиях (их деятельность регламентировалась лишь как цеховая). Сложилась парадоксальная ситуация – как раз в то время, когда лаборатории аптек превратились в центры развития химии как науки, аптекари были практически лишены возможности сохранять свою деятельность в тайне. Это привело к трансформации идеалов значительно раньше, чем возникла иатрохимия. В недрах аптекарских лабораторий расцвела идея о панацее как разновидности магистерия. Однако плодотворным оказалось развитие не этой идеи, а пути к химическому эксперименту, основанному на аптекарской (не алхимической) рецептурной традиции. Эта традиция была заложена работами по кодификации деятельности фармацевтов – появлением фармакопей. В рамках этого процесса в области фармации уже в XII в. Николаем Препозитом Салернитанским была введена система аптекарских мер и весов, причем на основе уникального «социального», а не естественнонаучного эксперимента. Создание фармакопеи было законодательным закреплением рецептурной традиции, причем в то самое время, когда в алхимии и иатрохимии процветал герметизм, стремление зашифровать «тайные методы»[4].

Монастырская аптека

Расположение и оборудование монастырских аптек диктовалось как удобствами их деятельности, так и некоторыми церковными правилами. Обычно монастырские аптеки помещались у внешних стен или входа в монастырь, посетителям не нужно было входить внутрь монастыря и аптеки имели изолированные входы извне. Помещения средневековых аптек унаследовали характер, определившийся еще в античные времена. Аптеки имели помещение для приготовления лекарств, склады или погреба, а также помещения для продажи лекарств и, иногда, для приема больных монахами, обсуживающими аптеки и выполняющими функции лекарей. Иногда аптеки помещались при монастырских госпиталях внутри монастырской ограды.

Существовавшие в монастырских уставах положения о странноприимных домах, о помощи страждущим реализовывались по разному. На деятельность монастырских госпиталей и аптек сильное влияние оказали эпидемии, поразившие Европу в Средние века.

Первой такой эпидемией была так называемая Юстинианова чума, которая была занесена в Сицилию из Крыма и распространилась по европейским странам в 531-580 гг. Последняя эпидемия чумы, охватившая весь континент, достигла пика своего распространения в Лондоне в 1665 г. Однако самой ужасной была эпидемия 1348-1352 гг., когда в Европе погибла треть населения (25 миллионов человек). Было еще несколько эпидемий, распространившихся на ограниченные территории, например, эпидемия 1713 г. в Чехии, особенно в Праге. Помимо чумы в Европе были отмечены эпидемии и других болезней - тифа, холеры, по-видимому каких-то форм гриппа, который в то время фигурировал под разными названиями. После открытия Америки в Европе распространение сифилиса приняло эпидемический характер.

Феномен эпидемий способствовал попыткам как-то объяснить быстрое распространение болезни (возникли концепции "тлетворного воздуха", а затем заразного начала - "контагия"), а также рекомендовать методы борьбы с ними. Прежде всего началось создание карантинов, когда для морских судов закрывались порты, а больные принудительно изолировались. Активное участие в борьбе с распространением болезней приняли монастыри, превратив свои больницы в карантины. Вклад в борьбу с эпидемиями сыграли и аптеки, через которые продавались как лекарства, так и средства "защиты" от "моровых болезней" - например, порошковая сера для окуривания.

Светская аптека

В средневековых городах светские аптеки возникли как один их цехов, со своими строгими правилами и нормами. В XV веке впервые появляется термин «провизор» (от латинского provisor) – предвидящий, предчувствующий, предугадывающий, т.е. человек, предвидящий развитие болезни, диагностированной врачом, и знающий, какие препараты нужно в дальнейшем использовать.

