Борьба Великого княжества Литовского с Тевтонским Орденом в XIV веке


В Великое княжество Литовское бежали, спасаясь от крестоносцев, прусы, где их принимали и селили преимущественно в районе Городни. Так, например, один из последних прусских старейшин Скурда со всеми своими людьми оставил родину. Для расселения их около Лиды была отведена земля (с. Кержишки). Этим и объясняется тот факт, что Тевтонский орден начал свои набеги на Городенскую землю. В 1284 г. рыцари и напали на нее. Они обложили Городню, после жестокого боя овладели предместьем (центра взять не смогли), перебили множество людей и потом с награбленной добычей вернулись назад. И это было только начало. Многострадальная Городенщина страдала от нападений рыцарей в 1295, 1296, 1305, 1306 (дважды), 1311 (трижды), 1314, 1324 и 1328 гг.

Витовт

Витовт

Однако, не все эти походы приносили удачу агрессору. В 1314 г. крестоносцы неожиданно двинулись на Новогородок, взяли и сожгли его, а потом принялись штурмовать замок. Именно тогда впервые и отличился выдающийся государственный деятель и полководец ВКЛ Давыд Городенский. «Это был человек, наделенный исключительной энергией, предприимчивостью и военными знаниями, поэтому он пользовался большим почетом и занимал после великого князя первое место в государстве. Недаром же впоследствии Гедимин отдал за него замуж одну из своих дочерей. Будучи городенским старостой, он занимал один из ключевых постов в обороне державы со стороны Мазовии и Тевтонского ордена».

Полководческий талант Давыда Городенского впервые ярко проявился при обороне Новогородка в 1314 г., когда он со своим войском пришел на выручку крепости, которую осадили крестоносцы. Он овладел их лагерем, перебил в нем стражу, захватил лошадей и продовольственные припасы. Крестоносцы были вынуждены отступать, однако на обратном пути они не нашли своих складов с провиантов, так как они были заранее разорены Давыдом. Войско крестоносцев, голодая, рассыпалось и почти полностью погибло в непроходимых лесах.

Вдобавок в отместку за поругание столицы великий князь Витень в 1315 г. взял в осаду замок крестоносцев Христмемель.

И все-таки Новогородское княжество постепенно обессиливало: «Если в 50–70-х гг. ХІІІ в. Новогородской земле приносили разрушения и опустошение галицко-волынские войска, то начиная с 80-х гг. она становится объектом частых нападений прусских крестоносцев, что не могло не подорвать экономику, а вместе с тем и политическое значение земли. Трехкратный захват, ограбление и разрушение Новогородка в 1274, 1277 и 1314 гг. тоже не могли не подействовать отрицательным образом на судьбу его как столицы государства».

Тем не менее, борьба против крестоносцев продолжалась, даже на чужих землях. Так, совместная опасность, исходящая от Ордена, примирила Псков с ВКЛ. Псков часто посил помощи у ВКЛ для отражения нападений крестоносцев. «Трудности Пскова с целью притяжения его под свою власть и использовал Гедимин. Он всегда посылал псковичам на помощь своего зятя Давыда Городенского». Впервые это произошло в 1322 г. Крестоносцы, несмотря на перемирие, прошлись огнем и мечом по окрестностям Чудского озера. С целью отмщения и был приглашен Давыд Городенский. Во главе своего войска и псковского ополчения он ворвался за р. Нарву в земли крестоносцев, нанес им тяжелый урон и с богатой добычей и пятью тысячами пленных вернулся в Псков.

Крестоносцы не привыкли безропотно сносить такие оскорбления и 11 мая 1323 г. вновь напали на Псков. И в этот раз помог Давыд Городенский, который, прогнал врага, уничтожив его стенобитные машины и иное вооружение.

Однако, князь Гедимин защищал свою землю не только военным путем, но и пробовал подключить средства из арсенала дипломатии, чего в деятельности предыдущих князей явно не хватало. В качестве примера приведем отрывки из послания Гедимина епископам Дерптскому, Эзельскому, датскому наместнику Ревельской земли и Совету г. Риги от 22 сентября 1324 г.: крестоносцы, ворвавшись «в землю полоцкую, … ее вражески разорили, людей и лошадей захватили… также ровно 40 дней после этого они снова, как хищные варвары, жестоко опустошили эту землю, беспощадно убили 80 человек, а некоторых увели с собой вместе с 50 лошадьми, одеждой и другим имуществом». Это была совершенно новая тактика в противостоянии агрессии крестоносцев. То есть, такие жалобы сами по себе Орден ни в коем случае не урезонили бы, но создавали длинный мартиролог обид и горя, которые приносят крестоносцы княжеству. А значит, появлялось своеобразное идеологическое обоснование своих последующих действий.

