Как возникли живые существа на Земле


Появилась ли жизнь случайно?

В любой школе нас учат, что жизнь зародилась случайно в «первобытном бульоне» несколько (1,5-3) миллиардов лет назад и после этого, постепенно развиваясь, достигла такого многообразия, которое имеется ныне. Хотя и не обнаружено ни одного случая самозарождения жизни, однако же эволюционисты под обаянием своей «религии» готовы верить любой нелепице, лишь бы не признать сотворение жизни Богом.

Еще в XIX веке Л. Пастер установил великую истину — «Все живое от живого». Для того, чтобы отвергнуть ее как ведущую к «поповским бредням», пришлось прибегнуть к подгонке фактов под необходимую гипотезу.

Цель была достигнута, и сейчас во всех учебниках приводится описание эксперимента С. Миллера, якобы доказавшего, что жизнь возникла случайно.

В чем же суть этого опыта? Стенли Миллер в 1953 году пропустил через смесь подогретых газов (водяного пара, метана, аммиака и водорода) электрический коронарный разряд. Каждый цикл приводил к образованию ничтожного количества жидкости, которая скапливалась в накопителе. Лишь через неделю появилось достаточно много вещества, чтобы можно было провести анализ этой жидкости, в которой было обнаружено несколько самых простых аминокислот (из которых сложены белки) и других органических соединений. Утверждается, что это якобы подтвердило гипотезу Опарина о самовозникновении жизни.

Обычно, однако, забывают, что в эксперименте использовался накопитель, которого не могло быть в природе и без которого те же электрические разряды уничтожили бы предполагаемую «протожизнь» в корне. Этот процесс столь же продуктивен, как попытка строительства дома, для которого конвейер выпускает кирпичи, тотчас разбиваемые молотом. Забывают, что аминокислоты и даже белки — это далеко еще не жизнь. Забывают, что главное в клетке — это генетический код, а его происхождение является глубочайшей загадкой для эволюционистов.

Надо сказать, что исходные посылки С. Миллера об отсутствии в первичной атмосфере Земли кислорода неверны: обнаружено, что 70% атмосферного кислорода имеет абиогенное происхождение (о чем свидетельствует существование докембрийских сернистых железняков), и значит, сам процесс образования аминокислот не мог произойти, ибо они окислились бы до простейших газов.

Эволюционисты не могут объяснить также наличие в живой клетке только левовращающих аминокислот: ведь наличие хотя бы одного правовращающего (оптически) изомера делает белок безжизненным. В эксперименте же С. Миллера обоих этих изомеров было получено по 50% каждого, а значит, даже вероятность случайного синтеза нужных аминокислот ничтожно мала.

Вообще эволюционисты вместо того, чтобы объяснить возникновение конкретного организма, начинают рассказывать о какой-то фантастической химере — «протоклетке», которую никто никогда в глаза не видел. Это и понятно. Ведь сложность самой «примитивной» клетки такова, что ее и сейчас не могут не то что синтезировать, а даже воскресить лучшие ученые мира со всей своей техникой. Каким же безумцем надо быть, чтобы верить, что неразумная, мертвая материя «случайно» породила жизнь!

Приведем ряд оценок вероятности самопроизвольного зарождения жизни. Фред Хойл приводит такие данные: «Если подсчитать, сколько комбинаций аминокислот вообще возможны при образовании ферментов, вероятность их случайного появления путем беспорядочного перебора оказывается меньше чем 1 на 1040000»[1]. И это лишь вероятность образования ферментов — только некоторых элементов клетки!

Марсель Голе утверждает, что для возникновения простейшей самовоспроизводящейся системы необходимо, чтобы в строгой последовательности произошло 1500 случайных событий, каждое из которых имеет вероятность 1 из 2-х. Значит, вероятность случайного возникновения наипростейшей жизни (а не существующей ныне — т. к. все известные науке простейшие организмы гораздо более сложные, чем гипотетическая система, для которой оценивалась вероятность случайного возникновения) будет равна 1 шансу из 10450. Это, конечно, практически равно нулю, ибо любое событие, имеющее вероятность меньшую, чем 1 шанс из 1050, признается невозможным.

Таким образом, жизнь, конечно, возникла только от Живого, а отрицающий это лишь подтверждает верность слов пророка Давида об интеллектуальном состоянии атеиста («Сказал безумец в сердце своем: "нет Бога"» (Пс. 13, 1)). Стоит лишь поучиться таковой силе их убежденности — как верят они в то, что совершенно безумно и глупо для любого, имеющего трезвый разум!

