Внешняя торговля Киевской Руси


Государственная внешнеторговая политика Киевской Руси (IX — XII вв.)

Внешняя политика Киевской Руси была направлена на укрепление государства, охрану границ, развитие торговых, культурных связей с соседями, расширение территорий. Получение дополнительных ресурсов за счет военных походов. Широкие экономические, политические связи имела Русь с Европой. Особое место занимали отношения с Византией. Отношения с кочевниками строились на отказе от территориальных приобретений. Оседлый земледельческий и городской быт Руси был несовместим с кочевой культурой. Поэтому шло укрепление границ со степью, отражались их набеги, велись упреждающие удары и т.п.

В VIII - IX вв. происходит большой приток массы славянских переселенцев в область Днепра. Это было не только территориальное перемещение, но и экономическое событие огромной важности, перевернувшее прежний порядок. Славянам открылась возможность развивать торговлю, чему также немало способствовало доминировавшее на пространстве между Волгой и Днепром Хазарское государство, где этот род деятельности преобладал. Расселившись по Днепру и его притокам одинокими укрепленными дворами, восточнославянские поселенцы стали налаживать обмен товарами.

Среди однодворок появились мелкие сборные торговые пункты, где обменивались, торговали произведенным продуктом. Такие сборные места назывались погостами. Эти мелкие сельские рынки вели к более крупным, образовавшимся на особенно оживленных торговых путях, связанных с внешней Черноморско-Каспийской торговлей.

Более важные погосты служили местом сбора дани и отправления судебных дел. Поэтому еще до возникновения внутреннего централизующего правительства они стали административными и судебными округами, т.е. территориальными правительственными организациями. Будучи торговыми центрами и складскими пунктами для сложившихся вокруг них промышленных округов, играя роль административных и судебных органов, главные погосты самостоятельно управляли своими округами. Наконец, самые главные - 4 погосты благодаря выгодам местоположения в процессе торговли, промышленного и культурного обмена выросли в города со значением волостных центров.

В этих городах крепло положение князей, бояр и купцов. Важным направлением государственной деятельности был сбыт результатов полюдья. Внешняя торговля Руси являлась прямым продолжением сбора княжеской ренты в подчиненных Киеву землях. В размахе торговых предприятий, в их организационной слаженности и той мощной поддержке, которой они пользовались со стороны великокняжеского войска, чувствовалась мощь государственного организма Киевской Руси. Каждую весну она экспортировала несметное количество товаров, собранных за шесть месяцев кругового полюдья. Сборщики дани становились мореходами, участниками сухопутных торговых маршрутов, воинами, отражавшими нападения охотников до легкой наживы, купцами, продававшими русский товар и закупавшими чужой.

Ладьи с воском, медом, мехами и прочими предметами экспорта обычно снаряжались в заморские плавания в Киеве или ближайших к нему городах на Днепре. Русских купцов хорошо знали на Востоке, в Центральной и Северной Европе. Их сухопутные караваны возили результаты полюдья в Багдад и Индию. По Черному морю русские военно-торговые экспедиции ходили в Болгарию и Византию.

Русь находилась на транзитных путях между Западом и Востоком - по Волге и по Днепру. И если Венеция разбогатела, потому что держала в своих руках транзитную дорогу по Средиземному морю, торговлю между Азией и Южной Европой, то транзитная дорога между Азией и Северной Европой, конечно, должна была способствовать процветанию Киевской Руси.

Некоторые наши историки, в том числе крупнейший историк В. О. Ключевский, даже рождение российской государственности выводит из этой транзитной торговли. О е значении для Киевской Руси свидетельствуют следующие обстоятельства.

1. Восточные славяне, исконные земледельцы, как мы знаем, продвигались из южных степей на север, в леса и болота, где условия для земледелия были гораздо хуже, потому что туда, к Балтийскому морю, уходили транзитные речные пути с юга Азии на север Европы. Надо было овладеть этими путями на всем их протяжении. Новгород первоначально возник как торговый город, транзитный торговый пункт на подступах к Балтике.

2. Чтобы участвовать в этой транзитной торговле, надо было иметь свой товар. Высоко ценились и на Западе, и на Востоке продукты лесных промыслов — меха, мед, воск. Естественно, эти продукты можно было добыть не в степи, а в лесах, и поэтому тоже надо было двигаться на север, в леса.

