Заключение Брест-Литовского мирного договора 1918 г


Характер ведения военных действий на линии "Восточного" фронта на всем протяжении первой мировой войны напрямую зависел от ряда совокупных факторов, обеспечивающих боеспособность действующей русской армии, и менялся в зависимости от процесса эволюции их развития в дальнейшем.

Неудачный исход русско-японской войны для Российской империи и ее армии заставил высшее военное и гражданское руководство Российской империи коренным образом изменить политику реформирования вооруженных сил страны, что особенно осложнялось крайне невыгодным геостратегическим положением России и необходимостью вследствие этого даже в условиях мирного времени содержать значительные вооруженные силы (к 1914г. - 1,4 млн. чел.), что сдерживало темпы экономического роста. Развитию данного процесса так же способствовал фактор возможности развязывания крупномасштабных военных действий в Европе между Антантой и Тройственным союзом.

Начиная с 1905 г. проводятся коренные преобразования в сфере комплектования армии личным составом: осуществляется переход на территориальную систему комплектования армии, отменяются сословные ограничения при приеме в военные училища (с 1910 г.). Основной состав армии по-прежнему призывался из состава крестьян, что, тем не менее, не отразилось на снижении качества боевой выучки, как солдат, так и офицеров. Происходит реформирование и в сфере материально-технического обеспечения русской армии. Так, несмотря на то, что основным родом войск продолжала оставаться кавалерия свое дальнейшее развитие получили военная авиация и инженерные войска, военно-морской флот.

Однако, несмотря на достигнутые в ходе реформирования успехи, имелись и некоторые отрицательные моменты, несмотря на все предпринимаемые меры, ухудшающие возможный успех как крупных, так и более мелких войсковых оперативно-тактических единиц в бою, позже в совокупности с другими факторами, сказавшиеся на различных этапах военных действий и приведшие к поражению русской армии в первой мировой войне. Они имели место как в период, предшествовавший военным действиям так и непосредственно уже в ходе них.

На "Западном" фронте было сконцентрировано 47,4 % армий Тройственного союза, на "Восточном" фронте - 41,7 %, а на остальных театрах военных действий - около 10 %. Западный фронт, протяженностью 630 км, обеспечивали Франция, Великобритания, США и их союзники, которые вместе имели свыше 43 % мирового экономического потенциала. В то же время для обеспечения нужд армии на востоке, где длина фронта была в 5 раз больше, ресурсное военно-экономическое обеспечение со стороны России было в 4 раза меньше. Данное несоответствие ощутимо сказывалось на уровне и масштабах военно-технического обеспечения действующих армий основными видами вооружения.

Уже в ходе начала боевых действий в 1914 г. сказалась необеспеченность русской армии в вооружении и боеприпасах. Так, например, хотя русская армия и имела положенные по штату 7,1 тыс. орудий и 1тыс. снарядов к ним, основная единица русской армии - корпус значительно уступал германскому корпусу по своей огневой мощи (108 орудий против 160). Кроме того, мобилизационные планы русской армии, рассчитанными по опыту русско-японской войны 1904-1905 гг., оказались заниженными. Так, к началу войны имелось 4,3 млн. штук винтовок, чего, однако хватило лишь на общую мобилизацию. К ноябрю 1914 г. недостаток в винтовках достиг уже 870 тыс. штук, что не могло не отразиться на боеспособности русской армии. Уровень же обеспеченности русской армии пулеметами, самолетами и автотранспортом был в 10 - 20 раз ниже обеспеченности армий Франции, Германии, Великобритании и США, что объясняется недостаточностью потенциальных экономических сил Российской империи для мобилизации военной промышленности.

По мере перехода военных действий из характера активных наступательных и оборонительных оперативных действий в позиционную войны, воюющие армии стали испытывать недостаток во всем необходимом, что было особенно характерно именно для русской армии. Подобный негативный процесс отразился на снижении ее боеспособности в 1915 г., особенно во время крупномасштабного отступления с территории Галиции и был приостановлен лишь в 1916 г. по мере возрастания военных поставок, которые, тем не менее, не могли полностью удовлетворить потребности русской армии вплоть до выхода России из войны.

