Пинская речная военная флотилия


Формирование советской Пинской речной военной флотилии 1940 г.

После 17 сентября 1939 г. государственная граница СССР существенно продвинулась на западе. В связи с тем, что Киев оказался в глубоком тылу, стратегическая роль Днепровской флотилии значительно уменьшилась, и по предвоенным оперативным планам никаких боевых действий в районе Днепра вести не предполагалось. Поскольку на случай военных действий Киев рассматривался как город далёкого тыла, речные корабли и командование Днепровской флотилии необходимо было перебазировать поближе к новой западной границе, то есть в Пинск. Этот вопрос народный комиссар Военно-Морского Флота СССР адмирал флота Н. Г. Кузнецов обсуждал с начальником Генерального штаба Красной Армии Б. М. Шапошниковым, а позднее докладывал о нём И. В. Сталину. В конце концов предложение наркома ВМФ о переводе командования Днепровской флотилии в Пинск, где уже с осени 1939 г. базировались некоторые корабли флотилии, было принято. Штаб флотилии оставался в Киеве до лета 1940 г.

После присоединения в июне 1940 г. к Молдавской ССР Бессарабии и Северной Буковины, чем изменилась южная граница СССР, было решено перебросить основные корабли Днепровской флотилии на Дунай. На должность начальника штаба флотилии в июне 1940 г., без завершения государственных экзаменов и с согласия Наркомата ВМФ направили выпускника командного факультета Военно-морской академии в Ленинграде, капитана 2 ранга В. В, Григорьева. В этом же месяце флотилия была расформирована и на её базе созданы 2 новые – Дунайская и Пинская.

Пинская речная военная флотилия начала создаваться согласно приказу наркома ВМФ СССР адмирала Н. Г. Кузнецова за № 00184 от 17 июня 1940 г. с главной базой в Пинске и тыловой в Киеве под командованием капитана 1 ранга (позднее контр-адмирала) Д. Д. Рогачёва. Встреча командующего, прибывшего на глиссере, прошла на флотилии по всей форме. Корабли были построены в две колонны с экипажами на верхних палубах. В. В. Григорьев отдал приказ Д. Д. Рогачёву рапорт с другого глиссера. Затем за обсуждением предстоящих дел командующий и начальник штаба флотилии засиделись до полуночи. Полученная под утро Д. Д. Рогачёвым телеграмма сообщала, что В. В. Григорьев назначается начальником штаба Дунайской военной флотилии. Начальником же штаба Пинской флотилии был назначен капитан 2 ранга Г. И. Брахтман, военным комиссаром – полковой комиссар Г. В. Татарченко (до 15 июля 1941 г.), затем бригадный комиссар И. И. Кузнецов, начальником тыла – капитан 1 ранга – П. А. Смирнов .

В советскую Пинскую военную флотилию вошла значительная часть кораблей бывшей польской речной флотилии. Не случайно Пинск был избран главной базой вновь созданной флотилии. Ведь именно в этом городе можно было использовать речной порт, судоремонтные мастерские и фортификационные сооружения своей предшественницы – бывшей польской Пинской флотилии. Более того, в спешном порядке был реконструирован Днепровско-Бугский канал, который связывал бассейн рек Днепра и Вислы, соединяя Припять через Пину (около Пинска) с Бугом (около Бреста), что имело немаловажное значение для советской Пинской флотилии . Советская Пинская флотилия непосредственно подчинялась наркому ВМФ СССР Н. Г. Кузнецову, а оперативно – командующему войсками Западного особого военного округа генералу армии Д. Г. Павлову.

К началу войны с Германией Пинская флотилия насчитывала в своих рядах 2300 краснофлотцев, старшин и офицеров. Она состояла из командования и штаба (штабу флотилии были приданы корабли «Буг» и «Припять»), речных сил, манёвренных соединений, сухопутных и тыловых частей .