Кроме этого, Гедимин старался ослабить Ливонский орден и иным путем. Поскольку между Орденом, с одной стороны, и рижским архиепископом и магистратом Риги, с другой стороны, существовала взаимная враждебность, Гедимин всегда поддерживал архиепископа и магистрат. Во-первых, это было выгодно Полоцкой земле, поддерживавшей торговые связи с Ригой. Во-вторых, такая позиция ослабляла Ливонский орден и вынуждала его к заключению мира, что, естественно, шло на пользу ВКЛ в целом и Полоцку в частности.

Такая гибкая политика вскоре принесла плоды: «привела к заключению в 1326 г. мира, одновременно и с немцами, и с Новгородом. Об этом в летописи сделана такая запись: «того же лета приехаша послы из Литвы брат Гедиминов князя литовского воин Полоцкий Василий Менский князь Федор Святославич и доконаша мир с Новгородци и с Немци». Это был не просто долгожданный мир, но и дальновидный стратегический ход Гедимина, который вывел из игры Ливонский орден, чтобы развязать себе руки на северо-западе, против Тевтонского ордена, о чем пойдет речь ниже.

Заслуживает внимание и такой нетривиальный дипломатический ход Гедимина: в 1322 г. князь пишет послание римскому папе Иоанну ХХІІ, в котором излагает просьбу поспособствовать крещению его земли в католическую веру. То есть князь хотел выбить из рук крестоносцев главный козырь (миссию крещения язычников), умело разыгрывая который они захватывали все новые и новые земли. Орден не мог допустить осуществления такого сильного хода и подкупил жамойтскую знать, которая резко воспротивилась инициативе Гедимина и сорвала крещение. Следует добавить, что православные также наотрез отказались перекрещиваться.

По инициативе Королевства Польского, которое изнемогало в борьбе с крестоносцами, 28 июня 1325 г. между Короной и ВКЛ был заключен оборонительный и наступательный союз против Ордена. Аналогичный договор был заключен между ВКЛ и Мазовией. Таким образом, мир с Ливонским орденом, заключенный годом позднее, о котором мы вели речь выше, был нужен «ради того, чтобы сконцентрировать военные силы на западе, где действительно и были одержаны большие победы».

Польша в то время была втянута в конфликт Папы римского и германского императора Людовика Баварского на стороне Рима. Людовика поддерживали крестоносцы. В 1326 г. был осуществлен совместный поход войск Польши и Великого княжества на Бранденбург, где правил сын Людовика Баварского. Эта военная акция прошла чрезвычайно удачно, возможно, благодаря тому, что войска ВКЛ (общей численностью в 1200 всадников) возглавлял Давыд Городенский. Именно его конница и сыграла решающую роль в разгроме бранденбургского войска, взяв большие трофеи и более 6000 пленных. Это был последний поход Давыда Городенского, на обратном пути он был злодейски убит в Мазовии, несомненно, вследствие акции тайной войны Ордена.

В марте 1327 г. соединенные силы Польши и ВКЛ (войсками Великого княжества командовал Ольгерд Гедиминович) наносят вторичный победный удар по Бранденбургу. Войска союзников дошли до Франкфурта-на-Одере и благополучно вернулись домой с богатой добычей.

В этом же 1327 г. Тевтонский орден начинает войну с Польшей и ВКЛ. Война была затяжной и шла с переменным успехом. В 1331 г. после некоторого затишья она возобновилась. Орденские отряды опустошали Куявскую землю, позже прусское и ливонское войско ворвалось в район Калиша и Гдыни, где нещадно грабило и брало в плен мирное население.

27 сентября 1331 г. произошла битва под Пловцами, «которая в литературе представлена как большая победа войск Польши и Великого княжества Литовского. Однако, это не совсем так. Действительно, сначала орденские войска потерпели поражение, а их предводитель Дитрих даже был взят в плен. Однако, крестоносцы, оправившись от удара, перешли в наступление, освободили из плена Дитриха и нанесли польским войскам поражение». Результатом поражения стал распад польско-литвинского военного союза.

