Осады Константинополя в 10 веке


Политическая нестабильность в Византийской империи в VII—VIII в.

Положение империи стало еще более трудным в конце VII — начале VIII в. Это был период политической анархии, вызванной ожесточенной борьбой за императорский трон между группировками феодальной знати. После свержения с престола в 695 г. императора Юстиниана II за два с лишним десятилетия на троне сменилось шесть императоров, причем последний из них, Феодосии III, пробыл у власти немногим более полугода. Одним из эпизодов кровопролитной борьбы за власть были ожесточенные бои у стен Константинополя, длившиеся с марта по август 715 г. В конце концов столица была захвачена войсками одной из провинций, восставшими против императора и столичной аристократии. Константинополь подвергся разгрому. В 717 г. трон захватил основатель новой династии — Лев III Исавр, выходец из Малой Азии. С этого момента в течение полутора веков византийский престол занимали императоры Исаврийской (Сирийской) династии.

В самом конце VII в. в результате арабских завоеваний империя лишилась владений в Северной Африке. Арабы стали совершать опустошительные набеги на малоазиатские владения империи и угрожать господству Византии в бассейне Эгейского моря. В 670 г. арабский флот захватил г. Кизик, расположенный в непосредственной близости от византийской столицы. Начиная с 674 г. корабли арабов ежегодно в течение пяти лет появлялись у стен Константинополя. Сухопутные силы арабов расположились у Халкидона, а их корабли вошли в Дарданеллы, высадив значительный десант на европейском берегу. Это войско осадило город с суши. Бои приняли затяжной характер, тем более что каждую осень флот арабов уходил на зимнюю стоянку в Кизик. За это время защитники города успевали привести в порядок оборонительные сооружения и накопить силы для дальнейшей борьбы. Все попытки арабов штурмом овладеть Константинополем оканчивались неудачей. Особенно большие потери понесли арабы в 678 г., когда многие их суда были сожжены «греческим огнем». Арабы были вынуждены снять осаду. Возвращаясь в свои края, арабский флот попал в страшную бурю, которая погубила много кораблей. Неудача постигла и сухопутное войско арабов, которое на обратном пути от византийской столицы потеряло 30 тыс. воинов в сражениях с византийцами. После этих поражений натиск халифата на Византию был остановлен на несколько десятилетий.

В августе 717 г. большая арабская армия вновь осадила Константинополь. Осаждавшие вырыли у стен города ров и построили каменные стены. Против башенных укреплений были установлены большие осадные машины. Огромный флот арабов вошел в воды Босфора, чтобы блокировать византийскую столицу со стороны моря. Но и на этот раз арабов постигла неудача в морских сражениях. Византийцы «греческим огнем» уничтожили многие из их кораблей, блокада города со стороны моря не удалась. Окончилась неудачей и попытка штурмовать морские стены Константинополя. Их защитники даже не дали врагу возможности подойти к стенам. Между тем наступила на редкость суровая зима. В лагере осаждавших начался голод, арабские воины ели трупы. Весной на помощь к ним прибыла новая эскадра, но и ее византийцы разгромили. В довершение неудач в тылу у арабов появились союзные византийцам болгарские дружины. Положение осаждавших стало критическим. 15 августа 718 г. арабы вынуждены были снять осаду и отступить. Понесенный ими урон оказался огромным. Сухопутная армия потеряла у стен Константинополя более 100 тыс. воинов. Что же касается арабского флота, то в результате страшной бури, застигшей его при выходе из Дарданелл, к сирийским берегам вернулось лишь пять кораблей.

После этих событий арабам больше не удалось организовать осаду Константинополя. Однако угроза арабского нашествия висела над Византийской империей еще три десятилетия. Во всяком случае, император счел нужным пойти на удовлетворение требования арабского полководца Масламы о строительстве в Константинополе мечети. Такая мечеть и дом для приезжающих в город мусульман были построены в 717 г. Эту мечеть Константин Мономах даже обновил в 1049—1050 гг. в знак признательности за услугу, оказанную ему одним из сельджукских беев.

В начале VIII в., после войн с персами, аварами и арабами, численность населения столицы империи сократилась. Много жизней унесли эпидемии. В городе остро ощущалась нехватка воды. Водопровод, разрушенный аварами в 626 г., был восстановлен только через полтора столетия. Немалые трудности испытывал город из-за прекращения ввоза хлеба из Египта. В 715 г. дело дошло до того, что все жители столицы, не располагавшие трехлетним запасом продуктов, были выселены из столицы. Пришлось значительно увеличить производство собственного зерна, а также овощей и фруктов. Но, несмотря на все испытания и трудности, значение Константинополя не уменьшилось. После завоевания арабами Александрии и Антиохии его роль в качестве основного торгового порта империи возросла.

Несмотря на войны и иные тяжелые испытания, византийская столица на протяжении многих веков сохраняла значение крупнейшего центра культуры средневековой Европы. Вплоть до XIII в. Константинополь был основой византийской цивилизации, впитавшей лучшие традиции культуры греко-римского мира и эллинистического Востока.

Важнейшими очагами византийской культуры были основанный в начале V в. Константинопольский университет и библиотека, созданная императором Юлианом в 361—363 гг. В Константинополе было много частных школ, которыми руководили выдающиеся ученые. В византийской столице получили развитие медицина и математика, астрономия и химия, философия и юриспруденция. В Константинополе жили и творили выдающиеся математики и зодчие Анфимий из Тралл и Исидор из Милета (VI в.), по проекту которых был сооружен храм св. Софии.

Акведук Кавала
Акведук Кавала

После закрытия в VI в. Афинской высшей школы («академии») Константинопольский университет не знал себе равных в империи. Он привлекал к себе лучших ученых и мыслителей. Профессора университета входили в комиссию по подготовке Кодекса Юстиниана. В университете вообще уделяли праву особое внимание, ибо задача этого учебного заведения состояла прежде всего в подготовке слушателей к деятельности государственно-правовой- В пору потрясений, которые переживала империя в VII в., университет пришел в упадок, а затем вообще перестал функционировать. Долгое время единственным центром высшего образования в византийской столице была школа Константинопольского патриархата, располагавшаяся в императорском дворце. Ее уничтожил император Лев III Исавр, когда школа заняла сторону его противников в борьбе по вопросам религиозной политики.