Речные силы включали дивизион мониторов (мониторы «Бобруйск», «Смоленск», «Витебск», «Житомир», «Винница»), группу канонерских лодок (канонерки «Трудовой» и «Белорус»), дивизиона бронекатеров (БКА №№ 41 – 45, 51 – 54 и 11 без номеров, а также плавающая самоходная база «Березина»), дивизион тральщиков (№№ 1 - 5), минный заградитель «Пина» и Учебный отряд (мониторы «Левачёв», «Флягин», канонерки «Передовой», «Верный», плавбазы «Ударник», «Белоруссия», отряд бронекатеров №№ Д1-Д5, Н-15, №№ 201-203 и 205).

Таким образом, к началу войны речные силы Пинской флотилии, кроме вспомогательных судов и двух штабных кораблей, состояли из семи мониторов, четырёх канонерских лодок, тридцати бронекатеров, минного заградителя «Пина» и семи тральщиков, - всего 49 боевых судов .

Какие же задачи стояли перед флотилией на 1941 год? Обнаруженный в архиве приказ № 00300 от 29 декабря 1940 г. наркома ВМФ СССР адмирала Кузнецова сформулировал основную задачу для Пинской флотилии на 1941 г.: «Достижение слаженного взаимодействия всех сил флотилии для разгрома противника, при решении тыловых операций, в любое время года и суток». В свою очередь командующий Рогачёв в приказе за № 002 от 14 января 1941 г. нацелил флотилию на ближайшую задачу: «Боевую подготовку всех соединений Пинской флотилии целеустремить на отработку тем оперативных и тыловых игр, отрядных учений флотилии и совместных учений с Красной Армией. Неудовлетворительно проведённые учения, после разбора и указаний, проводить повторно». В приказе Дмитрий Дмитриевич Рогачёв отметил и успехи флотилии:

1) значительно повысилась и укрепилась дисциплина;

2) поднялась требовательность командиров;

3) сделаны первые шаги по поднятию уровня оперативно-тактической подготовки начсостава;

4) улучшилась связь с Красной Армией оп части организации взаимодействия флотилии с полевыми войсками;

5) проделана большая работа по изучению и описанию речного театра .

Как видим, мониторы, канонерские лодки, бронекатера и катера-тральщики Пинской флотилии по их тактическому назначению организационно сводились в дивизионы, отряды и группы однородных кораблей. Считалось, что такая форма организации речных сил флотилии обеспечивала гибкое управление ею, одиночную подготовку кораблей и их боевое использование в составе однородных тактических групп и соединений.

Боевая деятельность Пинской флотилии в июне – сентябре 1941 года

Страшная катастрофа не только для Пинской флотилии, но и для всей страны разразилась 22 июня, когда в 4 часа утра по Московскому времени нацистская Германия напала на СССР. Согласно плану «Барбаросса», утверждённому Гитлером в декабре 1940 г., главные силы групп армий «Центр» и «Юг» должны были объединить свои усилия на восток от поймы реки Припять, оставляя в стороне почти стокилометровый «Припятский полесский коридор».

Советское правительство имело сведения о нападении. Около 11 часов вечера 21 июня 1941 г. нарком обороны СССР маршал С. К. Тимошенко вызвал к себе наркома ВМФ СССР адмирала Н. Г. Кузнецова, который через несколько минут вместе с заместителем начальника Главного морского штаба контр-адмиралом В. А. Алафузовым прибыл в кабинет маршала, где кроме него находился начальник Генерального штаба генерал армии Г. К. Жуков. С. К. Тимошенко, не называя источников, предупредил о возможном нападении Германии на СССР, а Г. К. Жуков показал Н. Г. Кузнецову и В. А. Алафузову телеграмму, в которой подробно излагалось, что следует предпринять войскам в случае нападения Германии. Но непосредственно флотов она не касалась. Пробежав её текст, Н. Г. Кузнецов спросил, разрешено ли в случае нападения применять оружие, и, получив утвердительный отказ, приказал контр-адмиралу Алафузову: «Бегите в штаб и дайте немедленно указание флотам о полной фактической готовности, то есть о готовности № 1. Бегите!» .

Этот приказ касался не только не только флотов, но и флотилий, так как все морские, озёрные и речные флотилии непосредственно подчинялись наркому ВМФ СССР адмиралу Н. Г. Кузнецову.