Ливонский орден, связанный мирным договором с ВКЛ, тем не менее использовал благоприятные условия (отсутствие против себя вооруженной силы Великого княжества) с тем, чтобы укрепить свои позиции на востоке. Поскольку Гедимин в противовес Ордену поддерживал магистрат Риги, братья-рыцари поставили цель разрушить единство интересов Риги и Полоцка. Крестоносцы задумали подчинить Ригу себе. Исходным пунктом стало выставленное рижанам требование порвать все связи с ВКЛ. Для Риги это было неприемлемо, поскольку подорвало бы ее торговые дела. Постоянный прессинг крестоносцев, а также то, что они беззастенчиво запускали лапу в прибыли города с торговли, вывело магистрат из себя. В июне 1328 г. рижане сделали попытку захватить крепость Динаминют, которая запирала выход в Балтийское море. Акция успеха не имела, и крестоносцы приступили к карательным мероприятиям. Рижане обратились за помощью к Гедимину, обещая отдать несколько своих крепостей. Рыцари узнали об этом и захватили эти крепости. Прибывшие войска ВКЛ разгромили несколько замков крестоносцев и ушли. Орден решил окончательно подчинить Ригу. В 1329 г. рыцари осадили город. Через 13 месяцев Рига сдалась и признала свою подчиненность Ордену. Крестоносцы добились своего: связь между городом и ВКЛ прервалась.

Присоединив Ригу, ливонцы все свои силы бросили против ВКЛ, ослабленного участием в войне Польши с тевтонами. Отряды крестоносцев осуществили нападения на земли Великого княжества, прежде всего на Жамойть, в 1330, 1332 и 1333 гг. Не обходили они своим вниманием и белорусские земли. В 1333 г. братья-рыцари ходили на Полоцк, сюда же они направились и в следующем году после похода на Вильню, где уничтожили 1200 человек. В 1336 г. крестоносцы, среди которых было 200 титулованых европейцев, осуществили поход в Нальшанскую землю (Нарочанский край) на крепость Пулен. Ее защитники и попавшие в крепость окрестные жители, осознав безнадежность ситуации, сожгли крепость и себя, чтобы не попасть в руки врага.

Польша ничем не захотела помочь ВКЛ. Более того, в 1337 г., когда крестоносцы готовили следующий объединенный поход на Великое княжество, польский король Казимир заключил мир с тевтонами и очень кстати развязал им руки. Последствия не замедлили сказаться: в том же году крестоносцы отправились в поход к верховью реки Дубиссы, на территорию современной Литвы, построили крепость Мариенбедер, прошли до Немана, на его правом берегу поставили замок Байербург, потом овладели крепостью Велена и, модернизировав ее, назвали Фридбургом. А потом спокойно вернулись в Пруссию. За все это время им не было оказано никакого сопротивления, так же, как и раньше, при нападении на Пулен.

То же самое произошло при нападении на Жамойть в 1339 г., когда двухдневный грабеж был остановлен не военной силой, а всего лишь сильными морозами, которые и вынудили крестоносцев вернуться. Следующий поход на Жамойть в 1340 г. не удался отнюдь не из-за силы войск противника, которого попросту не было, а всего лишь по причине наступившей сильной оттепели.

«Из всего этого следует, что так называемые великие литовские князья меньше всего думали про оборону литовских (в современном значении слова) земель и их населения. Еще В. Антонович справедливо заметил, что население коренной Литвы враждебно относилось к великокняжеской династии».

По всей видимости, это крестоносцам было хорошо известно, поэтому, пользуясь беззащитностью Жамойти, они так уверенно строили тут свои укрепления. Особенно опасен был Байербург, который находился уже на правом берегу Немана, являясь сильным опорным пунктом будущей экспансии на восток. По существу, ВКЛ стояло на пороге гибели. Запоздавшая попытка войск ВКЛ уничтожить новые крепости ни к чему не привела. Более того, при штурме Байербурга в 1341 г. погиб великий князь Гедимин. Узнав об этом, крестоносцы с новыми силами двинулись вперед и ворвались в керновские владения Монвида Гедиминовича, старшего сына великого князя. Монвид нанес удар в тыл – опустошил приграничную полосу Тевтонского ордена. Магистр Людольф Кент вынужден был заключить мир с ВКЛ.

В это же время, в 1341 г., на востоке княжества, в Витебске, Ольгерд и Кейстут Гедиминовичи, продолжая политику территориального расширения ВКЛ, охотно оказали помощь Пскову в его борьбе с Ливонским орденом. Кстати, Кейстут и был тем человеком, который не оказал помощи Жамойти – это было его удельное владение. Однако, в большой геополитической игре Ольгерд и Кейстут посчитали более целесообразным поставить на Псков.

Экспедиция литвинов протекала следующим образом. Отряд полочан под командованием своего князя Любки Воиновича пошел к границам Ливонии, однако, потерпел поражение и вынужден был засесть в Изборске, где и был осажден крестоносцами. Ольгерд и Кейстут не стали форсировать события, наблюдая за течением событий с левого берега реки Великой. Одновременно Ольгерд отправил в Ливонию несколько отрядов, которые начали там грабеж. Крестоносцы вынуждены были снять осаду Изборска и идти на защиту своих земель. Как только осада была прекращена литвинские отряды моментально покинули Ливонию. То есть Ольгерд добился своих целей с минимальными потерями.