Трактатами об устройстве и использовании астролябии были известны имена профессоров Константинопольского университета Иоанна Филопона и Стефана Александрийского (первая половина VII в.). Имя профессора Георгия Хировоска (конец VI — начало VII в.) связано с известными грамматическими трактатами. Об авторитете и популярности Стефана Александрийского и Георгия Хировоска свидетельствуют их титулы «вселенских учителей». В Константинополе долгое время жил и творил выдающийся поэт Роман Сладкопевец (первая половина VI в.), в произведениях которого находили отлик думы и заботы бедных людей. В VI—VII вв. значительное развитие получили в Константинополе архитектура, прикладное и изобразительное искусство. Многие из памятников этой эпохи дошли до наших дней.

В 20-х годах VIII в. жители Константинополя, как и все население империи, раскололись на два лагеря — иконоборцев и иконопочитателей. Иконоборчество было сложным явлением, возникшим в условиях исторического перелома, когда класс рабовладельцев уступил место классу феодалов, а рабы и свободные граждане превращались в крестьян и ремесленников средневекового феодального общества. Движение иконоборцев использовали в своих целях различные классовые силы, вследствие чего его социальная окраска менялась.

Иконоборцы в принципе отрицали возможность выражения представлений о мире с помощью изобразительного искусства. Когда император Лев III Исавр поддержал иконоборцев, издав в 726 г. знаменитый эдикт против почитателей икон, его телохранитель топором изрубил изображение Христа на бронзовых воротах императорского дворца. Иконоборцы объявили писание и почитание икон кознями дьявола. Церковный собор 754 г. предал анафеме всех, кто стремился изобразить на иконах лики святых «бездушными и безгласными вещественными красками». Культ икон иконоборцы объявили извращением христианства. В период иконоборческого движения уничтожались произведения византийского искусства, связанные с религиозными сюжетами. Великолепные иконы сжигались, замечательные фрески безжалостно замазывались, шедервы мозаичного искусства разрушались.

Константинополь долгое время оставался ареной острейшей борьбы иконоборцев и иконопочитателей. Одним из эпизодов этой борьбы было выступление большей части духовенства империи во главе с константинопольским патриархом Германом против политики императора. Это столкновение в 729 г. завершилось лишением Германа патриаршего сана и его заменой ставленником партии иконоборцев.

Борьба между иконопочитателями и иконоборцами продолжалась в различных формах в течение VIII — первой половины IX в. Она закончилась в 84^ г. победой иконопочитателей. В последующий период византийской истории роль патриархов в политической жизни страны резко возросла. От их позиции зависело многое в жизни империи, а тем более в положении населения Константинополя.

В 740 г. город пережил тяжелое землетрясение. Разрушения были столь велики, что император ввел весьма значительный налог на нужды восстановительных работ. С горожан и в последующем продолжали взимать деньги на строительство укреплений. Восстановление и реконструкция разрушенных стен и зданий продолжались многие годы.

В годы правления императора Константина V (741—775) Константинополь оказался в центре охватившей империю гражданской войны. Константин был фанатичным приверженцем движения иконоборцев. Его призванием были военные походы; знать столицы новому императору не очень симпатизировала. Иконопочитатели решили использовать благоприятную ситуацию для восстановления культа икон. Заговор против Константина возглавил зять покойного императора Льва III, Артавазд. Вскоре после своего воцарения Константин выступил в поход против арабов. Артавазд, приняв титул императора, напал на лагерь Константина во Фригии (Малая Азия). Константин отступил в город Аморий, где были сильны приверженцы исаврийской династии. Артавазд же с помощью влиятельных союзников в самой столице овладел ею и добился провозглашения себя императором в храме св. Софии. После этого он отменил все указы, направленные против иконопочитания. Культ икон был, казалось, восстановлен.

Но Константин не сложил оружия. Он собрал большое войско и стал лагерем на азиатском берегу Босфора в Хрисополе. Затем он нанес ряд поражений войскам Артавазда в Малой Азии. В сентябре 742 г. Константин переправил свою армию на европейский берег и осадил столицу, блокировав ее с суши и с моря. Константинополю грозил голод. Тогда Артавазд позволил покинуть город населению, не участвовавшему в обороне. Впрочем, это его не спасло. 2 ноября 742 г. войско Константина ворвалось в город, преодолев одну из сухопутных стен. Артавазд пытался бежать, но был схвачен и доставлен в оковах в Константинополь, где его вместе с двумя сыновьями ослепили. Многие сторонники Артавазда были казнены, их дома — разграблены. Восстановив свою власть, Константин вернулся к политике Льва III Исавра.

На протяжении веков одной из характерных черт политической жизни Константинополя была борьба за власть между группировками знати. Элита столицы была крайне нестабильным общественным слоем, ибо в Византии доступ в правящую верхушку не был ничем ограничен. Многие византийские вельможи не только не стыдились своего простого происхождения, но даже кичились тем, что были вознесены на вершину власти из самых низов общества десницей императора. Даже императорский престол мог занять в результате дворцового заговора, военного мятежа или бунта горожан выходец из простонародья. Примеров тому в византийской истории немало: уже упоминавшийся император Фока — выслужившийся из солдат военачальник среднего ранга; император Михаил II, правивший в IX в., был прежде рядовым воином.

В VIII—IX вв. византийская столица оставалась крупнейшим центром мировой торговли. В Константинополе и его предместьях существовали большие колонии купцов — из Италии, Киевской Руси, Сирии. Менялам, обслуживавшим торговцев, работы хватало до позднего вечера.