В 0 часов 10 минут 22 июня Нарком ВМФ СССР адмирал Н. Г. Кузнецов подписал директиву следующего содержания:

«Экстренно

Военным советам

1) Краснознамённого Балтийского Флота,

2) Северного Флота,

3) Черноморского Флота

Командующему Пинской флотилии

Командующему Дунайской флотилии

В течение 22.6 – 23.6 возможно внезапное нападение немцев. Нападение может начинаться с провокационных действий.

Наша задача не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения. Одновременно флотам и флотилиям быть в полной боевой готовности, встретить возможный внезапный удар немцев или их союзников.

Приказываю перейти на оперативную готовность № 1, тщательно маскировать повышение боевой готовности. Ведение разведки в чужих территориальных водах категорически запрещаю.

Никаких других мероприятий без особого распоряжения не производить.

0 ч 10 мин 22 июня 1941 г.

Кузнецов».

О советских мониторах на самых высоких уровнях фашистского вермахта заговорили уже на втором месяце войны. В самом начале августа 1941 года в военном дневнике начальника германского генерального штаба Ф. Гальдера появилась такая запись: "На наступление оказывают влияние мониторы..." Речь шла о кораблях Пинской военной флотилии.

Пинская речная военная флотилия, как и весь советский Военно-Морской Флот, не была застигнута врасплох этим нападением. Командир монитора «Бобруйск» старший лейтенант Фёдор Корнилович Семёнов свидетельствует иначе: «Война 1941 года застала монитор в Пинском Военном порту. Монитор быстро отмобилизовался и в 10.00 22 июня 1941 года вся флотилия, и в том числе монитор «Бобруйск», снялись со швартовых и пошли вверх по реке Пине…».

В тот роковой для Советского Союза в Пинске находились передовой отряд (один монитор, 4 бронекатера) и основные силы Пинской флотилии (4 монитора, 6 бронекатеров, минный заградитель «Пина»), а остальные её корабли были в тот момент в Киеве. В связи с нападением Германии на СССР они по приказу командующего флотилией стали сосредотачиваться в районе Мозырь – Дорошевичи на реке Припять.

Утром 23 июня 1941 г. корабли передового отряда под командованием начальника штаба флотилии капитана 2 ранга Г. И. Брахтмана прибыли к Кобрину, а основные силы флотилии под флагом её командующего контр-адмирала Д. Д. Рогачёва в это время находились Днепро-Бугском канале, в 16 – 18 км от Кобрина .

Флотилия выполняла самые разнообразные задачи:

24 июня… Корабли Пинской военной флотилии сосредоточились на реке Пине и заняли позиции на западных подступах к Пинску.

25 июня… Корабли и части Пинской флотилии совместно с подразделениями армии вели бои на западных подступах к Пинску.

26 июня… Корабли и береговые части Пинской флотилии совместно с сформированным из отходящих подразделений 3-й армии стрелковым батальоном прикрывали Пинск с запада.

28 июня… Пинская флотилия, обороняя Пинск, приступили к переводу главной базы в Наровлю, а корабли флотилии в район Лунинец – Лахве.

2 июля… Разведка Пинской флотилии установила, что оставленный Пинск противником не занят. Начальник Генштаба приказал командиру 75-й стрелковой дивизии войти в город и организовать его оборону совместно с кораблями Пинской военной флотилии.

3 июля… Части 75-й стрелковой дивизии и корабли Пинской флотилии вошли в Пинск и заняли рубежи обороны, однако в 23.00 командующий 21-й армией приказал оставить город.

4 июля… На рассвете был оставлен Пинск, а в 12.30 в него вступили немцы. Таким образом, Рогачёв выполнил приказ командующего 21-й армии, а не самовольно оставил город.

5 июля 1941 г. по приказу наркома ВМФ СССР Н. Г. Кузнецова Пинская флотилия вступила в оперативное подчинение командующему 21-й армией, а 6 июля она и войска 75-й стрелковой дивизии оборонялись на линии Лунинец – Туров. На следующий день корабли флотилии помогли партизанскому отряду под командованием В. З. Коржа переправиться через Припять. 9 июля командующий батальоном красноармейцев и руководивший обороной г. Турова майор Дмитраков договорился с командующим Пинской военной флотилии провести перед наступлением артиллерийскую подготовку и выбить противника из деревни Ольшаны Столинского района. Позже майор, 10 июля, сообщил, что флотилия начала обстрел и выбила противника из этой деревни.