Как известно, и дань киевские князья собирали не хлебом, а мехами, медом, воском - товарами для экспорта.

Конечно, на этих транзитных путях Русь встречалась с конкурентами. На севере это были варяги. Норманны были хозяевами на море, и в Западную Европу они приходили с моря армадами в сотни дракаров. Это были пираты — разбойники, которые нападали, чтобы грабить. Но русские города стояли не на морском побережье, а на реках. На речном пути «из варяг в греки», с волоками на водоразделах, норманны со своими дракарами были бессильны перед русскими. Поэтому сюда они приходили не как пираты, а как вооруженные купцы, которым надо было пройти через Русь в богатую Византию. А для этого они вливались в состав русской правящей верхушки, становились дружинниками и участвовали в защите русских земель.

А с юга к этому пути подбирались Венеция и Генуя. На скалах южных берегов Крыма сохранились венецианские и генуэзские крепости. Но одновременно на берегах «Русского моря» рождались русские военно-торговые формпосты: Тмуторокань, Переяславец, Сурож (Судак).

Можно выделить два этапа этой транзитной торговли:

1) В VIII-X веках торговля шла по Волге и Каспию с обширным Арабским халифатом, с Багдадом — столицей халифов.

По Волге шел поток арабских дирхемов. Клады их здесь встречаются до сих пор, тогда как в Средней Азии и Ираке их давно уже не находят. Но больше всего арабских монет находят на острове Готланд в Балтийском море. А Готланд и был тем пунктом, где встречались потоки восточных и западных товаров.

Киевские князья предпринимали военные действия для установления контроля над этим путем. Как известно, князь Святослав разгромил Хазарский Каганат на Волге;

2) Приблизительно с середины X в. направление торговли меняется. Теперь товары двигаются через Византию знаменитым путем «из варяг в греки», по Днепру, а не по Волге.

Необходимо отметить главное обстоятельство: торговал с Византией князь со своей дружиной, «военно-торговая аристократия», по выражению историка Н. П. Павлова-Сильванского. Именно они, купцы-дружинники, держали в своих руках внешнюю торговлю, собирали дань мехами, медом, воском, чтобы потом обменять их на ремесленные изделия, дорогие ткани, золото и серебро.

Южное направление во внешней торговле России (Византия)

Помимо Церкви, князей и армии еще одна социальная группа Киевской Руси находилась в постоянных взаимоотношениях с византийцами: купечество. Мы знаем, что русские купцы в большом количестве приезжали в Константинополь с начала десятого века, и для них была выделена постоянная штаб-квартира в одном из пригородов Царьграда. О русской торговле с Византией в одиннадцатом и двенадцатом веках прямых свидетельств меньше, но в летописях этого периода по разным поводам упоминаются русские купцы, "торгующие с Грецией" (гречники).

В Византию в десятом веке русские экспортировали меха, мед, воск и рабов; не совсем ясна ситуация одиннадцатого и двенадцатого веков. Рабы-христиане более не продавались русскими за пределы страны, а продавались ли грекам рабы-язычники, такие как половецкие военнопленные, мы не знаем, но хорошо известно, что половцы продавали заморским купцам русских пленных как рабов. Весьма вероятно, что в двенадцатом веке Русь экспортировала в Византийскую империю зерно. Из Византии в течение этих трех столетий на Русь импортировали в основном вина, шелка и предметы искусства, такие как иконы и ювелирные украшения, а также фрукты и изделия из стекла.

Торговля Руси и Византии имела государственный характер. На рынках Константинополя реализовалась значительная часть дани, собираемой киевскими князьями. Князья стремились обеспечить для себя наиболее благоприятные условия в этой торговле, старались укрепить свои позиции в Крыму и Причерноморье. Попытки Византии ограничить русское влияние или нарушить условия торговли проводили к военным столкновениям. При князе Олеге объединенные силы Киевского государства осадили столицу Византии Константинополь (русское название - Царьград) и вынудили византийского императора подписать выгодный для Руси торговый договор. До нас дошел еще один договор с Византией, заключенный после менее удачного похода на Константинополь князя Игоря в 944г. В соответствии с договорами русские купцы ежегодно летом приезжали в Константинополь на торговый сезон и жили там шесть месяцев.