Хотя значение Константинополя как крупного центра ремесленного производства уступило его роли политического и административного центра империи, ремесло отнюдь не пришло в упадок. В городе работали многочисленные государственные мастерские, производившие оружие, керамические изделия, шелковые ткани. Императорский двор и знать потребляли множество предметов роскоши, значительная часть которых изготовлялась городскими ремесленниками. Их изделия пользовались спросом и у обитателей патриаршего двора и монастырей в городе и его окрестностях. Монастыри и сами часто превращались в мастерские. Например, многие монахи Студийского монастыря в Константинополе были в ту пору кожевниками и кузнецами, каменщиками и плотниками, ювелирами и портными.

В 863 г. при императоре Феофиле был наконец восстановлен Константинопольский университет. В IX в. в Константинополе трудился математик и философ Лев Математик. Он был некоторое время ректором университета. Ему, в частности, принадлежит идея использования букв в качестве математических символов. Он же создал многие диковинки зала Магнавры и изобрел световую сигнализацию, которая использовалась для передачи во дворец сообщений из дальних провинций империи. Блестящими эпиграммами прославилась поэтесса первой половины IX в. Кассия. Она была известна и как талантливый композитор-гимнограф. Но особенно значительны были в VIII—IX вв. достижения архитекторов, строителей и скульпторов. Именно в этот период строились Большой дворец и ряд других дворцовых зданий, в которых было собрано немало подлинных шедевров. Мозаичные работы мастеров той поры относятся к лучшим образцам византийского искусства.

А хозяев города — императорский двор и высшую знать империи — по-прежнему раздирали противоречия, отражавшие борьбу за власть между разными группами господствующего класса. Часто даже за схватками иконоборцев и иконопочитателей стояли личная корысть или властолюбие. При этом средства в борьбе использовались любые. Когда, например, после смерти императора Льва IV в 780 г. его жена Ирина, сторонница иконопочитания, стала регентшей, она круто расправилась со всеми своими противниками. Правда, через десять лет ей пришлось уступить власть сыну Константину VI.

В ту пору, когда новый император укреплялся на троне, он, не питая к матери ненависти, стремился привлечь ее к себе. В 792 г. он вернул Ирине титул императрицы, она стала его соправительницей. Между тем в голове матери зрели планы захвата власти. Интрига была коварной, достойной нравов императорского двора. Константин не питал нежных чувств к жене, и, когда он влюбился в одну из фрейлин Ирины, Феодору, мать поощрила эту страсть и сама толкнула сына на развод. Константин, вероятно по совету Ирины, обвинил жену в намерении отравить его. Но даже вазы с мутной жидкостью, которую император объявил ядом, не убедили патриарха Тарасия, упорно противившегося разводу. Император силой принудил жену уйти в монастырь и обвенчался с Феодорой. Тут-то и начал выполняться замысел Ирины. Византийские святоши, особенно монашество, осудили императора. Когда же Константин начал арестовывать и ссылать наиболее шумных представителей монастырской братии, недовольство охватило еще более широкие слои населения. Тем временем Ирина всячески подогревала недовольство. Посулами и дарами она собрала вокруг себя гвардейских офицеров и 17 июня 797 г. низложила сына. Императору удалось бежать на азиатский берег Босфора. Но и там он не сумел скрыться от клевретов Ирины. Его под охраной привезли в город и в дворцовом «зале порфиры», где по традиции императрицы разрешались от бремени и где родился он сам, палач по приказанию матери выколол ему глаза. Остаток жизни Константин провел во дворце в качестве узника в обществе любимой жены.

Взойдя на престол, Ирина окружила себя ничтожными и мелкими людьми, льстецами и ханжествующими монахами и евнухами. Все ее царствование было сплошной чередой дворцовых интриг, государственные дела шли из рук вон плохо. Честолюбивая интриганка все же пять лет продержалась на троне.

В первые десятилетия IX в. в столице продолжалась острейшая политическая борьба, облаченная в одежды ийоноборчества и иконопочитания. Император Лев V Армянин проводил жестокий террор против иконоборцев. Постепенно составился заговор во главе с военачальником Михаилом Травлом. Императору стало известно о заговоре, Михаила приговорили к сожжению. Но все же заговорщикам удалось в ночь на 25 декабря 820 г. убить Льва V. Михаила возвели на трон, не успев даже снять с него оковы.

Осада Константинополя Фомой

Все эти события привели к первому в византийской истории мощному антифеодальному восстанию. Его возглавил Фома Славянин, видный военачальник, выходец из низов. Основную массу участников восстания составляли разоренные гнетом феодалов крестьяне и бедный городской люд. По сути дела, это было движение народных масс, которое использовали в своей борьбе за власть различные группировки правящего класса.

Страницы летописей и народные предания сохранили биографию вождя повстанцев. Еще в период правления Ирины Фома бежал из Константинополя к персам. Причиной бегства было, по ряду версий, стремление спастись от кары за какое-то преступление. Со временем он появился в восточных провинциях империи, выдав себя за Константина — сына Ирины.

К тому моменту, когда трон занял Михаил II, Фома собрал большое войско; в его руках оказался, и императорский флот. Повстанцы переправились на захваченных кораблях на европейский берег Босфора и осенью 821  г. осадили столицу. Флот Фомы Славянина прорвал цепь, преграждавшую судам вход в Золотой Рог, и морские силы повстанцев соединились с сухопутными войсками Фомы, подошедшими к стенам города через фракийские земли. Славянское население Фракии  и Месопотамии оказало Фоме и его армии активную поддержку.

Осада оказалась для Фомы нелегким делом. Надежды самозванца на поддержку населения Константинополя и его добровольную сдачу не оправдались. Осадная техника повстанцев не смогла сокрушить стены города, холода и отсутствие успехов постепенно лишили часть их армии боевого духа. Михаил, удачно выбрав момент, совершил со своим войском вылазку, одержал победу в сражении и вернул себе часть флота. Но и после этой победы императору не сразу удалось справиться с повстанцами. Лишь подкупив некоторых сторонников Фомы и получив поддержку болгарского хана Омортага, Михаил II сумел разгромить армию повстанцев. Фоме пришлось отступить от стен Константинополя. Некоторое время он с остатками своей армии удерживал небольшую территорию на берегу Мраморного моря, а затем укрылся в Адрианополе, где в течение пяти месяцев отражал атаки войск Михаила П. Положение осажденных становилось все тяжелее, голод и лишения восстановили против Фомы его последних сподвижников. В октябре 823 г. он был схвачен и выдан Михаилу II. Фома был казнен, такая же участь постигла и двух его сыновей.