Актуальным вопросом является так же проблема текучести кадрового состава русской армии, особенно в период 1914 - 1915 гг. Так за 1914 - 1915 г. русская армия потеряла свыше 2 млн. чел. убитыми, более 4,5 млн. чел. ранеными и 3,5 млн. чел. пленными, что фактически означало потерю всего личного состава армии подготовленного в рамках полной программы воинского обучения еще в период мирного времени. Основными источниками восполнения боевых потерь армии являются военно-обученные граждане и проходящие службу в запасе, а по истечении данного резерва в армию призывают новобранцев и признанных негодными к военной службе. Таким образом, уровень боеспособности армии напрямую зависит от численности в ней кадрового состава, наиболее обученного и подготовленного.

Степень милитаризации населения Российской империи среди ведущих воюющих держав достигал 8,6 %, что являлось недостаточным показателем. Кроме того, свыше 82 % вооруженных сил составляли патриархальные крестьяне, у которых отсутствовало чувство общегражданского патриотизма. В то же время армии остальных европейских государств являлись преимущественно имеющими городской состав призывников, являвшихся сознательными носителями патриотизма и великодержавного шовинизма.

Кроме того, профессиональный состав кадровых и военно-обученных военнослужащих в русской армии составлял менее 50 % от мобилизованных. Наибольшие потери кадровый состав русской армии понес в период 1914 - 1916 гг. Особенно велики они были среди офицерского и унтер-офицерского командного состава. Так, из 93 тыс. кадровых офицеров к началу 1917 г. осталось только 15 тыс. нестроевых офицеров, из 218 тыс. подготовленных унтер-офицеров - 30 тыс. чел. Так, находясь уже в эмиграции, генерал Н. Н. Головин отмечал: "К концу 1915 г. наше кадровое офицерство было в значительной мере перебито. На смену пришел новый тип офицера, офицер военного времени. Если и раньше состав нашего офицерства был демократичен, то теперь новое офицерство было таким еще в большей степени. Это был офицер из народа". Особенно большие потери претерпели наиболее стойкие и политически верные монарху гвардейские части, составлявшие основу армии, что впоследствии сказалось на политических настроениях солдатской массы.

С развитием хода военных действий и чередой стратегических неудач на фронтах вопрос материального снабжения и обеспечения дисциплины в русской армии все более обострялся. Армия фактически разделилась на: промонархический состав высшего офицерства (400 генералов и адмиралов), либерально-демократический корпус офицеров части высшего, среднего и младшего командного звена (200 тыс. чел.), маргинальную и политически неустойчивую массу солдат (ок.10 млн. чел.).

Ведение долговременной "позиционной" войны сказывался, в том числе и на моральном духе русской армии - основном элементе боеспособности армии любого государства. Патриотический подъём 1914 г., подкрепленный идеями панславянизма исчерпал себя. Усталость от войны сказывалась всё больше и больше. Бессменное нахождение на передовой линии в течение долгого времени, отсутствие активных боевых действий, соответствующих санитарно-бытовых условий на позициях, большие потери, недостаток в продовольствии и боеприпасах - всё это сказывалось на настроениях как солдатской, так и офицерской массы. И на фронте, и в тыловых гарнизонах всё чаще отмечались случаи нарушения дисциплины, выражения сочувствия революционно-настроенным рабочим.

Кроме того, военные действия наносили невозвратимый урон и экономике государства. Так, например, по величине военных расходов (без скрытых статей финансирования) - 826 млн. руб. Россия занимала второе место в мире после Германии (925 млн. руб.). Содержание же одного военнослужащего обходилось государственной казне в 590 руб. в год. При этом стоит отметить тот факт, что данные средства бюджета не возвращались в виде денежной массы или продукции обратно, а являлись безвозвратными. В условиях кризиса социально-экономической жизни государства подобное положение лишь обостряло революционное брожение и недовольство обществом войной.

Длительный характер войны вызвал рост милитаризации промышленности Российской империи, которая в силу своей слабости не могла выдержать равного вооруженного паритета с другими высокоразвитыми государствами Европы. На военные нужды фронта и государство работало свыше 70 % всех фабрично-заводских рабочих, однако даже подобная сверхмилитаризация не способствовала достижению равного паритета с европейскими державами. Кризис еще более обостряло и то, что Россия была вынуждена проводить модернизацию промышленности не перед началом войны, а уже непосредственно в ходе боевых действий, что требовало огромных финансовых вливаний, которых у России не было. Основной объем военных расходов российское правительство покрывало путем эмиссии бумажных денежных знаков, которая составляла 8,9 млрд. золотых рублей, займов у банков, налогов. Степень использования капитала на оборонные расходы страны составила 92,3 %, что свидетельствовало о полном истощении финансового потенциала бюджета Российской империи.