Ежегодно летом русские торговцы являлись в Царьград на торговый сезон, продолжавшийся 6 месяцев; по договору Игоря никто из них не имел права оставаться там на зиму. Русские купцы останавливались в предместье Константинополя у св. Мамы, где находился некогда монастырь св. Маманта. Со времени того же договора императорские чиновники отбирали у прибывших купцов княжескую грамоту с обозначением числа посланных из Киева кораблей и переписывали имена прибывших княжеских послов и простых купцов, гостей, "да увемы и мы, — прибавляют греки от себя в договоре, — оже с миром приходят": это была предосторожность, чтобы под видом агентов киевского князя не прокрались в Царьград русские пираты.

Русские послы и гости во все время своего пребывания в Константинополе пользовались от местного правительства даровым кормом и даровой баней - знак, что на эти торговые поездки Руси в Константинополе смотрели не как на частные промышленные предприятия, а как на торговые посольства союзного киевского двора. В трактате Цимисхия со Святославом, где император обязался принимать приходящих в Царьград для торговли руссов в качестве союзников, было прямо оговорено "как искони повелось". Надобно заметить при этом, что Русь была платной союзницей Византии, обязывалась договорами за условленную "дань" оказывать грекам некоторые оборонительные услуги на границах империи. Так, договор Игоря обязывал русского князя не пускать Черных болгар в Крым "пакостить" в стране Корсунской. Торговые послы Руси получали в Царьграде свои посольские оклады, а простые купцы месячину, месячный корм, который им раздавался в известном порядке по старшинству русских городов, сначала киевским, потом черниговским, переяславским и из прочих городов. Греки побаивались Руси, даже приходившей с законным видом: купцы входили в город со своими товарами непременно без оружия, партиями не больше 50 человек, одними воротами, с императорским приставом, который наблюдал за правильностью торговых сделок покупателей с продавцами; в договоре Игоря прибавлено: "входяще же Русь в град, да не творят пакости".

По договору Олега русские купцы не платили никакой пошлины. Торговля была преимущественно меновая: этим можно объяснить сравнительно малое количество византийской монеты, находимой в старинных русских кладах и курганах. Меха, мед, воск и челядь Русь меняла на паволоки (шелковые ткани), золото, вина, овощи. По истечении торгового срока, уходя домой, Русь получала из греческой казны на дорогу продовольствие и судовые снасти, якори, канаты, паруса, все, что ей надобилось. При Аскольде Русь напала на Царьград, раздраженная, по словам патриарха Фотия, умерщвлением своих земляков, очевидно, русских купцов, после того как византийское правительство отказало в удовлетворении за эту обиду, расторгнув тем свой договор с Русью. В 1043 г. Ярослав послал на греков своего сына с флотом, потому что в Константинополе избили русских купцов и одного из них убили. Итак, византийские походы вызывались, большею частью, стремлением Руси поддержать или восстановить порывавшиеся торговые сношения с Византией. Вот почему они оканчивались обыкновенно торговыми трактатами. Такой торговый характер имеют все дошедшие до нас договоры Руси с греками с X в. Из них дошли до нас два договора Олега, один Игорев и один краткий договор или только начало договора Святославова. Договоры составлялись на греческом языке и с надлежащими изменениями формы переводились на язык, понятный Руси. Читая эти договоры, легко заметить, какой интерес связывал в X в. Русь с Византией. Всего подробнее и точнее определен в них порядок ежегодных торговых сношений Руси с Византией, а также порядок частных отношений русских в Константинополе к грекам: с этой стороны договоры отличаются замечательной выработкой юридических норм, особенно международного права.

Византийская империя в политическом и культурном отношениях была главной силой средневекового мира, по крайней мере, до эпохи крестовых походов. Даже после первого крестового похода империя все еще занимала чрезвычайно важное место на Ближнем Востоке, и лишь после четвертого похода обозначился упадок ее могущества. Таким образом, на протяжении почти всего киевского периода Византия представляла собой высший уровень цивилизации не только для Руси, но также и по отношению к Западной Европе. Достаточно характерно, что с византийской точки зрения рыцари - участники четвертого крестового похода - были не более чем грубыми варварами, и следует сказать, что они действительно вели себя именно так.