Дворцовые интриги в Константинополе

В середине IX в. в императорском дворце разыгрались события, которые поразили даже искушенных в интригах и коварстве придворных. Император Михаил III отличался распущенностью нравов; время свое он проводил в кутежах и оргиях, больше всего любил охоту и лошадей, пропадал на скачках и состязаниях атлетов. При его дворе служил некий Василий — выходец из небогатой крестьянской семьи, жившей в Македонии. Очень сильный физически, отменно владевший искусством объезжать лошадей, Василий в короткий срок стал любимцем императора и получил должность главного конюшего. Михаил осыпал нового фаворита подарками, а затем женил на своей любовнице. Честолюбивый конюший быстро делал карьерзг. Вскоре он убил дядю императора, Варду, державшего в своих руках бразды правления государством. Это произошло в апреле 865 г. с согласия императора во время похода армии в азиатские владения империи, в котором участвовал и двор. Группа заговорщиков во главе с Василием буквально изрубила Варду на куски на глазах василевса. Через год после убийства Варды Василий стал соправителем императора. Прошло немногим более двух лет, как наступил черед самого Михаила. Сентябрьской ночью 867 г. император был зверски убит в собственной спальне группой заговорщиков во главе с Василием. Так в императорском дворце появился новый властитель, а с его воцарением — и новая династия, Македонская, которая продержалась более полутора веков.

Став императором, Василий Македонянин оказался весьма заботливым попечителем константинопольских церквей и монастырей, которые с течением веков и в результате землетрясений и небрежения властей сильно обветшали. Были организованы реставрационные работы в храме ев, Софии, обновлены многие другие крупные церкви. Ряд церквей был полностью перестроен. Несколько древних храмов, в частности храм Богородицы Халкопратийской и церковь св. Лаврентия, были буквально подняты из руин. Было сооружено и несколько новых приютов для бедных. По приказу Василия в столице было построено немало новых церквей, в том числе несколько церквей на территории дворцового комплекса; их убранство отличалось особенной пышностью. Среди этих построек выделялась Новая Базилика, сооруженная в юго-восточной части дворца. Здание, имевшее вид пятикупольного храма, было богато отделано мрамором и мозаикой, золотом, серебром и жемчугом. Обновление и строительство храмов в конце IX в. еще более украсило византийскую столицу. Императоры Македонской династии и в следующем веке уделяли много внимания храмам и монастырям Константинополя. Драгоценности, священные реликвии, произведения искусства постоянно пополняли сокровищницы столичных храмов.

Заговоры и перевороты, интриги придворных и борьба церковников составляли картину жизни Константинополя и в X в. Особенно острой была борьба за власть в империи между знатью столицы и провинций. Ее отражением был мятеж Андроника Дуки в 906—907 гг. Начался он в районе. Икония в Малой Азии, где Дука завладел крепостью Кавала. Мятеж тут же отозвался в столице, где патриарх Николай Мистик тайно поддержал бунтовщиков. Дело, как это нередко бывало, осложнилось из-за семейных неурядиц императора Льва VI (886—912), пожелавшего вступить, в нарушение церковных правил, в четвертый брак. Таким образом, внешне борьба императора с его противниками выглядела как столкновение с патриархом по вопросам канонических правил. Горожане могли вволю посудачить о том, как патриарх и его свита преграждали василевсу вход в храм св. Софии, ибо на него была наложена эпитимия и вход в церковь ему был запрещен. Все кончилось очередным насилием: Николай Мистик был отправлен в монастырь на азиатском берегу Босфора. Правда, через несколько лет ему удалось вернуться в столицу, где он вновь оказался в центре событий. Мятеж между тем угас, так как Андроник Дука прекратил борьбу и бежал к арабам.

Преемник Льва VI, Александр, правил всего год, но этого срока хватило, чтобы вызвать возмущение населения.; Когда император внезапно умер на ипподроме, в столице вспыхнуло народное восстание, причем бунт бедноты, как обычно, постаралась использовать в своих целях знать. Восстание возглавил сын Андроника Дуки, Константин. Восставшие заняли ипподром, где при свете факелов, ибо дело было на рассвете, восьмилетний сын Льва VI, Константин VII Багрянородный, был провозглашен императором. Затем толпа ринулась на штурм императорского дворца, но хозяйничавший там регентский совет сумел отразить атаку. Константину Дуке восстание стоило головы. Николай Мистик в эти дни сыграл неблаговидную роль. Вначале он поддержал Дуку и его сторонников, а потом неожиданно перешел на сторону императора и даже возглавил защиту дворца.

Похожие события произошли в Константинополе летом 963 г. Борьба за власть между различными группировками знати вознесла на трон видного полководца Никифора Фоку, чрезвычайно популярного в народе. Фока был героем завоевания Крита, много раз одерживал блестящие победы в войнах с арабами. Его любили солдаты, ценившие в своем начальнике готовность делить с ними все тяготы походной жизни и опасности в бою. Фока славился аскетическим образом жизни. Он обладал большой властью, ибо в его распоряжении находилась огромная армия.

Вступив в борьбу за престол, начавшуюся после смерти императора Романа II (959—963), Фока двинулся к Константинополю. Он провозгласил себя императором и встал с войском у стен столицы, где его сторонники подняли бунт против евнуха Иосифа Вранги, в чьих руках находилась реальная власть. В городе начались кровавые схватки, грабили дома сторонников Вранги. Через три дня, 16 августа 963 г., узурпатор торжественно въехал в город через Золотые ворота. Население ликовало. Патриарх встречал Фоку в храме св. Софии. Через месяц красавица Феофано, вдова Романа II, стала женой нового властелина империи, что вызвало в столице массу толков и пересудов. Очень усложнились отношения императора с патриархом, который по ряду причин признал этот брак нарушением канонических правил.