Как возникли живые существа?

Изначально Церковь учила, что Бог создал во дни творения все роды живых существ. В дальнейшем они развивались под водительством живых логосов твари, которые направляли их к цели. Но они никогда не выходят из пределов изначально сотворенных родов. Опыт всей истории человечества наглядно подтвердил эту истину, и чудесные примеры приспособленности живых существ к условиям своего существования всегда рассматривались в качестве телеологического доказательства бытия Божия.

Теория эволюции предполагает постоянное самопроизвольное усложнение системы живых организмов, повседневный же опыт говорит, скорее, об обратном. Все во Вселенной, оставленное на самотек, стремится к хаосу, а не к порядку (оставьте ведро на улице и оно в скором времени не эволюционирует в нечто новое, а заржавеет). Именно это и говорит второе начало термодинамики. Оно запрещает эволюцию. Этот закон относится как к открытым, так и к закрытым системам, и хаотический приток энергии Солнца отнюдь не уменьшает, а, напротив, увеличивает энтропию (меру хаотичности системы). Хорошим примером действия хаотической энергии является попадание бешеного слона в посудную лавку или бомбы в склад со стройматериалами. Ясно, что от этого не возникнет ни нового здания, ни роскошной вазы.

Для того, чтобы энергия могла усложнить систему, требуется, чтобы был механизм ее преобразования и необходимая информация для этого процесса. Иначе энтропия не уменьшится, а увеличится.

Эволюция

Понимая, что этот закон природы явно противоречит эволюции, часто утверждают, что пример кристаллизации воды показывает возможности самоусложнения жизни. Однако необходимо заметить, что этот пример не подходит, ибо он сопровождается уменьшением энергии системы, потому что энергетический потенциал воды выше, чем у льда. Напротив, энергетический потенциал белков, жиров, углеводов и нуклеиновых кислот выше, чем у веществ, их составляющих. Таким образом, второй закон термодинамики остается в силе и для снежинок, и для жизни. Поэтому эволюция, безусловно, невозможна.

Для любого человека ясно, что если не ухаживать за садом, он выродится в дикий, а не станет еще более плодоносным и не превратится в ельник; если не поддерживать чистоту породы собаки, то она превратится в дворнягу, а не в медведя, и т. д. Таким образом, одного этого возражения достаточно для того, чтобы снять с повестки дня вопрос об эволюции. Ведь если бы она была, нам можно было бы спокойно строить вечный двигатель [2].

Теория эволюция, как было замечено ранее, противоречит также и математике, ибо вероятность случайного возникновения любого организма практически равна нулю. «Нет смысла обсуждать цифры, — писал Л. С. Берг, — при такой вероятности требуемой мутации за все время существования Вселенной не смог бы развиться ни один сложный признак» [3] Таким образом, и математика ставит на эволюционной гипотезе могильный крест.

В 60-х годах XX века было обнаружено, что все живое от бактерий до человека имеет одинаковый генетический код. «То есть, — пишут даже эволюционисты, — если бы жизнь на планете возникла и развивалась по Дарвину, генокод одного организма отличался бы от другого» [4]. Но это не так. Вообше надо сказать, что совершенно невероятно случайное появление сразу двух взаимосвязанных алфавитов (а то, что генетический код — алфавит, это ясно, ибо он имеет все признаки знаковой информации). Это равносильно тому, как если бы мы, взяв томик Шекспира, решили, что это плод случайной самоорганизации неживой природы.

Одним из самых ярких свидетельств того, что эволюция никогда не происходила, является полное отсутствие переходных форм в окаменелостях. Креационисты утверждают, что все осадочные породы возникли во дни Ноева потопа, но даже если бы это было и не так, в них не обнаружено переходных форм. В отложениях найдены остатки около 250 тысяч видов, представленных десятками миллионов экземпляров. Однако практически все они являются самостоятельными видами, а не «недоделанными формами».

Особенно ярким примером, необъяснимым в рамках теории эволюции, является так называемый «кембрийский взрыв», когда геологически внезапно «возникают» десятки тысяч видов беспозвоночных, которые без изменений сохранились до нашего времени. Не существует до сих пор ни одного свидетельства наличия у этих животных эволюционных предков.

И таких примеров тысячи: нет предков у позвоночных, насекомых, динозавров, да и практически у всех современных видов.

Эволюционисты утверждают, что у них не хватает материалов для анализа и что не все осадочные породы обследованы, но это лишь попытка ухватиться утопающему за соломинку Джордж утверждает, например: «Больше нет смысла жаловаться на бедность материала раскопок. Число найденных остатков огромно, мы обнаруживаем их больше, чем можем исследовать»[5].