Обрадованные псковичи просили Ольгерда на княжество, однако он посоветовал взять князем своего сына Андрея, который и занял псковский стол. Забегая вперед, добавим, что, к сожалению, геополитическая ставка на присоединение Пскова к ВКЛ оказалась проигрышной.

Мир, заключенный с ВКЛ магистром Ордена Людольфом Кентом, был использован крестоносцами для подготовки следующего прыжка на восток. Рыцари срочно заключали мирные договоры и соглашения, в том числе и с Польшой в 1343 г., восстанавливали старые и строили новые укрепления на границе с ВКЛ, из Европы были приглашены новые отряды рыцарей, один из которых во главе с герцогом Вильгельмом осуществил пробный рейд на Жамойть.

В начале 1345 г. крестоносцы вторглись в Жамойтию. Однако войска ВКЛ, умело маневрируя, нанесли сокрушительный удар по Ливонии, в результате чего планы рыцарского войска рассыпались как карточный домик.

Мириться с поражениями крестоносцы не привыкли, и в 1348 г. они напали на Трокскую землю. Войско ВКЛ немедленно двинулось в поход. Противоборствующие стороны встретились на р. Стреве, где и произошла битва. Она была крайне ожесточенной и закончилась поражением Великого княжества. Однако, победа досталась рыцарям дорогой ценой, и они вынуждены были свернуть дальнейшую кампанию.

Для крестоносцев стало понятно, что воюя с ВКЛ в открытом поле они рискуют в скором времени остаться совсем без воинов, поскольку большие потери быстро восполнять было невозможно. Орден меняет тактику и переходит к долговременной осаде путем нападений на Великое княжество многочисленных мелких отрядов. Этими набегами, или, как крестоносцы их называли, рейзами, и планировалось обессилить и в конечном счете завоевать Княжество. Осуществление новой тактики растянулось на десятилетия. С 1345-го по 1377 г. было осуществлено около 100 рейзов тевтонских и ливонских крестоносцев. Рассматривать их в отдельности нет возможности, скажем только, что в основном они были направлены против балтских земель ВКЛ, где им противостояли войска Кейстута Гедиминовича.

Войска ВКЛ предпринимали и крупные военные экспедиции. В 1373–1374 гг. Андрей Ольгердович, князь полоцкий, осуществил два похода на ливонский Динабург. Весной 1375 г. войска под предводительством Кейстута и Андрея выступили против Ливонии. Крестоносцы в свою очередь напали на Полоцкую землю. В ответ князь Андрей опять ходил против Динабурга. Таким образом, процесс обмена ударами затягивался, и конца ему не было видно.

Однако, в 1377 г. сложилась новая политическая ситуация: после смерти Ольгерда, по его воле, на престол вступил его сын от второй жены Ягайло. Выбор наследника был небесспорным, началась борьба за власть, в ходе которой Ягайло решил призвать к порядку князя Андрея, видимо, не согласного с кандидатурой великого князя. В 1377 г. Ягайло осадил Полоцк. Здесь начинается самое интересное: князь Андрей обратился за помощью к магистру Ливонского ордена и, как ни странно, магистр оказал помощь своему злейшему врагу. Ягайло вынужден был отступить. Однако, князь Андрей, осознав отсутствие перспектив и крайнюю опасность дальнейшего противостояния, ушел из Полоцка. Ягайло немедленно занял город и, во избежание юридических двусмысленностей, 27 февраля 1381 г. заключил с Ливонским орденом перемирие.

Попытка Ягайло посадить на полоцкий стол наместником своего брата Скиргайло неожиданно наткнулась на ожесточенное сопротивление полочан: они с позором выгнали Скиргайло, посадив задом наперед на коня. Вторично к Полоцку Скиргайло вернулся с войсками. Несмотря на осаду, полочане и на этот раз не сдались. И вот тогда Скиргайло обращается за помощью… совершенно верно – к Ливонскому ордену. Крестоносцы 11 дней безрезультатно пытались прорваться к городу, однако так ничего и не добились.