Власть Никифора оказалась не слишком долгой. Императором были недовольны многие представители знати, как столичной, так и провинциальной, и зимой 969 г. против него составился заговор, в котором участвовала и Феофаво. День убийства Никифора оказался необычайно драматичным. Феофано впустила заговорщиков в свой терем и весьма искусно их спрятала. Узнав из анонимного письма, что его жизни угрожают люди, находящиеся в покоях императрицы, Никифор распорядился их обыскать. Когда там никого не нашли, Никифор счел письмо мистификацией и удалился в свою спальню. Через два часа под покровом ночи главарь заговорщиков в корзине был поднят в императорскую опочивальню. Бесшумно подкравшись к спящему Никифору, убийца мечом разрубил ему голову. Это произошло в ночь на 11 декабря 969 г.

Пришедшему ему на смену к власти военачальнику Иоанну Цимисхию тоже пришлось рано покинуть этот мир. Когда в январе 976 г. он умер от какой-то странной болезни, ходили упорные слухи, что его отравили ядом медленного действия. Слухи были правдоподобны, ибо Цимисхий имел немало врагов среди высшего чиновничества и военной аристократии. Их недовольство несколько раз проявлялось открыто, но император некоторое время умело лавировал, спасая себя и трон.

Добавим к этому рассказу несколько слов о Феофано. Слава ее в ряду византийских императриц соперничает со славой Феодоры — жены Юстиниана I. Вся жизнь Феофано — цепь драматических событий, которые интересны и сами по себе, но особенно как яркая характеристика нравов византийской знати X в. Многие византийские историки и писатели изображали Феофано роковой женщиной. Ей приписывали отравление супруга; молва утверждала, что к яду Феофано прибегала и в иных случаях, убирая своих противников. Быть может, это и преувеличение или просто домысел. Но точно известно, что убийство Никифора Фоки организовала она и что она была беспощадна к своим родственникам, если они хоть как-то мешали ее честолюбивым планам. Не одна византийская царевна окончила свои дни затворницей в монастыре по требованию Феофано. Иоанн Цимисхий получил власть фактически из рук Феофано, ставшей до переворота его любовницей. И все же судьба нанесла справедливый удар этой женщине, в которой ум и красота соперничали с властолюбием и постоянной готовностью к интриге. Когда патриарх потребовал от Цимисхия наказания убийц Фоки и удаления Феофано в качестве условия коронации в храме св. Софии, претендент тут же отрекся от участия в заговоре и выдал соучастников. Феофано была сослана в монастырь Проти, расположенный на одном из Пршщевых островов. Через несколько месяцев она оттуда бежала, укрылась в храме св. Софии, но вскоре была схвачена и отправлена в один из самых отдаленных монастырей в Малой Азии. Там она провела шесть лет, а когда империей стали править ее сыновья, ей разрешили вернуться в императорский дворец при условии, что она не будет иметь никакого отношения к государственным делам. Умерла эта честолюбивая и коварная женщина во дворце, забытая и врагами, и друзьями.

Внутриполитическая жизнь столицы самым тесным образом была связана с внешними делами империи. Византийские императоры вели многочисленные войны — большие и малые — далеко на Востоке, во владению арабов, и на западных границах, на Балканах. Их успехи и неудачи обычно немедленно отражались на расстановке политических сил в столице. Иной раз они приводили к власти новых василевсов, чаще же их следствием бывали перетасовки министров и придворных. Любое сколько-нибудь крупное внешнеполитическое событие — победа в сражении или неудача в долгой осаде, гибель известного полководца или захват огромной добычи — оживленно обсуждалось не только во дворце императора или в резиденции патриарха, но и на улицах Константинополя. О влиянии военных дел на политическую жизнь столицы свидетельствовало и то обстоятельство, что два блестящих полководца, Никифор Фока и Иоанн Цимисхий, были вознесены на трон. Впрочем, влияние армии, а тем более императорской гвардии объяснялось и тем, что самому Константинополю нередко угрожала военная опасность.

В период почти полувекового правления Василия II (976—1025), человека деятельного и сурового, столица особенно часто испытывала воздействие военных походов императора, ибо Василий стремился к захвату соседних земель на Балканах. На протяжении четверти века Василий II сражался против болгар. Война началась неудачно для византийцев, потерпевших в августе 986 г. сокрушительное поражение. Но затем Василию II стал сопутствовать успех, и летом 1014 г. ему удалось разгромить болгарское войско. Стремясь посеять ужас в стане противника, император приказал ослепить около 15 тыс. пленных болгар, за что получил имя Болгаробойца. Болгария признала его власть.

Длительные военные походы в болгарские земли откликались в столице по-разному. После неудачи 986 г. против Василия II началось восстание в Малой Азии, поднятое несколькими военачальниками. Император попросил помощи у Руси. Когда шеститысячная русская дружина прибыла во владения Византии, Василий переправил ее ночью через Босфор и неожиданно напал на армию мятежников, которая стояла на азиатском берегу пролива, у Хрисополя. В 988 г. император разгромил войско противника, а через год полностью подавил мятеж. Голова зачинщика смуты и предводителя бунтовщиков Варды Фоки была выставлена в столице для всеобщего обозрения.

Дальнейшие годы царствования Василия II были для Константинополя сравнительно спокойной порой. Во всяком случае, о народных волнениях или мятежах в столице сведений в источниках не сохранилось. Правда, в 989—990 гг. несколько раз случались землетрясения, отчего обрушилось много домов; пострадал и храм св. Софии, который потом несколько лет восстанавливали.