Мало кому известно, что странное окаменевшее существо археоптерикс, которое часто приводят в качестве примера переходной формы между рептилиями и птицами (потому что оно имеет черты обоих классов), на самом деле не содержит в себе ни одной из решающих переходных структур, способных положить конец сомнениям — перья полностью сформированы, и крылья — уже крылья. У этого существа когти повернуты назад, и конечности его изогнуты, как у птиц, сидящих на ветвях. И если бы кто-то попытался восстановить это существо, оно ни в коем случае не походило бы на бегущего динозавра с перьями. [6]

«В 1984 году в Техасе были найдены ископаемые останки птиц. Их возраст по определению эволюционистов на «миллионы лет» превышает возраст, приписываемый археоптериксу. И эти птицы ничем не отличаются от современных» [7].

Некоторые из ныне живущих существ (например, утконос) также представляют собой смесь черт, которые можно найти у разных классов. Странное маленькое существо, у которого мех — как у млекопитающего, клюв — как у утки, хвост — как у бобра, ядовитые железы — как у змеи, яйца он откладывает, подобно рептилии, хотя детенышей вскармливает грудью — вот удачный пример такой «мозаики». Однако это вовсе не «перепутье» между любыми двумя из перечисленных созданий.

Это всеобщее отсутствие промежуточных форм справедливо также и для так называемой «эволюции человека». Просто удивительно, как много «предков» приписывается человеку. Трудно проследить все изменяющиеся и чередующиеся заявления на эту тему, но последнее столетие ясно показало, что любой громко прославляемый «предок» тут же забывается, как только появляется очередной «кандидат» на его роль. Сегодня на эту роль претендуют австралопитеки, из которых наиболее известно ископаемое «Люси» (об этом в следующей главе).

Изучение различных белков животных и сравнение их между собою показало, что эволюция не шла так, как ей советуют идти ученые, думавшие, что смогут по биохимическим часам определить возраст ответвления данного вида от эволюционного дерева. Более того, оказалось, что разница в строении белков между абсолютно различными видами совершенно одинакова.

Например, цитохром С (белок, отвечающий за клеточное дыхание) бактерии отличается от аналогичного белка лошади на 64%, голубя — 64%, шелкопряда — 65%, пшеницы — 66%, дрожжей — 69%, а шелкопряда от лошади на 27%, голубя — 25%, черепахи — 26%, карпа — 25%, миноги - 20% [8].

Таким образом, эволюция не шла ни через рыб, ни через птиц, ни через млекопитающих. Очевидно, что ее просто не было.

Эволюционная теория не может дать хоть какого-то объяснения тому. как появились, например, глаз или крыло, устройство которых и связь со всем остальным организмом делает невозможной жизнь «недоделанного предка». Например, если бы у некоего животного случайно появился бы глаз, то это было бы просто бессмысленно без соответствующего изменения головного мозга и всей системы поведения животного, и все это должно было произойти моментально. Причем мутация должна «постигнуть» сразу не менее двух особей, ибо иначе признак тотчас исчез бы. Это явно невозможно!

При этом необходимо помнить, что 99,99% мутаций вредны или даже смертельны для организма. А естественный отбор явно не имеет плана и направления. Поэтому сам механизм, предложенный Дарвином, подходит лишь для микро эволюции, которую не отрицают и сторонники сотворения, но никак не объясняет образование более крупных таксонов, таких как семейство, род, отряд или класс.

Благодаря ДНК, каждый живой организм содержит в себе программу (набор инструкций, подобный перфоленте или рецепту), которая точно определяет, будет это, к примеру, аллигатор или дерево авокадо. Ну а для человека эта программа определяет, будут у него голубые или карие глаза, прямые или вьющиеся волосы и так далее.

Сама по себе ДНК, подобно беспорядочному набору букв, не содержит какой-либо биологической информации; и только когда химические «буквы», составляющие ДНК, выстраиваются в определенной последовательности, они несут в себе информацию, которая, будучи «прочитана» сложным клеточным механизмом, контролирует строение и работу организма. Эта последовательность не возникает из «внутренних» химических свойств веществ, составляющих ДНК — точно так же, как молекулы чернил и бумаги не могут случайным образом собраться в определенное сообщение. Особая последовательность каждой молекулы ДНК образуется только потому, что молекула формируется под руководством поступающих «извне» инструкций, содержащихся в ДНК родителей.