В результате плохой организации наступления, отсутствия связи с флотилией, немецкие войска, находившиеся в Ольшанах, повели ураганный огонь из автоматических ружей, пулемётов, миномётов и артиллерии. В конечном итоге отряд под руководством Дмитракова вынужден был отступить с большими потерями. Потери Пинской флотилии в этом бою нам неизвестны.

После боя у д. Ольшаны на следующий день Пинская флотилия была разделена на три отряда: Березинский (командир – капитан 2 ранга Г. И. Брахтман; комиссар – Н. Д. Лысяк. 20 тюля 1941 г. Г. И. Брахтман убыл в Киев для исполнения своих прямых обязанностей начальника штаба флотилии, и на его должность назначен капитан 3 ранга З. И. Баст), Днепровский (командир – капитан 1 ранга И. Л. Кравец; комиссар – А. Н. Шохин) и Припятский (командир – капитан-лейтенант К. В. Максименко; комиссар – К. Д. Дюков).

Каждый отряд имел свою, отличную от других отрядов, боевую задачу. Так, Березинскому отряду ставилась задача содействовать войскам 21-й армии Западного фронта на бобруйском направлении.

Припятскому отряду ставилась задача прикрыть совместно с войсками 75-й стрелковой дивизии и Мозырского укреплённого района стык Западного (с конца июля - Центрального) и Юго-Западного фронтов на Припяти.

Днепровский отряд, оказавшийся на пути наступления вражеской группировки армии «Юг», должен был взаимодействовать с частями 26-й и 38-й армии, пытавшимися создать устойчивую оборону на рубеже Днепра южнее Киева. Кроме этого, отряд обеспечивал артиллерийскую поддержку сухопутных войск в обороне предмостных позиций, прикрывал переправы отступавших войск и разрушения вражеских переправ через Днепр.

Припятский отряд Пинской флотилии в составе монитора «Бобруйск», минного заградителя «Пина», двух бронекатеров, 4сторожвых кораблей, плавучей базы, плавучей зенитной батареи и госпитального судна «Каманин» первым начал боевые действия. В начале июля 1941 г. Немецкое командование, обеспокоенное наступлением 21-й армии в районе Бобруйска, активизировала наступательные действия в районе Турова. Гитлеровцы перебрасывали свои войска из Лунинца в Давид-Городок для дальнейшего наступления на Мозырь вдоль правого берега Припяти. Поэтому командир 75-й стрелковой дивизии поставил перед припятским отрядом задачу прорваться в расположение противника для разведки и обстрелять его войска в Давид-Городке. Командир отряда капитан-лейтенант К. В. Максименко выделил для решения этой задачи монитор «Бобруйск», которым командовал старший лейтенант Ф. К. Семёнов.

С наступлением темноты 11 июля «Бобруйск» вышел из Турова и рассвете 12 июля занял огневую позицию у правого берега Припяти напротив устья Горыни, тщательно замаскировался под береговую черту, выставил наблюдательные посты в направлении Давид-Городка и Лахвы. Комендоры «Бобруйска» произвели 4 огневых залпа из 3-х орудий. В городе возникли пожары, противник потерял 4 орудия, более 50 автомашин с грузами и боеприпасами, до 200 солдат и офицеров убитыми. Только в конце обстрела немцы открыли разрозненную стрельбу по огневой позиции монитора из района Лахвы и Давид-Городка. Но немцы открыли огонь слишком поздно. Это объясняется тем, что им было невдомёк, откуда на противоположном берегу, в 30 км от линии фронта, вдруг появилась советская артиллерия? Огонь противника не принёс кораблю никакого вреда. Выполнив задачу, монитор «Бобруйск» снялся с огневой позиции и направился вниз по Припяти к Турову, куда благополучно прибыл на рассвете 13 июля.