Жизнь людей в Константинополе

Византийская столица всегда поражала своими контрастами. Не случайно К. Маркс называл Константинополь «главным центром роскоши, и нищеты на всем Востоке и Западе». Великолепные дворцы и храмы, множество процветающих торговых и ремесленных заведений, бурлящий порт, у причалов которого стояло бесчисленное множество судов, разноязыкая, пестро одетая толпа горожан — все эти благополучные картины не могли скрыть бедности, а порой и ужасающей нищеты большинства жителей столицы. Простолюдины ютились, как правило, в высоких и очень узких домах, в которых были десятки крошечных квартир или каморок. Но и это жилье стоило дорого, многим оно было недоступно. Застройка жилых кварталов велась очень беспорядочно. „Дома буквально громоздились друг на друга, что было одной из причин огромных разрушений во время частых здесь землетрясений. Кривые и очень узкие улочки были, невероятно грязны, завалены отбросами. Высокие дома не пропускали на них дневной свет. По ночам улицы Константинополя практически не освещались. И хотя существовала ночная стража, в городе хозяйничали многочисленные шайки грабителей. Все городские ворота на ночь запирались, и людям, не успевшим пройти до их закрытия, приходилось ночевать под открытым небом.

Рабочий люд, не имевший средств даже на жалкую каморку, жил прямо на улицах города. Портики и открытые галереи Константинополя были буквально забиты бездомными, положение которых становилось просто отчаянным, если выдавалась суровая зима. Нередко не хватало питьевой воды, водопроводы работали плохо. Во время засухи или в случае порчи водопровода у водяных цистерн происходили настоящие побоища. Частым бедствием, от которого особенно страдала городская беднота, были пожары. Они в немалой степени вызывались тем, что дома отапливались жаровнями с углями.

Улицы столицы кишели народом. Большинство толпилось у многочисленных лавок в центральной части города, в рядах Артополиона, где располагались булочные и пекарни, а также лавки, где торговали овощами и рыбой, сыром и разными горячими закусками. Простонародье обычно питалось овощами, рыбой и фруктами. В бесчисленных кабаках и тавернах продавали вино, лепешки и рыбу. Эти заведения были для константинопольских бедняков своего рода клубами.

Неотъемлемой частью картины города были толпы нищих, ютившихся у подножия гордых колонн и у постаментов прекрасных статуй. Константинопольские нищие были своеобразной корпорацией. Их дневной заработок имел не каждый рабочий человек. Загрязненные улицы и толпы нищих представляли собой источник разных болезней. Но истинным очагом антисанитарии были огромные ямы на окраинах, куда свозились трупы казненных.

Горожане любили бани. В Константинополе их было очень много — частных и общественных. Бани не только имели гигиеническое назначение, но и пользовались репутацией целебных. Правда, из-за нехватки воды бани нередко переставали работать. Для приезжих со времен Юстиниана строились странноприимные дома с конюшнями и многочисленными службами. Эти средневековые гостиницы были по карману только зажиточным людям.

В средневековом Константинополе чрезвычайно была развита проституция. В IX в., например, существовал целый квартал проституток, в центре которого возвышалась статуя Афродиты. Гетеры селились и в других районах города, Отдельные меры императоров и городских властей против проституции ничего не изменили в этом отношении на протяжении веков.

Столкновения Константинополя и Киевской Руси

В X в. византийская столица несколько раз отражала натиск нового сильного и опасного противника — Киевской Руси. Впервые русские дружины под командованием Аскольда и Дира совершили поход на Константинополь, который они называли Царьградом, в 60-х годах IX в. На 200 ладьях они добрались до Константинополя, но осадить город им не удалось. Буря уничтожила почти все суда, и лишь немногим воинам удалось вернуться в родные края.

В 907 г. в поход против Византии выступил князь Олег. Он собрал огромное войско. В походе участвовало около 2 тыс. судов. Когда флот Олега появился у Константинополя, византийцы преградили ему доступ в гавань, а сами укрылись за мощными стенами. Тогда русские воины начали опустошать окрестности города. Предание гласит, что Олег повелел вытащить на берег суда и поставить их на колеса, после чего его флот при попутном ветре двинулся под парусами к стенам Константинополя. Византийцы были вынуждены вступить в переговоры. Олег потребовал, чтобы впредь русским купцам было предоставлено право беспошлинной торговли во владениях Византии, чтобы им выдавались бесплатно продовольствие и все необходимое для жизни в Константинополе в течение шести месяцев, а также припасы на обратный путь. Византийцам ничего не оставалось делать, как принять эти требования. Между киевским князем и византийским императором был заключен соответствующий договор. По преданию, воины Олега прибили свои щиты к воротам константинопольских стен, отметив так свой успех. Олег вернулся в родные края победителем. Он привез с собой много золота, драгоценностей и различных товаров. Через четыре года, в 911 г., послы князя Олега вновь побывали в Константинополе и заключили новый договор, который подтвердил все прежние льготы. Император щедро одарил послов золотом, дорогими тканями и богатыми одеяниями.

Преемник Олега, князь Игорь, предпринял новый военный поход против Византии. В 941 г. огромный флот направился к берегам византийской столицы. В походе, по преданию, участвовало около 10 тыс. ладей. Император выслал навстречу флоту Игоря свои корабли. И вновь «греческий огонь» избавил столицу от грозной опасности: византийцы уничтожили большинство русских ладей. Тогда воины Игоря начали разорять поселения на берегах Босфора. Однако и здесь их постигла неудача в сражении с византийцами.

В 944 г. киевский князь предпринял еще один поход на Константинополь. На этот раз его силы двинулись к столице Византии двумя путями — морем и сушей. Император предложил покончить дело миром. Вскоре в стане русского князя, на берегу Дуная, был заключен новый договор между Византией и Киевской Русью. Он подтвердил условия прежних соглашений. Однако по до-говору 944 г. русские купцы были вновь вынуждены уплачивать торговые пошлины. Игорь принял на себя обязательство защищать владения Византии в Крыму, а император дал обещание оказывать в случае необходимости военную помощь киевскому князю.

Церковь построенная после падения Константинополя
Церковь построенная после падения Константинополя

И все же отношения между Киевской Русью и Византией продолжали оставаться напряженными. Стремясь их улучшить, княгиня Ольга, правившая после кончины своего мужа, князя Игоря, решила побывать в столице Византии. Поводом для визита стало ее желание быть обращенной в христианство в Константинополе. Поездка княгини имела важную государственную цель: Ольга рассчитывала провести переговоры о развитии торговых и политических отношений между двумя государствами. Княгине была устроена торжественная встреча. Крестил Ольгу патриарх Полиевкт, а восприемником от купели в обряде крещения был сам император Константин VII Багрянородный. Пышный прием ожидал Ольгу в императорском дворце. Однако добиться каких-либо новых в сравнении с договором 944 г. преимуществ для Киевской Руси княгине так и не удалось.