Теория эволюции учит, что сравнительно простое существо, как, например, одноклеточная амеба, становится гораздо более сложным по строению — к примеру, как лошадь. Хотя даже простейшие из известных одноклеточных существ невообразимо сложны, они явно не содержат столько же информации, сколько, скажем, лошадь. Они не содержат специфических инструкций о том, как создать глаза, уши, кровь, мозг, кишечник, мускулатуру. Поэтому продвижение от состояния А до состояния В потребовало бы многих шагов, каждый из которых сопровождался бы возрастанием информации, информационным кодированием новых структур, новых функций — гораздо более сложных.

Если бы удалось обнаружить, что подобные — ведущие к увеличению информации — изменения пусть нечасто, но все же происходят, это вполне резонно можно было бы использовать в поддержку аргумента, что рыба действительно может стать философом, если дать ей для этого достаточно времени. Однако на самом деле те многочисленные незначительные изменения, которые мы наблюдаем, не сопровождаются увеличением информации — они вовсе не годятся для подтверждения теории эволюции, поскольку имеют противоположную направленность.

Живые организмы запрограммированы на передачу этой информации, то есть на изготовление собственных копий. ДНК мужчины копируется и передается через клетки сперматозоидов, а ДНК женщины — через яйцеклетки. Таким образом информация отца и матери копируется и передается следующему поколению. Каждый из нас содержит внутри своих клеток две параллельные длинные «цепочки» информации — одна от матери, другая от отца (представьте бумажную ленту со знаками азбуки Морзе — точно так же и ДНК «читается» сложным механизмом клеток).

Причина, по которой родные братья и сестры не похожи друг на друга, заключается в том, что эта информация по-разному комбинируется. Такая перегруппировка или рекомбинация информации приводит ко множеству вариаций в любой популяции — будь то люди, растения или животные.

Представьте комнату, полную собак — потомков одной и той же пары. Некоторые из них будут выше, некоторые ниже. Но этот нормальный вариа-тивный процесс не привносит новой информации — вся информация уже была представлена в исходной паре. Поэтому если собаковод отбирает собак пониже, сводит их в пары, затем выбирает самую низкую особь из помета — не удивительно, что со временем появляется новый тип собаки — низкорослый. Но при этом не привнесено никакой новой информации. Он просто отобрал собак, которых хотел (тех, что по его мнению наиболее подходили для передачи генов), и отверг остальных.

На самом деле, начиная лишь с низкорослой породы (а не смеси высоких и низких особей), никакие сколь угодно долгие скрещивания и отбор не приведут к появлению высокорослой вариации, поскольку часть «высокорослой» информации в этой популяции уже будет утрачена.

«Природа» тоже может «выбирать» одних и отвергать других — в определенных условиях внешней среды одни более годны для выживания и передачи информации, чем другие. Естественный отбор может предпочесть одну информацию или привести к уничтожению другой, но он не способен создать какую бы то ни было новую информацию.

В теории эволюции роль создания новой информации отводится мутациям — случайным ошибкам, которые происходят при копировании информации. Такие ошибки происходят и передаются по наследству (потому что новое поколение копирует информацию с поврежденной копии). Это повреждение передается далее, и где-то по пути может произойти новая ошибка, и таким образом мутационные дефекты имеют тенденцию накапливаться. Это явление известно как проблема нарастания мутационной нагрузки, или генетическая перегрузка.

У человека известны тысячи таких генетических дефектов. Они-то и вызывают такие наследственные заболевания, как серповидная клеточная анемия, кистозный фиброз, талассемия, фенилкетонурия... Не удивительно, что случайные изменения чрезвычайно сложного кода могут вызывать заболевания и функциональные нарушения.

Эволюционисты знают, что подавляющее большинство мутаций либо вредны, либо представляют собой бессмысленный генетический «шум». Однако их вероучение требует, чтобы обязательно существовали «восходящие» случайные мутации. На самом же деле известна лишь крошечная горстка мутаций, которые облегчают организму выживание в данной среде.

Безглазые рыбы в пещерах лучше выживают, потому что не подвержены глазным болезням и/или повреждениям глаз; бескрылые жуки хорошо чувствуют себя на обдуваемых ветром морских скалах, так как они реже сдуваются и тонут.

Но потеря глаз, потеря или повреждение информации, необходимой для производства крыльев, — это, как ни взгляни, дефект — повреждение функционального узла механизма.