С 13 по 26 июля в районе Турова развернулись ожесточённые бои. Поддерживаемые кораблями Припятского отряда, части 75-й стрелковой дивизии изматывали противника в боях за каждый опорный пункт, нанося ему большие потери. С26 июля они продолжали прикрывать стык Юго-Западного и Центрального фронтов по реке Припяти на участке Петриков – Наровля. 21 августа в связи с перегруппировкой советских войск Припятскому отряду была поставлена задача: обеспечить переправы 3-й и 5-й армии. Для выполнения задачи корабли разделились на 2 группы. Первая группа кораблей, войдя в район Рожава – Новые Шепиличи, начала переправлять советские войска, отходившие на восточный берег Днепра. Вторая группа в районе Мозырь – Юровичи прикрывала отход частей3-й армии на новые оборонительные рубежи. 28 августа Припятский отряд соединился с Березинским. По утверждению И. И. Локтионова, Припятский отряд Пинской флотилии полностью выполнил поставленные перед ним задачи, не понеся потерь в корабельном составе .

Березинский отряд в составе мониторов «Винница», «Витебск», «Житомир», «Смоленск» и 5 бронекатеров начал свои боевые действия с трагического инцидента. 13 июля в местечке Паричи было проведено гарнизонное совещание представителей командования Пинской флотилии, 487-го стрелкового полка и партизанского отряда под командованием Миклашевича. На нём решили провести совместную операцию с целью ликвидировать немецкую группировку, оперировавшую в районе Паричей, а также договорились о взаимной поддержке, условной сигнализации о том, кто в каком направлении должен вести наступление. Командир 487-го стрелкового полка майор Гончарик в присутствии комиссара полка Пелюшенюка, своего помощника по строевой части майора Соколова и других командиров приказал командиру батальона Рябикову известить весь личный и командный состав, принимающий участие в операции, о том, что она будет проходить совместно с партизанским отрядом Миклашевича и кораблями Пинской флотилии. Но Рябиков по неизвестной нам причине приказ не выполнил, что и привело к трагедии.

В районе деревни Новая Белица была послана батарея под командованием младшего лейтенанта Ломакина, который, заметив замаскированные башни кораблей флотилии, принял их за танки противника и открыл по ним огонь. Корабли открыли ответный огонь. В этой перестрелке флотилия потеряла 5 человек убитыми и столько же ранеными. Потери сухопутных войск в документах не указаны. Известно только, что об этом инциденте доложили командованию 21-й армии, которой непосредственно подчинялся Березинский отряд, и особым отделом НКВД этой армии было проведено расследование. Оно установило, что основным виновником происшедшего является командир батальона Рябиков.

23июля монитор «Смоленск» (командир – старший лейтенант Н. Ф. Пецух) обстрелял огневые точки противника, расположенные в районе деревни Прудок. В результате было выведено из строя две пушки, уничтожено четыре автомашины с войсками и грузами, а также большое количество пехоты. По утверждению местных жителей, немцы вывезли только трупов 13 машин .

22 июля 1941 г. мониторы «Жемчужин» (командир – старший лейтенант П. Д. Визальмирский) и «Ростовцев» (командир – старший лейтенант В. М. Орлов) из Одессы направились в район Киева, где их включили в состав Днепровского отряда Пинской флотилии. Начиная с 31 июля «Жемчужин» и «Ростовцев» участвовали в боях на южных подступах к столице Советской Украины, так как все корабли Днепровского отряда в период с 13 по 30 июля не имели боевого соприкосновения с наземными силами противника, а лишь отражали налёты его авиации. Но с 31 июля, когда на южных подступах к Киеву, они приняли непосредственное участие в боях за переправы. Днепровскому отряду, кроме мониторов и канонерских лодок, были приданы сторожевые корабли сторожевые корабли, плавбазы, тральщики, бронекатера. Интересно, что если Березинский и Припятский отряды состояли из пяти бывших польских мониторов, то в Днепровский отряд входили мониторы советской постройки: «Левачёв», «Флягин», а также перешедшие из состава Дунайской флотилии «Жемчужин» и «Ростовцев». Все они были построены на Киевском заводе «Ленинская кузница» в 1936 – 1937 гг. Теперь, летом 1941 г., они защищали от врага город, в котором их построили. Командир Днепровского отряда капитан 1 ранга И. Л. Кравец разделил корабли отряда на 3 боевые группы, которые заняли позиции у Триполья, Ржищева и Канева. Позднее он выделил группу кораблей для прикрытия переправ у Черкасс и Кременчуга .