В это время обостряются отношения Ягайло и Кейстута. Вернее, Ягайло подозревает Кейстута в намерении захватить власть. Великий князь вступает в тайные сношения с крестоносцами и фактически отдает им Жамойтию. Поразительно! Руководитель государства тайно позволяет врагу разорять его земли. Причем ведет тонкую двойную игру. В то время, как крестоносцы стирают с лица земли Жамойтию, недоумевающий Кейстут напрасно ждет помощи от великого князя. Заподозрив Ягайло в нечестной игре, в 1381 г. Кейстут свергает великого князя и становится на его место. Ягайло не собирается сдаваться, продолжает тайные политические консультации с крестоносцами, соглашаясь на их требование отдать Жамойтию и в четыре года окрестить все княжество в католическую веру. В 1382 г., пользуясь отсутствием в Вильне Кейстута, Ягайло захватывает столицу и Троки. На помощь ему спешно идет войско крестоносцев. В конце концов Кейстут и Витовт попадают в плен к Ягайло. Кейстута по приказу Ягайло убивают, а Витовту удается бежать.

Ягайло, вновь отвоевав великокняжеский трон, не собирался исполнять свои обязательства перед Орденом, в начале 1383 г. великий князь отбивает захваченные Мазовией Берестейщину и Подляшье. Орденское руководство начинает понимать, что Ягайло их просто напросто обманул. Через Януша Мазовецкого, у которого в то время скрывался Витовт, крестоносцы дают знать, что согласны оказать поддержку опальному князю. Витовт прибывает в Мальборк и обещает взамен за помощь отдать крестоносцам Трокское княжество, а также признать себя вассалом Ордена. Великий магистр Конрад Цольнер фон Ротенштейн (Konrad Zоllner von Rotenstein), рассчитывая обойтись бескровной аннексией Жамойти, обращается к мнимому союзнику, великому князю Ягайло с просьбой вернуть Витовту хотя бы часть его владений, то есть Трокское княжество (Жамойть). Прицел фон Ротенштейна ясен: если Ягайло согласится, Жамойть сама упадет в руки Ордену. Однако, Ягайло отказал в просьбе магистра, а также ясно дал понять, что не собирается отдавать Жамойть крестоносцам: «Также просим вас, чтобы вы не старались привлечь к себе жамойтов, так как они отдались нам и любимому нашему брату Скиргайло».

Великий магистр, до последнего момента надеясь образумить своего бывшего союзника, в апреле 1383 г. назначает Ягайло встречу, которая не состоялась из-за взаимной подозрительности сторон: каждая из них опасалась нападения со стороны противника. Война стала неизбежной.

Осенью 1383 г. начались военные действия. Войско крестоносцев, а также Витовт с отрядом жамойтов, захватили Троки и выступили на Вильню. В ожесточенных боях жамойтско-крестоносные войска дошли до предместьев столицы, однако взять ее не смогли и отступили. Не смогли удержать крестоносцы и Троки – через месяц их отбили войска ВКЛ под руководством Ягайло и Скиргайло. Орден продолжал военное давление на ВКЛ, начав постройку замка Мариенвердер на месте разрушенного Ковно.

Ягайло понял, что нужно срочно мириться с Витовтом, иначе от ВКЛ могут остаться лишь руины. Великий князь обращается к Витовту с предложением мира и обещанием отдать Трокское княжество. Витовт принимает предложение Ягайло и 12 июля 1384 г. тайно покидает Пруссию, разгромив по пути орденские замки Юрборг и Байербург. Более того, осенью Ягайло после длительной и тяжелой осады взял Мариенвердер. Орден понес тяжелые потери: погибло 450 братьев-орденцев, множество простых воинов, 55 орденских рыцарей (для сравнения: в Чудской битве погибло 50 рыцарей), 250 светских рыцарей, 1500 крестоносцев попали в плен. Надежды Ордена на скорое завоевание ВКЛ провалились.

Через два года, в августе 1386 г., Орден, панически обеспокоенный Кревской династической унией ВКЛ и Польши 1385 г., отправился в поход на ВКЛ. Пройдя огнем и мечом всю Аукштайтию, крестоносцы вступили в Литву. В это время три армии ВКЛ, возглавляемые Ягайло, Скиргайло и Витовтом, заняли переправы через Неман в тылу орденских войск. Крестоносцы чудом ускользнули от неминуемого поражения с помощью двоих агентов из числа аукштайтов.

В начале 1388 г. король польский и великий князь литовский Ягайло собрал в Вильне специальной сойм, на который были приглашены все братья новоиспеченного польского короля, а также все удельные князья. Сойм должен был осуществить важнейшее условие Кревской унии – крещение язычников. После сойма было окрещено около 30 тысяч жителей Виленской и Трокской земель. Характерно, что Жамойть не была окрещена, и даже попыток в этом направлении предпринято не было. По мнению Н. Ермоловича, Ягайло и его свита крайне опасались ожесточенного сопротивления и срыва важного мероприятия. Кроме того, крестоносцы рассматривали Жамойть как сферу своих жизненных интересов и наверняка воспротивились бы действиям Ягайло. Н. Еромолович уверен: "…то, что крещение жамойтов в 1388 г. не осуществилось, необходимо считать результатом компромисса между Ягайлой и крестоносцами». Ссылаясь на «Историю Ливонии», Н. Ермолович утверждает, что Ягайло»… в конце 1386 г. написал великому магистру Прусского ордена, чтобы он не мешал ему крестить язычников. По всей видимости, магистр поставил условие не крестить жамойтов, на что и согласился Ягайло».