Кризису подверглись и другие отрасли экономического хозяйства страны. В результате массовых мобилизаций и большой нагрузки серьезный ущерб в годы войны был нанесен железнодорожной сети. Так, например, вследствие своего бедственного положения к 1917 г. она могла обеспечить фронту лишь 70 % всех необходимых поставок. Жестоко пострадало и сельское хозяйство страны. В деревне не хватало поставленных "под ружье" мужчин и транспорта для вывоза зерна, в то время как в городе намечалось кризисное осложнение с поставками продукции. Россия встала перед перспективой массового голода.

К 1917 г. основным препятствием продолжению войны стали не материальные недостатки (вооружение и снабжение, военная техника), а внутреннее состояние самого общества и армии как его составляющей. Политическим брожением были охвачены широкие массы населения России, основным политическим требованием которых являлось требование немедленного заключения мира, демобилизации армии. Кризис еще более усугублялся нехваткой продовольствия, топлива, одежды, особенно в городах, что способствовало увеличению революционных настроений. В феврале 1917 г. в России победила буржуазно-демократическая революция, и в стране разворачивается движение за революционный выход из войны.

Шестого апреля 1917г., имея собственные геополитические цели, в войну против Германии вступают США. Германский генеральный штаб принимает решение об активизации военных действий, как на "Восточном", так и на "Западном" фронтах, с целью досрочного разгрома и вывода из войны Великобритании, Франции и России. Чтобы предотвратить это, войска Антанты 16 апреля 1917 г. начали наступление на "Западном" фронте. Но атаки англо-французских войск, следовавших одна за другой 16 - 19 апреля, оказались безуспешными и чрезвычайно кровопролитными. В процессе наступательной операции командование англо-французских войск настойчиво требовало от Временного правительства России начать наступление на "Восточном" фронте с целью отвлечения части германских войск.

Несмотря на имеющиеся трудности, Временное правительство во главе с А. Ф. Керенским принимает решение организовать крупномасштабную наступательную операцию. Начатое 1 июля 1917 г. русское наступление в направлении г. Львова окончилось поражением русской армии.

Таким образом, в 1917 г. на всех фронтах войскам Антанты не удалось достичь успеха. Революционная ситуация в России и отсутствие необходимой согласованности в военных операциях внутри коалиции сорвали реализацию стратегических планов Антанты, рассчитанных на полный разгром австро-германского блока в 1917 г. В сентябре 1917 г. германская армия предприняла наступление на северном участке Восточного фронта с целью захвата Риги и Рижского побережья. На созванном в Москве в августе 1917 г. государственном совещании генерал Корнилов выразил мнение о скором падении Риги и открытии путей к Петрограду. Несмотря на то, что возможности удержать Ригу были, город сдали противнику. Боеспособных войск русской армии, способных противостоять противнику на данном направлении больше не было.

В октябре 1917 г. в результате революционных событий к власти приходят силы левых радикалов - партии РСДРП (б) во главе с В. И. Ульяновым - Лениным. Новая Советская власть большевиков сразу же предпринимает отчаянные шаги по стабилизации положения государства. Одним из первых ее законопроектов стал Декрет о мире, принятый 8 ноября 1917 г.

Таким образом, видно, что к 1917 г. на территории Российской империи сложилась предреволюционная ситуация, вызванная целым спектром имевшихся как внешнеполитических, так и внутриполитических факторов. Установленная после свержения режима Временного правительства Советская власть большевиков остро нуждалась в мире для того, чтобы полноценно установить собственный контроль над всей территорией государства и улучшить социально-экономическое положение российского общества Советской Россией.

Действия правительства советской России по выходу из первой мировой войны

Переговоры о мире начались 9 декабря 1917г. Делегации государств входящих в состав блока Тройственного союза были представлены статс-секретарем ведомства иностранных дел Р. фон Кюльман (Германия), министром иностранных дел граф О. Чернин (Австро-Венгерская империя), а так же делегатами от Болгарии и Оттоманской империи. В советскую же делегацию на первом этапе вошли 5 уполномоченных - членов Всероссийского центрального исполнительного комитета: большевики А. Иоффе, Л. Б. Каменев, Г. Сокольников, эсеры А. А. Биценко и С. Д. Масловский-Мстиславский, 8 членов военной делегации, секретарь делегации, 3 переводчика и 6 технических сотрудников.

Исходя из общих принципов Декрета о мире 1917 г., советская делегация предложила принять за основу переговоров следующую программу:

1. Недопущение насильственного присоединения захваченных во время войны территорий;

2. Вывод войск с оккупированных территорий.