Однако в средневековой Европе уровень медицинских знаний оставался невысоким. В это время химиков, а точнее алхимиков, больше всего интересовало получение «философского камня», превращающего неблагородные металлы в золото, нежели оздоровление «презренной плоти». А вот на арабском востоке ученые сумели сохранить и развить знания античных эскулапов. Особенно прославился Абу Али аль Хуссейн Ибн Абдаллах (980–1037), более известный как Авиценна. Аптеки Европы создавались по арабскому образцу и импортировали восточные лекарственные растения. В России же того времени одинаковым почетом пользовались и арабские, и европейские лекари, и «травники». Больных того времени частенько лечили с помощью абсолютно бесполезных, а то и вредных снадобий, например на основе толченого «рога единорога», размолотых драгоценных камней и многих других чудесных снадобий непонятного происхождения[6].

Светские аптеки, начиная с XVI в. становятся центрами не только изготовления лекарств, но и все более интенсивных научных исследований. Период развития парацельсианских, иатрохимических теорий в XVI-XVIII вв. сменился разочарованием в умозрительных построениях - наступил период практической химии. Накопление новых химических знаний происходило в основном в двух сферах: в металлургии и в фармацевтической практике. Эти знания были в основном связаны с препаративными достижениями: фармацевты выделяли и изучали новые вещества, стараясь при этом получить их в чистом виде. Это относилось не только к органическому лекарственному сырью, но и к веществам неорганическим. Так начала развиваться бальнеология - наука о лечебных минеральных водах, при этом аптекари стали выделять соли из различных минеральных источников путем выпаривания. Эти соли использовали либо как лекарства, либо как сырье для изготовления "искусственных" минеральных вод.

Эта документация была весьма обширна и хорошо разработана. В аптеках велись аптечные реестры и аптечные дневники. Это были и документы для возможных проверок и важные методические справочники.

Именно в этом виде аптеки стали постоянными элементами городской жизни в Европе. Новую роль аптек - как исследовательских лабораторий, -понимали аптекари, химики и врачи. Примером этого служит наиболее известный курс практической химии, написанный врачом и химиком Андреем Либавием в 1597 г. В нем он впервые описал "идеальную химическую лабораторию", привел её изображение и чертежи. Эта лаборатория фактически представляла собой расширенное многокомнатное аптечное помещение: все химические процедуры, которые предполагалось проводить в этой лаборатории, были типичными рабочими операциями аптекарей того времени.

Аптеки становились также и центрами усовершенствования ремесленных приемов производства лекарств или изготовления лекарственных форм[5].

Аптеки располагались в центрах городов, имели характерные вывески или специальные знаки, которые приобретали характер аптечных гербов, закрепляемых за аптеками специальными рескриптами. Интерьеры аптек приобрели в Европе более или менее унифицированный характер. Стены торгового зала аптеки занимали полки, открытые или застекленные, на которых размешались банки с аптечным сырьем, альбарелло, графины или бутыли. Отличительным знаком аптеки стали чучела крокодилов, подвешенные под потолком, а также экзотические предметы, вроде витого рога, якобы принадлежащего мифическому животному единорогу. Из таких рогов, как полагали, можно было изготовить чудодейственные лекарства. На самом деле эти рога принадлежали морским животным - нарвалам, неизвестным в Европе. Некоторые из аптек с оборудованными лабораториями, складами и торговыми помещениями оценивались в значительные суммы и владение ими или приобретение придавало их владельцам значительный вес в местном обществе[11].

Используемое оборудование

Ища «философский камень», алхимики открыли и усовершенствовали ряд процессов, имеющих фармацевтическое значение, в частности оседание, фильтрацию, возгонку (сублимацию), кристаллизацию и перегонку, получили азотную и соляную кислоты, хлорную известь. Они накапливали опыт исследования веществ. Приборы и аппараты для получения лекарств перешли в средневековую аптеку из лаборатории алхимиков. Арабские алхимики изобрели водяную баню, перегонный куб, описали операции плавления, декантации[7]. Большое распространение получили реторты, медные, а затем стеклянные. По-видимому, в аптеках впервые появились прообразы современных застекленных витрин, так как уже в XVII-XVIII вв. изготавливали специальные аптечные шкафы со стеклянными дверцами или застекленными стенками, обращенными к посетителям, которые позволяли видеть их содержимое. Появились тарировочные столы (тарирование – способ определения точного веса с помощью рычажных весов, на одну из чаш которых кладут тарный груз[9]), высокие столы для работы с сырьем, изготавливали специальные мельницы для лекарственного сырья.