Для непосредственной обороны моста через Десну у г. Остёр командованием Пинской флотилии был сформирован в ночь с 23 на 24 августа отряд из краснофлотцев, старшин и командиров флотского полуэкипажа флотилии в составе 82 человек, которому были приданы противотанковые и зенитные орудия на механической тяге. Командиром этого отряда назначили майора Всеволода Николаевича Добржинского, учитывая его немалый боевой опыт.

Отряд прибыл в район Остра к рассвету 24 августа, где в это время находилось лишь небольшое подразделение моряков, охранявших манёвренную базу, а частей Красной Армии у Остра не было. В течение дня моряки отбили 4 атаки противника (в последнюю атаку немцы бросили 3 роты, 6 танков и 4 бронемашины). Оценивая действия противника, В. Н. Добржинский пришёл к выводу, что их дневные атаки явились всего лишь разведкой боем с целью выяснения состава его отряда и системы обороны места, который нужно удержать во что бы то не стало в своих руках ещё около суток. Сведения, доставленные в конце дня разведчиками, подтвердили эти выводы.

Позже разведчики установили, что на опушке леса, в 5 – 8 км западнее Десны, к вечеру 24 августа 1941 г. скопилось до двух полков ыражеской пехоты, три роты автоматчиков, до двадцати танков и бронемашин, несколько взводов мотоциклистов, до тридцати орудий различных калибров.

В этот момент Всеволод Николаевич приказал морякам контратаковать противника. На немцев, неожиданно для них самих, с обоих флангов ринулись моряки. Их командир первым на правом фланге поднялся во весь рост и устремился на врага, показывая достойный пример своим подчинённым и увлекая их за собой. Гитлеровцы не выдержали дружного натиска моряков и, считая, что наступает большая группировка советских войск, начали постепенно отходить, бросая на поле боя убитых и раненых. Они оставили даже батарею исправных противотанковых 37-милиметровых орудий, которые моряки немедленно развернули и открыли фланговый огонь по вражеской колонне. До самого леса бойцы отряда преследовали неприятеля. Затем Всеволод Николаевич, понимая, что противник может перегруппироваться и контратаковать, приказал всем вернуться на исходные позиции. Безуспешная попытка немецких войск захватить мост через Десну стоила им больших потерь. Отряд майора с честью выполнил поставленную перед ним задачу .

25 августа 1941 г. немцы пытались организовать ещё одну переправу через Днепр – в районе Сухолучье (10 – 12 км ниже Окуниново). Корабли Пинской флотилии, в составе которой находились канонерская лодка «Верный», своим метким артиллерийским огнём уничтожили значительную часть переправочного парка противника, но этот день стал последним для экипажа «Верного», а также и для самого корабля-ветерана Пинской речной флотилии.

Озлоблённое неудачей переправы войск на Окуниновский плацдарм немецкое командование 25 августа 1941 г. бросило для атаки советских кораблей большое количество самолётов. Девять вражеских бомбардировщиков полетели атаковать одну канонерскую лодку «Верный» и были убеждены в успехе, но вскоре их постигло разочарование. Мужественный экипаж корабля успешно отразил этот налёт. Тогда через полчаса на канонерскую лодку «Верный» налетело ещё 18 бомбардировщиков. Они стали бомбить её с пикирования, заходя с разных направлений, сбрасывая фугасные и зажигательные бомбы, осколки которых усеяли палубу, а также гулко врезались в борт корабля. От бесконечных разрывов бомб вокруг лодки вздымались огромные столбы воды. Но командир А. Ф. Терехин всё время находился на открытом мостике и управлял манёврами канонерской лодки. Тридцать минут расчёты зенитных орудий корабля стойко отражали налёт вражеской авиации, но силы были далеко неравные. После получасового боя немецким бомбардировщикам удалось добиться двух прямых попаданий в канонерскую лодку. Погибли старший лейтенант Алексей Фёдорович Терехин и другие офицеры, которые находились на боевой рубке и на мостике. Получил смертельное ранение главный боцман корабля старшина второй статьи Леонид Силыч Щербина – самоотверженный и преданный морскому делу человек, который был представлен к званию Героя Советского Союза, но так и не успел надеть свою золотую Звезду, так как умер в госпитале 25 августа 1941 г. В результате взрыва артиллерийского погреба канонерская лодка «Верный» затонула у Сухолучья, унося с собой под воду Днепра оставшихся в живых членов экипажа .