В тот период внешнеполитическое положение Византии было трудным. Империя вела войны с соседями на западе и востоке. В тяжелой борьбе с арабами к середине X в. произошел перелом в пользу византийцев. Ослабление Багдадского халифата и его распад позволили Византии восстановить свою власть над частью Малой Азии, Сирией и Верхней Месопотамией. Усилилось влияние Византии в Армении и Грузии. Вместе с тем в конце X в. войска империи, как отмечалось, несколько раз терпели поражения в войнах с Болгарским государством.

В XI в. вновь ухудшилась ситуация на северных и восточных границах империи. С севера византийцев начали теснить печенеги, а с востока — турки-сельджуки.

В 60-х годах XI в. византийские императоры несколько раз предпринимали походы против сельджуков, но остановить их натиск на малоазиатские земли империи не удалось. К концу XI в. под властью сельджуков оказались почти все византийские владения в Малой Азии.

В таких условиях для Византии огромное значение приобрели связи с древнерусским государством, упрочившиеся после принятия Русью христианства. В X— XI вв. расширилась русско-византийская торговля. Русская купеческая колония в монастыре св. Маманта стала весьма значительной. Ежегодно сюда весной приходили торговые караваны из русских земель. В X—XI вв. русские дружины не раз участвовали в походах византийской армии. Русские воины использовались тогда и в качестве почетной стражи во дворце, а также в составе императорской гвардии.

Жизнь византийской столицы и в XI в. отличалась постоянной борьбой в среде правящей знати, отражавшей общий политический кризис империи. Столетие было заполнено мятежами и переворотами. Враждовавшие группировки постоянно использовали народное недовольство непомерными налогами и засильем то и дело менявшихся фаворитов императора или императрицы. Один из таких бунтов вспыхнул в апреле 1042 г., когда стихийный протест масс вылился во вмешательство в борьбу за власть между сторонниками Михаила V и группировкой знати во главе с дочерью покойного императора Константина (1025—1028) Зоей. Ее ссылка на Принцевы острова и пострижение в монахини вызвали взрыв недовольства городского плебса. Разгромив многие дома знати, толпа взяла штурмом дворец василевса. Часть дворца была разграблена, нападавшие уничтожили ненавистные народу налоговые списки. Результатом этих событий, как всегда в подобных случаях, была смена властителя. Михаил V, бежавший в Студийский монастырь, был низложен и ослеплен, на престол возвели мужа возвращенной из монастыря Зои.

Заговоры и перевороты в Константинополе в 10 веке

В 1047 г. к стенам Константинополя подошли конные отряды восставшего против императора вельможи Льва Торника. Собрав большое войско и обеспечив себе поддержку части константинопольской знати, Торник ворвался в город, обратив в бегство выступившее против него слабое ополчение. Победа казалась настолько близкой, что претендент на престол позволил себе промедлить, ожидая депутацию, которая должна была пригласить его взять в руки власть. За это время к столице были подтянуты императорские части, а войска узурпатора поборами и грабежами восстановили против себя жителей окрестностей. Армия Торника была рассеяна, сам он был захвачен в плен и ослеплен.

Последующие три десятилетия были для столицы сплошной полосой заговоров и переворотов, приводивших к власти новых императоров. В это смутное время постепенно крепло политическое влияние знатного рода Комнинов. Впервые представитель этого рода, Исаак Комнин, оказался на византийском престоле в сентябре 1057 г. Но трон ему достался скорее в силу стечения обстоятельств, чем благодаря его государственным способностям. Правил он немногим более двух лет, а затем отрекся от престола и постригся в монахи. Было ли это добровольное отречение, или отношения нового императора с высшей знатью и патриархом столь усложнились, что Исаак Комнин уже не чувствовал себя на троне уверенно, мы не знаем. Скорее всего отречение было результатом коварной интриги, творцы которой использовали недовольство знати и патриарха действиями Исаака, направленными на усиление центральной власти. Во всяком случае, заявка Комнинов на создание новой династии оказалась неудачной. К власти пришел другой знатный византийский род, Дука, к которому принадлежал Константин X (1059—1067).

Непрерывная борьба за власть в столице ослабляла империю, следствием чего стали поражение византийского войска в битве с сельджуками при Манцикерте (август 1071 г.), ликвидация византийских владений в Южной Италии и потеря ее влияния на Адриатическом побережье, антивизантийские восстания в Болгарии и в ряде районов Малой Азии. В эти годы положение столицы стало тяжелым, постоянно ощущалась острая нехватка продовольствия, доставку которого затрудняли набеги сельджуков. Порой в Константинополе царил голод, люди умирали прямо на улицах.

Среди императоров той поры мужеством и военной доблестью выделялся Роман Диоген. Он вступил на престол при обстоятельствах необычных. Военачальник, прославившийся победой над печенегами, Роман Диоген возглавил заговор против вдовы Константина Дуки, Евдокии, ставшей регентшей после смерти мужа. Заговор был раскрыт, Романа в кандалах доставили в Константинополь, где военный суд приговорил его к смерти. Далее события развернулись весьма неожиданным образом. Евдокия, увидев Романа, помиловала осужденного, скорее всего из-за возникшей симпатии к мужественному и красивому молодому полководцу. Романа сослали в его родные места, в Каппадокию, но не прошло и двух месяцев, как он был вызван в столицу и назначен главнокомандующим армией. Затем — брак с Евдокией, и Роман надел на голову императорский венец.

Новый император много сил уделял укреплению армии, пытался усилить свое влияние на церковные дела. Но борьба между различными группировками византийской знати стоила ему трона. Именно Роман Диоген возглавлял византийское войско в битве при Манцикерте, во время которой один из военачальников, Андроник Дука, изменил ему, содействовав тем самым победе предводителя сельджуков Алп-Арслана. Предавший императора военачальник поспешил в столицу с известием о поражении Романа, что дало повод к новой вспышке борьбы за власть в столице. Все кончилось очередной гражданской войной, в ходе которой (1071—1072) Роман погиб.