3. Восстановление политической самостоятельности народов, лишившихся ее в ходе войны.

4. Гарантия возможности независимо решить вопрос о государственной принадлежности путем референдума для национальных групп, не имевших политической самостоятельности до войны.

5. Обеспечение культурно-национальной и, при наличии определённых условий, административной автономии национальных меньшинств.

6. Отказ от аннексий и контрибуций.

7. Решение колониальных вопросов на основе вышеизложенных принципов.

8. Недопущение косвенных стеснений свободы более слабых наций со стороны наций более сильных.

После трёхдневного обсуждения странами германского блока советских предложений вечером 12 декабря 1917 г. посол Германии Р. фон Кюльман сделал заявление о том, что Германия и её союзники принимают эти предложения. При этом была сделана оговорка, фактически отрицающая согласие Германии на мир без аннексий и контрибуций.

Констатировав подобным образом присоединение германского блока к советской формуле мира "без аннексий и контрибуций", советская делегация предложила объявить десятидневный перерыв, в ходе которого можно было бы попытаться привести страны блока Антанты за стол переговоров.

Во время перерыва, однако, выявилось то, что Германия имеет несколько иное понимание мира без аннексий, чем советская делегация. Для Германии речь совсем не идёт об отводе войск к границам 1914 года и выводе войск из Польши, Литвы и Курляндии, тем более что, согласно заявлению Германии, Польша, Литва и Курляндия уже высказались за отделение от России, так что если эти три страны теперь вступят в переговоры с Германией о своей дальнейшей судьбе, то это отнюдь не будет считаться аннексией со стороны Германии.

Четырнадцатого декабря 1917 г. советская делегация на втором заседании политической комиссии внесло предложение о выводе войск Советской Россией из оккупированных частей Австро-Венгрии, Турции и Персии, войск держав Тройственного союза - из Польши, Литвы, Курляндии и оккупированных областей России. Кроме того, Советская Россия обещала, в соответствии с принципом самоопределения наций, предоставить населению этих областей возможность самому решить вопрос о своём государственном существовании - в отсутствие каких-либо войск, кроме национальных или местной милиции.

Германская и австро-венгерская делегация, однако, внесли контрпредложение - Советской России было предложено принять к сведению заявления, в которых выражена воля народов, населяющих Польшу, Литву, Курляндию и части Эстляндиии и Лифляндиии, о их стремлении к полной государственной самостоятельности и к выделению из состава территорий Российской империи. Так же предлагалось признать, что данные заявления надлежало рассматривать как выражение народной воли. Кроме того, советской делегации также было сообщено, что Украинская центральная рада направляет в Брест-Литовск свою собственную делегацию. Вследствие вновь открывшихся обстоятельств, а так же нежелания каждой из сторон идти на уступки в процессе переговоров было решено внести временный перерыв и 15 декабря 1917 г. советская делегация выехала в Петроград.

Во время перерыва в работе конференции Народный комиссариат иностранных дел Советской России вновь обратился к правительствам держав блока Антанты с предложением принять участие в мирных переговорах и вновь не получил ответа. В. И. Ульянов-Ленин писал: "Именно англо-французская и американская буржуазия не приняла нашего предложения, именно она отказалась даже разговаривать с нами о всеобщем мире! Именно она поступила предательски по отношению к интересам всех народов, именно она затянула империалистистскую бойню!".

В ходе второго этапа переговоров советскую сторону представляли следующие делегаты Л. Д. Троцкий, А. А. Иоффе, Л. М. Карахан, К. Б. Радек, М. Н. Покровский, А. А. Биценко, В. А. Карелин, Е. Г. Медведев, В. М. Шахрай, Ст. Бобинский, В. Мицкевич-Капсукас, В. Териан, В. М. Альтфатер, А. А. Самойло, В. В. Липский.

Двадцатого декабря 1917 г. советское правительство направило телеграммы председателям делегаций стран Тройственного блока с предложением перенести мирные переговоры в г. Стокгольм. Советская сторона принимала это решение по стратегическим мотивам, т.к. по мнению Совета Народных Комиссаров, там советская делегация могла бы чувствовать себя свободнее, ибо ее радиосообщения можно было бы защитить от перехвата, а телефонные переговоры с Петроградом - от немецкой цензуры. Однако данное предложение было категорически отклонено Германией.