В 1389 г. Витовт начинает борьбу за власть в ВКЛ. Кревской унией и особенно привилеем 1387 г., который ограничивал права православной шляхты, были недовольны многие «русские» феодалы. В этой связи П. О. Лойко пишет: «Эти настроения первым использовал Витовт, который в 90-х годах ХІV в. выступил с предложением создания самостоятельного Русско-Литовского королевства, которое противостояло бы с одной стороны Польше, с другой – Москве. Внутри государства для осуществления своей программы Витовт взял в союзники оппозиционную католической экспансии Польши православную знать, за пределами Великого княжества – Орден, которому было выгодно ухудшение отношений между княжеством и польским государством, а также татарского эмигранта, бывшего золотоордынского хана Тохтамыша».

Конечно, Витовт руководствовался прежде всего личными амбициями. Он был обижен тем, что наместником ВКЛ князем стал Скиргайло. Витовт не получил Трокского княжества, которое считал личной вотчиной. Теперь же, как говорится в «Хронике Быховца», «было яму прыкра і вельмі крыўдна бачыць тое, чаго перад тым не бывала ў Літоўскай зямлі, каб старонні валодаў вялікім княжаннем літоўскім». Витовт начинает борьбу за свои личные интересы, а также за завоевание государственной самостоятельности ВКЛ, которую фактически перечеркнула Кревская уния.

Неудачно попытавшись захватить Вильню, Витовт был вынужден бежать за пределы ВКЛ. Мазовецкие князья Януш и Земовит отказались ему помочь, и он в начале 1390 г. прибывает в Орден. В этой связи Н. Ермолович замечает: «Как видим, несмотря на то, что крестоносцы были заклятыми врагами ВКЛ, тем не менее, деятели этого государства во взаимной борьбе обращались за помощью к Ордену, который всегда охотно откликался на их обращения, так как это давало крестоносцам возможность вмешиваться во внутренние дела ВКЛ и тем самым грабить его землю».

Помня о предыдущей вероломности Витовта, когда в 1384 г. он не выполнил своих обещаний перед Орденом, помирившись с Ягайло, крестоносцы взяли в заложники его жену Анну, несовершеннолетних сыновей, ряд родственников и бояр, разместив их в разных местах.

За военную помощь Витовт дает обещание отдать Ордену Жамойть. В «Хронике Быховца» говорится прямо: «Князь вялікі Вітаўт, будучы ў Прусіі … змовіўся з немцамі, з ліфлянтамі і прусамі…, аддаўшы ім зямлю Жамойцкую за трыста тысяч залатых…». После этого войско крестоносцев, предводительствуемое Витовтом два раза пыталось взять Вильню, однако, осуществить этого им не удалось.

Ягайло видел, что междоусобная борьба вполне может довести ВКЛ до краха на радость крестоносцам, тем более Витовт не оставлял попыток добиться своего (то есть великокняжеского стола в независимом ВКЛ) путем если и не разрушения, то крайнего ослабления ВКЛ.

В 1392 г. Ягайло предлагает Витовту мир. Витовт разрывает союз с Орденом, по пути вероломно громит несколько замков крестоносцев, поскольку те принимают его за союзника, и прибывает в Вильню. Конрад Валленрод, узнав об очередном вероломстве Витовта, отравил находившихся в Ордене сыновей Витовта. По сути, Витовт жертвует детьми во имя власти, хотя у Н. Ермоловича на этот счет своя точка зрения: «Все это может характеризовать Витовта как человека, который во имя государственных интересов мог идти на большие личные жертвы». Под государственными интересами Н. Ермолович имеет в виду восстановление суверенитета ВКЛ, что, с одной стороны, верно.

Витовт добился своего: 4 августа 1392 г. между Ягайлой и Витовтом был подписан договор, согласно которому Витовт становился великим князем ВКЛ.

Разгневанные неоднократным вероломством Витовта, крестоносцы не ограничились убийством сыновей Витовта. Они начинают систематические набеги на земли ВКЛ, особенно на ближайшую к ним Городенщину.