В последующее десятилетие борьба за верховную власть в империи продолжалась. Политическая ситуация в столице чаще всего была в тот период неустойчивой, чреватой заговорами.  ,

В 1081 г. у стен столицы появились войска сторонников Комнинов, выступивших против императора Никифора III Вотаниата. Их вождь Алексей Комнин открыто стремился к престолу. Политика Никифора III вызывала недовольство широких слоев населения столицы, ибо этот император был ставленником провинциальной феодальной знати ж действовал лишь в ее интересах. Комнинам удалось без особого труда овладеть городом. Победители грабили храмы, бесчестили женщин, убивали жителей. Так пришла к власти династия Комнинов. 4 апреля 1031 г. Алексей Комнин был коронован.

К середине XII в. династия Комнинов вернула империи мощь, а столице — блеск и пышность. Первые три представителя этой династии — Алексей I, Иоанн II и Маиуил I — отличались военной доблестью и вниманием к государственным делам. Но опирались они на относительно узкую прослойку знати, преимущественно новую аристократию, порожденную XI веком. Нравы двора постепенно изменились. Строгий этикет уступил место шумным пирам и всевозможным развлечениям. Император Мануил любил устраивать богатые приемы. В его Влахернском дворце, а также в летних резиденциях на Босфоре беспрестанно устраивались всевозможные празднества — придворных увеселяли музыкой и пением, застольем и турнирами. Впрочем, отказавшись от строгости дворцового церемониала, новые властители империи не нарушили традиционной для византийского двора любви к заговорам и интригам. Уже против Алексея I было составлено несколько заговоров, в которых участвовали высшая знать и военачальники. Даже у постели умирающего императора шла борьба между его детьми и ближайшими родственниками за корону, которая вот-вот должна была оказаться без хозяина.

В политических бурях в византийской столице непременно участвовало высшее духовенство. В XI в. ослабление центральной власти привело к обострению борьбы за контроль над делами государства между различными группировками знати. В связи с этим роль духовенства в политической жизни империи резко возросла: оно всегда находило нужные средства и аргументы, делавшие ту или иную группу знати либо ее лидера бесчестными с точки зрения религии и морали. Чаще всего сначала в ход пускалось слово, дискредитирующее противника, и лишь затем наступала очередь оружия. Если еще в X в. василевс мог приказать избить неугодного ему патриарха и заточить его в тюрьму, то в XI в. приходилось действовать куда тоньше: патриарха хитростью выманивали из столицы, когда нужно было отделить его от волнующейся паствы. Место членовредительства и ссылки заняли подкуп патриархов, дарование церкви всяческих льгот и привилегий.

Развитие культуры и архитектуры

В IX—XII вв. Константинополь обогатился многими выдающимися произведениями зодчества. Крупнейшим культовым зданием, построенным в конце IX столетия, был пятипефный крестово-купольный собор, известный как храм Василия Македонянина. Здание не сохранилось, и сведения о нем содержатся только в письменных источниках. Прочие храмы дошли до нашего века, сильно измененные и в большинстве своем превращенные в мечети после турецкого завоевания, о чем речь пойдет ниже. В конце IX в. в монастыре Акаталепта был построен большой собор с вместительными хорами. В X в. была сооружена церковь Богоматери на территории столичного монастыря Липса. Двумя веками позже императрица Феодора, жена первого Палеолога, Михаила III, распорядилась воздвигнуть рядом с церковью Богоматери семейную усыпальницу для Палеологов, а также церковь Иоанна. К середине X в. относится строительство погребальной церкви императора Романа Лекапена (920—944). Несколько значительных в архитектурном отношении зданий было сооружено и в XI—XII вв., в их числе северная и южная церкви монастыря Пантократора (Вседержителя). В X—XII вв. в византийской столице насчитывалось около 350 церквей и монастырей, включая и мелкие часовни.

Памятники IX—XII вв. свидетельствовали о продолжении ранневизантийских архитектурных традиций, состоящих в создании гармоничного единства основных элементов здания. Вместе с тем они отражали усилившееся влияние восточной школы византийского зодчества с ее стремлением к простоте и реальности. Константинопольские архитекторы, строители и художники многие годы жизни отдавали сооружению прекрасных зданий. А тем временем история готовила городу испытания, которые оказались тяжкими не только для людей, во и для творений рук человеческих.

В XI в. произошло очень важное для судеб империи и ее столицы событие. Оно было связано с давней борьбой папского престола в Риме и Константинопольского патриаршества в сфере религиозной догматики. Эта борьба была проявлением соперничества из-за главенства во Вселенской церкви, от которого зависели не только размеры церковных доходов, но и масштабы политического влияния на принявшие христианство народы. В первой половине столетия между константинопольским патриархом Михаилом Керулларием и римским папой Львом IX возникли острые разногласия по вопросу о том, кому из них должно быть подчинено южноитальянское духовенство. Дело дошло до того, что послы папы римского в 1054 г. возложили на алтарь храма св. Софии грамоту с анафемой патриарху Михаилу. В свою очередь, византийский церковный собор предал анафеме послов папы римского. Церковный раскол стал неизбежен, и церковь разделилась на западную и восточную. Западную стали называть римско-католической, восточную — греко-католической, а впоследствии православной. Раскол привел к ухудшению отношений Византийской империи со странами Западной Европы, что стало особенно ощутимым в эпоху крестовых походов.

Крестовые походы (конец XI—XIII в.) представляли собой, как известно, захватнические войны западноевропейских феодалов, хотя устраивались они под лозунгом «освобождения от мусульман гроба господня», т. е. завоевания Иерусалима, где, по христианским преданиям, находилась гробница Иисуса Христа. В Западной Европе ходили легенды о сказочных богатствах тех стран, через которые должен был пролечь путь крестоносного воинства к Иерусалиму. Византия оказалась на этом пути, и ей было суждено стать одной из жертв алчности крестоносцев.



Реклама