После успешного обеспечения переправ отступавших советских войск флотилия сосредоточила свои усилия на обороне Киева, куда 1 сентября 1941 г. с боем и потерями прибыли Березинский, а также Припятский отряды кораблей. Корабли флотилии наносили огневые удары по врагу, уничтожали живую силу и технику. Однако к середине сентября 1941 г. изменить положение на фронтах в свою пользу советскими войскам не удалось. Преимущество оставалось на стороне противника.

Генерал-полковник Ф. Гальдер с радостью записал в своём дневнике от 19 сентября 1941 г.: «Донесение: с 12.00над Киевом развевается немецкий флаг. Все мосты подорваны. В город ворвались три наши дивизии: одна - с северо-востока, и две – с юга. Все три командира дивизии старые офицеры генерального штаба (Сикст фон Арним, Шеваллерн и Штеммерманн).

Действительно в этот день в связи с тяжёлой обстановкой, сложившейся на Юго-Западном фронте после окружения его главных сил, советские войска по приказу Ставки Верховного Главнокомандования оставили город Киев. Оборона столицы Советской Украины частями Красной Армии и моряками Пинской флотилии (особенно кораблями Днепровского отряда) продолжалась 71 суток, в течение которых противник не смог захватить ни прямым ударом с запада, ни многократными атаками с юго-запада и юга вдоль Днепра.

В связи с оставлением советскими войсками Киева уцелевшим кораблям была поставлена задача: прикрыть отход частей Красной Армии, не допуская форсирование противником Днепра у Киева и по Десне от устья реки и до пристани Летки. В связи с отходом советских войск с рубежей рек Днепровского бассейна оставшиеся в боевом строю корабля флотилии бвли взорваны своими экипажами на Днепре 18 сентября 1941 г. Пинская флотилия в боях за Белоруссию и Украину в 1941 г. потеряла убитыми, умершими от ран, пропавшими без вести и ранеными 707 человек личного состава .

Расформирование Пинской речной военной флотилии и её значение в обороне Советской Белоруссии летом – осенью 1941 года

5 октября 1941 г., в связи с отходом советских войск с рубежей Днепровского бассейна, нарком ВМФ СССР адмирал Н. Г. Кузнецов подписал приказ о расформировании Пинской речной военной флотилии. После расформирования одно звено Пинской флотилии продолжало существовать. И им была объединённая школа. Известно, что она прибыла из Киева в Сталинград 11 августа 1941 г. С сентября она стала именоваться «Объединённая школа Учебного Отряда кораблей на реке Волге», и через некоторое время её включили в состав войск Северо-Кавказского военного округа.

В некоторых военных и даже послевоенных публикациях Пинская флотилия попросту игнорируется как самостоятельное боевое флотское соединение, так как советская историография отождествляла Пинскую флотилию с Днепровской. Это зафиксировано в книге адмирала флота И. С. Исакова, изданной в 1944 г., а затем переизданной в 1946 г. в соавторстве с полковником А. Гараниным, где авторы утверждают, что «Днепровская флотилия, в которую в начале войны влились корабли Пинской флотилии, помогая Красной Армии, вела упорную и длительную борьбу с наступавшими немецко-фашистскими войсками на Пине, Припяти и на Днепре» .

В статье капитана 1 ранга Б. Шереметьева, по словам которого в грозном 1941 г. на реках Березина, Припять, Днепр, Десна наступавшим немецким войскам вместе с частями Красной Армии противостояли корабли не Пинской, а Днепровской флотилии .