В аптеках все большее распространение получали различные мерные устройства, в основном для определения объема. Однако уже в средневековых аптеках одним из обязательных предметов оборудования стали аптечные весы. Введение аптекарских мер и распространение в рецептах указаний веса отдельных ингредиентов лекарств положило начало производству все более точных и совершенных аптекарских весов[5].

Перегонный куб

Металлический (большей частью) сосуд, служащий для перегонки жидкостей. В современном мире известен в частности как «дистиллятор». Устройство перегонных кубов довольно разнообразно. Обыкновенно они представляют цилиндрический, сравнительно с диаметром невысокий котёл с выпуклым, плоским или вогнутым дном и куполообразной крышкой, снабжённой шлемом, переходящим в пароотводную трубу, широким, плотно закрывающимся отверстием для чистки (лаз), отверстием или трубкой для напускания перегоняемой жидкости, отверстием для термометра и предохранительным клапаном. У самого дна делается кран для выпуска остатка от перегонки. Куб нагревается или непосредственно огнём, для чего он вмазывается в кирпичную кладку с топкой внизу, или паром — закрытым (то есть циркулирующим внутри змеевика, помещаемого в перегонный куб) или прямым. В последнем случае пар впускается с помощью трубки в перегоняемую жидкость непосредственно. Иногда для нагревания паром делают куб с двойными стенками, между которыми и пускают пар — это так называемый куб с паровой рубашкой.

Водяная баня

Устройство для нагревания веществ, когда требуемая температура составляет до 100 °C при нормальном атмосферном давлении.

Водяная баня представляет собой нагреваемое тело (например, сосуд с веществом, такой как колба, пробирка, или иное тело), помещённое в более крупную ёмкость с водой. Вода нагревается, и от неё нагревается тело. Вода не может нагреться выше своей температуры кипения (при данном атмосферном давлении), тем самым достигается автоматическое ограничение максимальной температуры нагрева тела. В тех случаях, когда требуется меньшая температура, применяются электрические водяные бани (термостаты) с автоматическим регулированием нагрева. Разновидностью водяной бани является роторный нагреватель, обеспечивающий за счёт вращения колбы более высокие интенсивность испарения и равномерность нагрева[9].

Декантация

В химической лабораторной практике и химической технологии механическое отделение твёрдой фазы дисперсной системы (суспензии) от жидкой путём сливания раствора с осадка. Жидкость, отделённая от осадка методом декантации называется декантат[10].

Термин широко употребляется также барменами и сомелье для обозначения процесса переливания вина из бутылки в декантер с целью отделения его от осадка, проведения аэрации молодого вина и для проверки состояния зрелого вина после длительного хранения. При переливании иногда используется свеча - ее свет позволяет видеть, когда именно к горлышку декантера подойдет взвесь или осадок: в этот момент переливание прекращается[9].

Сублимационный аппарат

Сублимация (возгонка) — переход вещества из твёрдого состояния сразу в газообразное, минуя жидкое. Возгонка характерна, например, для элементарного иода I2, который при нормальных условиях не имеет жидкой фазы: чёрные с голубым отливом кристаллы сразу превращаются (сублимируются) в газообразный молекулярный иод (медицинский «йод» представляет собой спиртовой раствор).

Кристаллизатор

Водоохлаждаемая форма. Тонкостенный плоскодонный стеклянный сосуд для перекристаллизации веществ; применяется в лабораторной практике.

Фактически, это разновидность перегонного аппарата. С латинского retorta, буквально — повёрнутая назад – аппарат, служащий в химической лабораторной и заводской практике для перегонки или для воспроизведения реакций, требующих нагревания и сопровождающихся выделением газообразных или жидких летучих продуктов, которые тут же непосредственно и подвергаются перегонке. Главная особенность устройства реторт как перегонных аппаратов, состоит в том, что отверстие, служащее для отвода паров в охлаждаемое пространство, находится на близком расстоянии от уровня поверхности перегоняемого продукта. Такое устройство является выгодным преимущественно при перегонке высококипящих жидких и твёрдых веществ, а также в тех случаях, когда перегонка должна производиться по возможности быстро, с целью, например, сократить время пребывания паров перегоняемого вещества в нагретом пространстве, где они могут подвергаться разложению.