Для Руси влияние византийской цивилизации значило больше, чем для любой другой европейской страны, за исключением, возможно, Италии и, конечно, Балкан. Вместе с последними Русь стала частью греко-православного мира; то есть, говоря в терминах того периода, - частью византийского мира.

Западное направление внешней торговли (Северная и Западная Европа)

Обратимся сначала к русско-немецким отношениям. До немецкой экспансии в восточную часть Прибалтики в конце двенадцатого и начале тринадцатого веков немецкие земли не соприкасались с русскими. Однако некоторые контакты между этими двумя народами поддерживались через торговлю и дипломатию, а также и через династические узы. Основной немецко-русский торговый путь в тот ранний период проходил через Богемию и Польшу. Еще в 906 г. в Раффельштадтском таможенном установлении среди иностранных купцов, приезжающих в Германию, упоминаются богемцы и руги. Ясно, что под первыми имеются в виду чехи, последних же можно отождествить с русскими.

Город Ратисбон стал отправной точкой для немецкой торговли с Русью в одиннадцатом и двенадцатом веках; здесь немецкие купцы, ведущие дела с Русью, образовали особую корпорацию, члены которой известны как "рузарии". Как уже упоминалось, евреи также играли важную роль в торговле Ратисбона с Богемией и Русью. В середине двенадцатого века коммерческие связи между немцами и русскими были также установлены в восточной Прибалтике, где Рига была главной немецкой торговой базой, начиная с тринадцатого века. С русской стороны, как Новгород, так и Псков принимали участие в этой торговле, но ее главным центром в этот период был Смоленск. Как уже упоминалось, в 1229 г. был подписан важный торговый договор между городом Смоленском, с одной стороны, и целым рядом немецких городов, с другой. Были представлены следующие немецкие и фризские города: Рига, Любек, Сест, Мюнстер, Гронинген, Дортмунд и Бремен. Немецкие купцы часто посещали Смоленск; некоторые из них постоянно проживали там. В договоре упоминается немецкая церковь Святой Девы в Смоленске.

С развитием активных коммерческих отношений между немцами и русскими и через дипломатические и семейные связи между немецкими и русскими правящими домами немцы, должно быть, собрали значительное количество сведений о Руси. Действительно, записки немецких путешественников и записи немецких летописцев составляли важный источник знаний о Руси не только для самих немцев, но также и для французов и прочих западных европейцев.

Основной предмет экспорта Новгорода и Смоленска в западную Европу составляли те же три ведущие категории товаров, что и в русско-византийской торговле — меха, воск и мед. К ним можно добавить лен, пеньку, канаты, холстину и хмель, а также сало, говяжий жир, овчины и шкуры. Из Смоленска также вывозили серебро и серебряные изделия. С Запада ввозили шерстяное сукно, шелк, льняное полотно, иглы, оружие и изделия из стекла. Кроме того, по Балтике на Русь поступали такие металлы как железо, медь, олово и свинец; а также селедка, вино, соль и пиво.

Анализируя ассортимент товаров в русской внешней торговле, мы видим, что Русь посылала за границу в основном — если не исключительно — сырье, а получала из-за границы готовую продукцию и металлы.

Еще в X - первой половине XI вв. на Русь из Европы ввозились франкские мечи и панцири, поливная и стеклянная посуда. Развитие в XII в. сухопутной торговли Киевской Руси с Центральной Европой смягчило последствия потери византийских и арабских рынков и способствовало ее структурным изменениям.

Северный торговый путь в западноевропейские страны проходил через прибалтийские страны, шел по балтийскому побережью через Ригу и Эстонию на Новгород, Полоцк, Смоленск. Концентрация находок европейской монеты (денария) в районах Новгородской земли и в бассейне р. Камы связана со значением торговли ценными мехами на этом направлении.