В 1392 г. рыцарское войско разорило Сураж, взяв большое количество пленных. Н. Ермолович, ссылаясь на «Хронику Быховца», сообщает: «Есть данные, что этим набегам содействовал Свидригайло, который в это время вошел в союз с Орденом для борьбы против Витовта». Так ли это на самом деле, однозначно утверждать нельзя, хотя такие действия князей, как мы уже убедились, не были редкостью. Воевать против родной земли за свои интересы они зазорным не считали.

В этом же году крестоносцы взяли Лидский замок.

В 1393 г. крестоносцы напали на саму Городню, которую, естественно, разрушили.

В 1394 г. рыцари под руководством магистра Конрад фон Юнгингена и маршала Вернера Тецингера снова вторглись в западные земли ВКЛ, многие места разорили, в том числе и города Лиду и Новогородок.

В конце 1395 г. крестоносцы двинулись на Вильню. Им удалось сжечь часть города, разорить его окрестности, однако даже после двухмесячной осады город они взять не смогли и с большими потерями отступили.

Терпеть ежегодные нападения крестоносцев Витовт был не намерен и в 1396 г., завоевав Смоленск, приступил к подготовке похода на Орден.

Однако, в это время у Витовта созревает грандиозный замысел. Первым его политическим шагом становится одномоментная смена решения в отношении Ордена. Теперь Витовт предлагает Ордену мир и в 1397 г. заключает с рыцарями соответствующий договор. В очередной раз великий князь отдает Ордену Жамойть. Он также берет на себя обязательство распространять в своих землях католическую веру.

В одной из статей договора было условие не пропускать через территорию ВКЛ войск, целью которых было напасть на Орден. В связи с этим вспыхнул политический конфликт между ВКЛ и Королевством Польским. Польские верхи не без оснований расценили этот факт как сепаратистский по своей сути.

После ряда резких заявлений с обеих сторон Витовт, продолжая осуществлять свои далеко идущие планы, не оглядываясь на Польшу, решает еще более укрепить свой союз с Орденом. 13 октября 1398 г. посольства ВКЛ и Ордена встретились на острове Салин (река Дубисса). Стороны пришли к соглашению, «согласно которому Витовт провозгашался «королем Литвы и Руси». Витовт, со своей стороны, согласился помочь крестоносцам завоевать Псков в обмен на их поддержку в деле захвата Великого Новгорода войсками ВКЛ. По сути, это была большая политическая игра: кто кого опередит. Завоевание крестоносцами Пскова значительно расширяло их влияние на восток. Подчинение Витовтом Новгорода тоже усиливало мощь ВКЛ. Вопрос был в том, кто сумеет опередить соперника в экономическом и геополитическом господстве.

Однако, замысел Витовта был намного более масштабным и, как всегда в отношении крестоносцев, вероломным. Великий князь литовский планировал обыграть их в многоходовой партии, поскульку одновременно заручился поддержкой бывшего золотоордынского хана Тохтамыша, о чем мы упоминали ранее. Цель Витовта была поистине грандиозной. П. О. Лойка пишет: «О планах Витовта и Тохтамыша, который, кстати, выдал великому князю литовскому ярлык на княжение во всех русских землях, можно узнать из «Хронографа»: «Витовт рече: Я тебя (Тохтамыша. – П. Л.) посажю на Орде и на Сараи, и на Болгарех, и на Азтархан, и на Озове, и на Заятцькой Орде, а ты мене посади на Московском великом княжении… и на Новгороде Великом, и на Пскове…"». То есть Витовт стремился забрать не только Новгород Великий, но и стать великим князем Московским, а Псков Ордену просто не отдавать. При осуществлении этого геополитического проекта Витовт в главе огромной восточнославянской державы мог помириться с Польшей и вплотную заняться Орденом, шансы которого выстоять против коалиции Польши и «Великого княжества Литовского, Русского и Московского» были равны нулю.

Однако, эту большую игру Витовт проиграл, потерпев поражение в битве при Ворскле 12 августа 1399 г.: войско было уничтожено, этап поддержки союзника Тохтамыша был провален, без чего рассыпались все звенья предполагаемого плана. Великий князь литовский, правда, сумел подчинить себе Новгород Великий, но дальше этого не продвинулся. Окончательно отделиться от Польши ему не удалось, и в 1401 г. между ВКЛ и Королевством Польским была заключена Виленско-Радомская уния, подтверждающая положения Кревской унии.

Хотя после заключения мирного договора с Орденом крестоносцы не трогали земель ВКЛ, а усиленно, огнем и мечом, крестили Жамойть, отношения между сторонами оставались достаточно напряженными. Жамойты массово бежали в ВКЛ, магистр Ордена требовал выдачи беглецов, на что Витовт резонно замечал, что уступил Ордену Жамойтию, а не народ. Множились взаимные обвинения. В 1401 г. в Аукштайтию ворвалось войско ливонцев. Витовт, уверенный в катастрофической нехватке наличных военных сил, отсиделся за стенами Вильни. Собрав достаточно сил, великий князь тайно провел войска и внезапным ударом захватил, разграбил и сжег Динабург.