Двадцать второго декабря 1917г. германский канцлер Гертлинг сообщил в своём выступлении в Рейхстаге, о том, что в г. Брест-Литовск прибыла делегация Украинской центральной рады. Германия согласилась вести переговоры с украинской делегацией, надеясь использовать данный факт в качестве рычага воздействия против Советской России, и против своего союзника - Австро-Венгрии. Украинские дипломаты, которые вели предварительные переговоры с немецким генералом Гофманом, первоначально заявляли о своих претензиях на присоединение к Украине Холмщины (входившей в состав Польши), а также австро-венгерских территорий - Буковины и Восточной Галиции. Гофман, однако, настоял, чтобы они снизили свои требования и ограничились одной Холмщиной, согласившись на то, чтобы Буковина и Восточная Галиция образовали самостоятельную австро-венгерскую коронную территорию под владычеством династии Габсбургов. Именно эти требования они и отстаивали в своих дальнейших переговорах с австро-венгерской делегацией. Переговоры с украинской делегацией затянулись так, что открытие конференции пришлось перенести на 27 декабря 1917 г.

Открывая конференцию, Р. фон Кюльман заявил, что, поскольку в течение перерыва в мирных переговорах ни от одной из основных участниц войны не поступило заявления о присоединении к ним, то делегации стран Тройственного союза отказываются от своего ранее выраженного намерения присоединиться к советской формуле мира "без аннексий и контрибуций". И Р. фон Кюльман, и глава австро-венгерской делегации О. Чернин высказались против перенесения переговоров в г. Стокгольм. Кроме того, - поскольку союзники России не ответили на предложение принять участие в переговорах, речь теперь, по мнению германского блока, должна будет идти не о всеобщем мире, а о сепаратном мире между Россией и державами Тройственного союза.

На следующее заседание, состоявшееся 28 декабря 1917 г., Германией была приглашена и украинская делегация. Её председатель В. Голубович, огласил декларацию Центральной рады о том, что власть Совета Народных Комиссаров Советской России не распространяется на территорию Украины, а потому Центральная рада намерена самостоятельно вести мирные переговоры. Р. фон Кюльман обратился к Л. Троцкому, возглавившему советскую делегацию на втором этапе переговоров, с вопросом, следует ли считать украинскую делегацию частью русской делегации или же она представляет самостоятельное государство. Л. Троцкий, перед лицом фактически сложившейся ситуации, признал украинскую делегацию самостоятельной, что дало возможность Германии и Австро-Венгрии продолжать контакты с Украиной, в то время как переговоры с Россией приобрели тупиковое положение.

Р. фон Кюльман вручил советской стороне условия мира, предлагаемые Австро-Венгрией, согласно которым от России отторгались территории княжества Польского, Литвы, Курляндии, части Эстонии и Лифляндии, переходившие под покровительство Германии.

После отказа правительства украинской Центральной рады противодействовать сторонникам Л. Г. Корнилова и А. М. Каледина Украина 22 января 1918 провозгласила государственный суверенитет. На ее территории образовались сразу несколько советских республик, избравших на своём объединительном съезде столицу в г. Харьков. Двадцать шестого января 1918 Киев был занят войсками Рабоче-крестьянской Красной Армии (РККА). Двадцать седьмого января 1918 делегация Украинской Народной Республики подписала отдельный сепаратный мир с Центральными державами Тройственного союза в г. Брест-Литовске, предполагавший признание суверенитета Украины и военную помощь против войск РККА в обмен на поставки продовольствия. 28 января 1918 г. глава советской делегации Л. Троцкий отверг германские условия мира, выдвинув лозунг "Ни мира, ни войны". Пятого февраля 1918 г. войска Германии и Австро-Венгрии начали наступление по всей линии "Восточного" фронта.

К 18 февраля 1918 г. германские войска захватили Эстонию. Советской властью большевиков была организована попытка оказать сопротивление германской армии. Так, под г. Псковом части отходящей русской армии столкнулись с немецким отрядом, уже занявшим город. Прорвавшись через город и взорвав склад с боеприпасами, русская армия заняли позиции под Псковом. Кроме того, под г. Нарву были направлены отряды моряков и отряды Красной Гвардии из рабочих во главе с П. Е. Дыбенко. Но рабочие отряды были составлены из ополченцев, не представлявшими серьезной военной силы, а моряки были плохо дисциплинированы и не умели воевать на суше. Под Нарвой германским войскам удалось рассеять отряды красногвардейцев, П. Е Дыбенко принял решение отступить. К 23 февраля 1918 г. германские войска и так находившиеся в близости от Петрограда поставили под угрозу оккупации столицу. И хотя, из-за растянутости коммуникаций германская армия не имела возможностей для наступления вглубь России, правительство Советской России опубликовало воззвание "Социалистическое отечество в опасности!", в котором призвало к мобилизации всех революционных сил на отпор врагу. Однако армии, которая могла бы защитить Петроград, у большевиков не было.