Наркому ВМФ СССР было хорошо известно, как обошлись с Пинской флотилией: само существование проигнорировали, а её боевую деятельность летом – осенью приписали не существовавшей тогда Днепровской флотилии.

Отождествлять Пинскую флотилию с днепровской не следует, тем более не следует их объединять, как это сделал в своей статье И. Сарапин: «С первых дней суровых военных испытаний матросы и старшины, командиры и политработники Пинско-Днепровской флотилии военной флотилии, как и все воины Красной Армии, мужественно вступили в бой с немецко-фашистскими войсками, проявляя массовый героизм на реках Днепровского бассейна».

Указанные выше свидетельства никому не дают право игнорировать само существование Пинской флотилии с 17 июня 1940 г. по 18 сентября 1941 г., так как именно в этот трагический для неё день были уничтожены своими экипажами последние корабли. Боевой корабль без людей – не боевой корабль, а флотилия без кораблей – не флотилия. Поэтому 18 сентября 1941 г. следует считать окончанием боевой деятельности Пинской речной военной флотилии, а её официальное расформирование 5 октября 1941 г. – фиксацией данного факта.

Командование Юго-Западного фронта высоко оценило мастерство и мужество моряков Пинской флотилии. После обеспечения переправ частей Красной Армии севернее Киева Военный Совет данного фронта прислал 2 сентября 1941 г. командующему флотилией телеграмму следующего содержания: «Командующему Пинской флотилией контр-адмиралу Рогачёву Д. Д. Задачи Вами выполнены в духе традиций советских моряков. Достойных товарищей представьте к награждению». 10 сентября Совет отмечал, что «Пинская флотилия в борьбе с немецкими фашистами показала и показывает образцы мужества и отваги, не щадя ни крови, ни самой жизни за Родину. Десятки командиров и краснофлотцев флотилии представлены к государственным наградам». А в 1941 г. заслужить награду было непросто: давали их скупо. Тем более довольно редко представляли к званию Героя Советского Союза. И всё же четыре моряка из личного состава Пинской речной военной флотилии были представлены к этому высокому и почётному званию в 1941 г. Это командир канонерской лодки «Верный» старший лейтенант Терехин Алексей Фёдорович (награждён только орденом Ленина посмертно); главный боцман этой канонерской лодки старшина 1-й статьи Щербина Леонид Силыч (награждён только орденом Ленина посмертно); командир флотского полуэкипажа флотилии, затем отряда морской пехоты майор Добржинский Всеволод Николаевич и командир отделения в составе отряда Добржинского старшина 2-й статьи Шафранский Иван Максимович. Два корабля Пинской флотилии – канонерская лодка «Верный» и монитор «Витебск» - ещё летом 1941 г. были представлены Военным советом Юго-Западного фронта к награждению орденами Союза ССР .

Коротким, но примечательным было время существования Пинской речной военной флотилии. Яркой была её боевая деятельность. Противника, подобного себе, - речного, плавающего – флотилия перед собой не имела. Враг был на суше и в воздухе. Реки же часто оставались доступными для кораблей даже за линией фронта. Корабли флотилии незаметно перевозили войска Красной Армии там, где наведённую переправу сразу же засекала бы неприятельская авиаразведка. Именно они приходили на выручку подразделениям, прижатым к болотным топям, высаживали тактические десанты, хотя с июня по сентябрь 1941 г. их было всего два, но все на территории Беларуси, и оказывали помощь партизанскому движению в трудные месяцы его становления. Но важнее всего было то, что корабли поддерживали пехоту своим артиллерийским огнём с таких позиций, на которые никто бы не смог выдвинуть полевую артиллерию. Причём корабли часто занимали и покидали эти позиции так быстро, что оставались неуязвимыми. В невероятно тяжёлых условиях, сложившихся в междуречье Днепра, Десны и Припяти в начальный период войны, Пинская флотилия успешно выполнила задачу, поставленную командованием Юго-Западного фронта по прикрытию переправ сухопутных войск через Припять, Днепр, Десну севернее Киева.



Реклама