В 1402 г., претендуя на великокняжеский трон, князь Свидригайло перебежал в Тевтонский орден. За помощь в завоевании власти князь обещал отдать Ордену Полоцкую землю. Мирный договор с ВКЛ был забыт. В этом же году крестоносцы осуществили набег на Городенскую землю и Виленщину, а также вторглись в ту часть Жамойти, которая входила в Великое княжество. В ответ жамойты сожгли Мемель, а Витовт захватил и разрушил крепость Ритерсвердер.

В 1403 г. война продолжилась: крестоносцы разорили центральную Аукштайтию, сожгли замок Меречь. С востока Аукштайтию грабили ливонцы. Витовт предпринял карательную экспедицию в Ливонию и вновь сжег Динабург.

23 мая 1404 г. в Ратенже между Орденом и ВКЛ был заключен мир. Договор в основном повторял положения Салинского соглашения, однако были и новые статьи: Ордену передавалась восточная Жамойть, Витовт обязывался не принимать беглых жамойтов и помогать Ордену в борьбе с врагами, кроме Польши. Поскольку великий князь всячески затягивал передачу восточной Жамойти, крестоносцы предприняли экспедицию в Аукштайтию.

28 июня 1405 г. опять встретились на о. Салин. Под прессингом Ордена Витовт согласился принять участие в подавлении восстания в Жамойти, что и осуществил с большой жестокостью. Великий князь заставил жамойтов построить три крепости (две на р. Невеже, третий – на Немане) и отдал их крестоносцам.

30 марта 1407 г. умер великий магистр Тевтонского ордена Конрад фон Юнгинген. Новым магистром был избран его брат Ульрих, предводитель «партии войны». Практически сразу же крестоносцы захватили польскую крепость Санток, а когда польские послы приехали в Мальборк, магистр демонстративно их не принял.

Орден готовился к войне с Польшой и всеми силами старался нейтрализовать ВКЛ. Однако Витовт игнорировал орденский дипломатический зондаж и на встрече Ульриха фон Юнгингена с Ягайло, которая состоялась в начале 1408 г., как третейский судья признал права Польши на спорный город Дрезденко. Крестоносцы поняли, что в будущем конфликте ВКЛ будет на стороне Польши.

В 1408 г. произошел очередной конфликт Ордена и ВКЛ. Год был неурожайный и по просьбе Витовта Ягайло снарядил 20 кораблей с зерном для Великого княжества. Эти суда были захвачены крестоносцами под тем предлогом, что на них перевозилось оружие для повстанцев. Кроме этого, в Рагнете были ограблены литвинские купцы. В ответ Витовт организовал жамойтов на масштабное восстание против Ордена и будто бы заявил крестоносцам: «Когда поспеет рожь, он выступит с жамойтами на Пруссию и огнем и мечом погонит немцев к морю, чтобы там утопить их».

Орден готовился к надвигающемуся конфликту, ведя переговоры с германским императором, бранденбургским маркграфом и венгерским королем о разделе Польши. Крестоносцы чувствовали себя уверенно, и орденские послы в июне 1409 г. в ультимативной форме заявили Ягайло, что если он «желает помогать … в несправедливых деяниях, то пусть рыцари и вельможи Королевства Польского не гневаются на магистра и Орден, когда, оскорбленный глубокой несправедливостью, он начнет войну против Польского Королевства». В конце июля польские послы встретились в Мальборке с великим магистром. Сначала они убеждали фон Юнгингена, что польский король обещает уладить недоразумения между Литвой и Орденом, однако услышали от магистра ответ: он «не станет далее терпеть обиды в отношении себя и Ордена и немедленно со всеми силами пойдет войной на Литву». Посол Николай Куровский, архиепископ Гнезненский, ответил: «Перестань, магистр, пугать нас, что пойдешь войной на Литву. Если ты отважишься это сделать, то не сомневайся, что наш король пойдет на Пруссию». Ульрих фон Юнгинген заявил: «Благодарю за откровенность, ваше преосвященство. В таком случае обращу свой меч лучше на голову, чем на туловище, лучше на посеянную землю, чем на брошенную, и лучше на города и села, чем на леса. Поверну оружие, направленное против Литвы, на Польское Королевство. Больше пользы мне и моему Ордену отсечь голову, чем ноги, больше пользы пойти на урожайные земли, а не на поля, леса и пущи».

6 августа 1409 г. магистр объявил войну Польше. Великая война началась.



Реклама