Одновременно с этим, руководитель партии большевиков В. И. Ульянов-Ленин столкнулся с жесткой внутрипартийной полемикой о необходимости заключения мира. Так, Л. Троцкий, как основной оппозиционер точке зрения В. И. Ульянова-Ленина о срочной необходимости заключения мирного договора, осознал, что в случае раскола большевистской партии организовать сопротивление германскому вторжению будет невозможно. Л. Троцкий был вынужден уступить и принять точку зрения В. И. Ульянова - Ленина, что позволило вопросу о заключении сепаратного мира получить большинство. Третьего марта 1918 г. Брест-Литовский мирный договор был подписан.

Условия сепаратного мира, выдвигаемые Германией к Советской России, были крайне тяжелыми. Согласно им:

От территории России отторгались привислинские губернии, Украина, губернии с преобладающим белорусским населением, Эстляндская, Курляндская и Лифляндская губернии, Великое Княжество Финляндское, Карсская область и Батумская область (на Кавказе).

Советское правительство прекращало войну с Украинской Народной Республикой и заключало с ней мир.

Армия и флот России демобилизовывались. Балтийский ВМФ выводился из своих баз в Финляндии и Прибалтике, а Черноморский ВМФ со всей инфраструктурой передавался державам Тройственного союза.

Советская Россия выплачивала Германии репарации в виде 6 миллиардов марок и возмещение за убытки, понесенных Германией в ходе русской революции - 500 млн. золотых рублей.

Советское правительство обязывалось прекратить революционную пропаганду в державах Тройственного союза и союзных им государствах, образованных на территории бывшей Российской империи.

Однако уже на VII съезде РКП (б) 6-8 марта столкнулись позиции В. И. Ульянова-Ленина и Н. И. Бухарина. Исход съезда решил авторитет В. И. Ульянова-Ленина - его резолюция была принята 30 голосами против 12 при 4 воздержавшихся. Компромиссные предложения Л. Троцкого сделать мир со странами Тройственного союза последней уступкой и запретить ЦК заключить мир с Центральной радой Украины были отвергнуты. Полемика продолжилась на IV съезде Советов, где против ратификации выступили левые эсеры и анархисты, а левые коммунисты воздержались. Но благодаря существовавшей системе представительства большевики имели на съезде Советов заведомое большинство. В ночь на 16 марта мирный договор был ратифицирован.

Победа блока Антанты в Первой мировой войне и подписание Компьенского перемирия 11 ноября 1918 г., согласно которому все договоры, заключенные ранее с Германией, объявлялись недействительными, позволили Советской России аннулировать Брест-Литовский мирный договор 13 ноября 1918 г. и вернуть значительную часть отторгнутых в результате Брест-Литовского сепаратного договора территорий. Германские войска были вынуждены покинуть территории Украины, Прибалтики, Белоруссии.

Брест-Литовский мирный договор, в результате заключения которого от Советской России были отторгнуты большие территории, закреплявший потерю значительной части сельскохозяйственной и промышленной базы страны, вызвал оппозицию по отношению к большевикам со стороны всех политических сил страны. Состоявшие в союзе с большевиками и входившие в состав советского правительства большевиков левые эсеры, а также образовавшаяся фракция т. н. "левых коммунистов" внутри РКП (б) трактовали данный мирный договор как "предательство мировой революции", поскольку заключение мира на "Восточном" фронте объективно укрепляло консервативный режим в Германии.

Брест-Литовский мир не только позволил находившимся в 1917 г. на грани поражения державам Тройственного союза продолжить войну, но и дал им шанс на победу, позволив сосредоточить все свои силы против войск блока Антанты во Франции и Италии, а ликвидация Кавказского фронта позволила Оттоманской империи активизировать действия против войск Великобритании на Ближнем Востоке и в Месопотамии.

Кроме того, Брест-Литовский мир послужил катализатором к активизации действий оппозиционной власти большевиков контрреволюции и образованию контрреволюционных демократических режимов эсеровских и меньшевистских правительств в Сибири и Поволжье. Капитуляция перед Германией стала вызовом национальным чувствам русского народа.



Реклама