Другой торговый путь в Западную Европу шел в направлении - Регенсбург на Дунае - Краков - Галич - Киев - Чернигов - Рязань - Владимир. Топография предметов западноевропейского импорта (произведений художественного ремесла) показывает, что связи Руси с Францией, Германией, Италией были наиболее интенсивными в конце XII - начале XIII вв. На этом пути торговля ценными мехами не имела столь важного значения, т.к. в районах, где он пролегал таких зверей не было.

Русская пушнина в Западной Европе использовалась, чаще всего, не для меховых изделий целиком, а шла только на отделку. Мех в отделке или большой меховой воротник - часто из соболя - во Франции был отличительным признаком знатных людей, дворян; его носили рыцари; мех горностая носили представители правящей династии.

Через юго-западную Русь проходил западный торговый путь «из варяг в греки», соединявший Балтийское и Черное моря через реки: Висла, Западный Буг, Днестр. Один из сухопутных путей в Византию по Днестру - через Луцк, Владимир Волынский, Завихост, Краков - вел из Киева в Польшу, другой - южнее, через Карпаты, связывал русские земли с Венгрией, откуда открывались дороги в другие в другие западноевропейские страны. Упоминается также сухопутный путь, начинавшийся в Праге, проходивший через Киев на Волгу и далее в Азию.

Восточное направление

"Восток" - столь же неопределенное и относительное понятие, что и "Запад". Каждый из восточных соседей Руси находился на разном культурном уровне, и каждый был наделен своими специфическими чертами.

В историко-экономической литературе при характеристике внешнего рынка России XVI в. нередко обращается внимание почти исключительно на торговлю со странами Западной Европы и упускается из виду торговля с восточными странами (Турцией, Персией, Средней Азией и т. д.). Между тем торговые связи Москвы с Востоком в это столетие были очень широкие, а по мнению некоторых исследователей, играли даже «в общем внешнем товарообороте России первенствующую роль».

Русь вела торговлю с греческими и итальянскими купцами в Суроже, Кафе и Константинополе. Интересно, что гости-сурожане (купцы, торговавшие с Сурожем и причерноморскими колониями) были не только купцами, но и владельцами вотчин, где жило зависимое население. Любопытно, что если Россия в XVI в. экспортировала в страны Западной Европы главным образом сырье, то в восточные страны уже в то время вывозилась преимущественно продукция ремесленного производства, среди экспортируемых из России товаров встречались и транзитные товары из Западной Европы. Основными транспортными путями в страны Востока были Волга и Дон.

В страны Востока Русь продавала меха, мед, воск, клыки моржей и — по крайней мере, в отдельные периоды — шерстяное сукно и льняное полотно, а покупала там специи, драгоценные камни, шелковые и сатиновые ткани, а также оружие дамасской стали и лошадей. Следует отметить, что некоторые товары, закупаемые русскими у восточных купцов, такие как ювелирные камни, специи, ковры и т. п., шли через Новгород в Западную Европу. В десятом и одиннадцатом веках византийские товары, особенно шелковые ткани также поступали в Северную Европу через Балтику. Новгородская торговля, таким образом, частично была транзитной.

Коммерческие отношения между Русью и Востоком были оживленными и выгодными как для тех, так и для других. Мы знаем, что в конце девятого и десятом веках русские купцы посещали Персию и даже Багдад. Нет прямых свидетельств, указывающих на то, что они продолжали путешествовать туда в одиннадцатом и двенадцатом веках, но они, вероятно, посещали Хорезм в этот более поздний период. Название хорезмской столицы Гургандж (или Ургандж) известно было русским летописцам, которые называли ее Орнач. Здесь русские, должно быть, встречали путешественников и купцов почти из каждой восточной страны, включая Индию. К сожалению, не сохранилось записей о путешествиях русских в Хорезм в этот период. Говоря об Индии, русские в киевский период имели довольно расплывчатые представления об индуизме. "Брахманы - благочестивые люди" упоминаются в "Повести временных лет". Что касается Египта, Соловьев утверждает, что русские купцы посещали Александрию, но убедительность источника такого свидетельства, которым он пользовался, проблематична.

Хотя частные контакты через торговлю между русскими и поволжскими булгарами и жителями Хорезма были, по всей видимости, оживленными, разница в религиях представляла собой почти непреодолимый барьер для тесных социальных взаимоотношений между гражданами, относящимися к разным религиозным группам.



Реклама