Аптечная посуда

Первоначально, в XII-XVI вв. на оборудование аптек влияли только требования к получению, обработке и хранению лекарственного сырья и готовых лекарств, а также организация распространения и продажи лекарств.

Описания окрепших монастырских аптек сохранили до нас перечни имевшегося там оборудования, прежде всего посуды. Аптечная посуда и аптечный инвентарь Средневековья и Возрождения предназначались главным образом для хранения лекарственного сырья и готовых лекарств. Характерно, что в средневековых аптеках посуда не была снабжена названиями снадобий или алхимическими знаками. Отличалась она формой и родом материала, из которого была изготовлена. Например, сиропы содержались в посуде, напоминающей жбаны, а сухие снадобья, как травы и коренья - в деревянных коробках или ларцах (сундучках). Зато настои (водные), уксус или вино - в каменных или глиняных жбанах и бочках. Позднее сосуды стали снабжаться аптечными знаками, обозначавшими как отдельные элементы, так и наиболее распространенные вещества.

Помимо обыкновенных ларей, бочонков и жбанов, в этот период стала изготавливаться специальная посуда, главным образом керамическая. Это были цилиндрические или бочкообразные сосуды, размеры которых позволяли их легко поднимать и переносить, размещая их на полках или в шкафах. Эти сосуды, как правило, закрывали плотными крышками. Позднее на них стали заказывать надписи, в виде принятых названия трав или лекарств. Сосуды снабжались также символическими рисунками, принятыми алхимиками и иатрохимиками. Эти аптечные знаки обозначали как отдельные элементы, так и наиболее распространенные в химической и аптечной практике вещества.

Существовали графины ("караффы" - мера жидкостей в Италии, около 0,06 ведра[12]), как керамические, а позднее фарфоровые и фаянсовые, так и стеклянные, для лечебных вин и настоев, Баночки для лекарств в Италии называли "алберелло" или "альбарелло" – от названия серебристого тополя, цвет и рисунок коры которого напоминал итальянскую керамику. По большей части альбарелло были истинным произведением искусства. Для особо ценных лекарств использовали серебряную посуду. Аптеки были снабжены многочисленными ступами различного размера, как металлическими, так и каменными, а позднее маленькими фарфоровыми.

В аптеках появились цилиндрические сосуды, используемые для получения отстоев и декантации жидкостей в процессе приготовления лекарств. Через аптеки продавались такие важные для врачей Средневековья и Возрождения диагностические приборы как уринометры. Они представляли собой колбы из прозрачного стекла, округлой или конической формы, и служили для сбора и определения цвета мочи больных. Сохранилось множество картин XVI-XVII вв., на которых изображены врачи с уринометрами в руках у постели больного. Потребности аптек в посуде влияли на развитие гончарных, фарфоровых, фаянсовых и стеклянных производств. Многие такие производства создавали прекрасные образцы аптечной посуды, типичные для отдельных регионов. Были известны стеклянные аптечные сосуды венецианского, флорентийского или богемского производства, майолика из Италии или Венгрии и т.д. История аптечной посуды представляет собой интереснейший раздел истории искусств Средневековья, Возрождения и Нового Времени.

Посуда использовалась не только для нужд самой аптеки, но и как упаковка или тара для продажи лекарств. Существовала практика возврата такой тары и взимание залога за неё. Сохранились документы, направленные на защиту покупателя от навязывания ему подобной излишне дорогой тары. Получила развитие практика транспортировки лекарственного сырья. При выполнении "Проекта" Французской Королевской Академии наук по изучению лекарственной флоры вновь открытых земель растительное сырье сохраняли путем консервации в бочках с ромом, вяленое или высушенное сырье доставляли в мешках, используя опыт доставки их колоний чая, кофе и табака



Реклама