Такие изменения, даже «полезные» с точки зрения выживания, вызывают вопрос — где мы можем увидеть хотя бы один пример настоящего возрастания информации — нового кодирования для новых функций, новых программ, новых полезных структур? Нет смысла искать контраргумент в стойкости насекомых к инсектицидам — почти в каждом случае до того, как человек начал разбрызгивать инсектицид, несколько особей из популяции насекомых уже имели информацию, обеспечивающую сопротивляемость.

Действительно, когда москиты, не способные к сопротивляемости, погибают, а популяция восстанавливается от выживших, то определенное количество информации, носителями которой было умершее большинство, уже отсутствует у выжившего меньшинства и, соответственно, навсегда утрачивается для данной популяции.

Когда мы рассматриваем наследственные изменения, происходящие у живых организмов, мы видим либо неизменную информацию (рекомбинированную различными способами), либо поврежденную или утраченную (мутация, вымирание), но никогда не видим ничего такого, что можно было бы квалифицировать как истинное информационно «восходящее» эволюционное изменение.

Теория информации вкупе со здравым смыслом убеждают, что когда информация передается (а в этом и заключается воспроизводство), она либо остается неизменной, либо утрачивается. Плюс добавляется бессмысленный «шум». Как в живых, так и в неживых системах настоящая информация никогда не возникает и не увеличивается сама по себе.

Следовательно, когда мы рассматриваем биосферу — все ее живые организмы — в целом, мы видим, что общее количество информации уменьшается со временем по мере последовательного получения новых и новых копий. Соответственно, если проделать обратный путь — из настоящего в прошлое — информация, по всей вероятности, будет возрастать. Поскольку этот обратный процесс невозможно продолжать до бесконечности (не существовало бесконечно сложных организмов, живших бесконечно давно), мы неизбежно приходим к моменту, когда эта сложная информация имела начало.

Сама по себе материя (как утверждает истинная наука, основанная на наблюдении) не порождает такой информации, поэтому единственная альтернатива — что в какой-то момент некий внешний по отношению к системе творящий разум упорядочил материю (как делаете вы, когда записываете предложение) и запрограммировал все изначальные виды растений и животных. Это программирование предков современных нам организмов должно было произойти чудесным или сверхъестественным образом, поскольку законы природы не создают информации.

Это вполне соответствует утверждению из Библии о том, что Господь сотворил организмы, чтобы те размножались «по роду их». Например, предполагаемый «род собаки», сотворенный с большим количеством встроенных вариаций (и без изначальных дефектов) мог изменяться путем простой рекомбинации изначальной информации, чтобы породить волка, койота, динго и так далее.

Естественный отбор способен лишь «отбирать и сортировать» эту информацию (но не создавать новую). Различия между потомками и без добавления новой информации (и следовательно, без эволюции) могут оказаться достаточно большими, чтобы обеспечить им возможность быть названными различными видами.

Способ, которым из популяции дворняг путем искусственного отбора выводят подвиды (породы домашних собак), помогает понять это. Каждый подвид несет в себе лишь часть изначального объема информации. Вот почему невозможно вывести дога из чи-хуа-хуа — необходимой информации в популяции уже нет.

Таким же образом «род слона», возможно, был «разделен» (путем естественного отбора на основе изначально созданной информации) на африканского слона, индийского слона, мамонта и мастодонта (два последних вида уже вымерли).

Очевидно, однако, что этот тип изменений может действовать только в пределах изначальной информации данного рода; этот тип изменения/образования видов никак не ведет к поступательному превращению амебы в рыбу, поскольку он не является информационно «восходящим» — новой информации не добавляется. Подобное «истощение» генофонда может быть названо «эволюция», но оно даже отдаленно не напоминает тот тип изменений (с добавлением информации), который обычно имеют в виду, употребляя этот термин.

Ясно, что эволюции не было и не могло быть. Однако существует ряд так называемых «доказательств» эволюции, которые очень смущают верующих.

В качестве примеров якобы происходившей эволюции чаще всего приводят предполагаемое развитие лошади. Утверждают, что из четырехпалого предка (Нугаcotherium) постепенно образовалась современная однопалая лошадь. Однако почему-то забывают сказать, что вся эта цепочка «предков» не найдена в одном месте, а разбросана по всему миру. Более того, современные лошади жили в тот же период, что и так называемые «примитивные» лошади. Значит, они не являются «целью» развития пралошадей.

Удивительно также «изменение» у этих животных количества ребер. Сначала их было 18, потом 15, затем 19 и наконец снова 18. Подобные вариации наблюдаются и в количестве поясничных позвонков [9]. А сам же «первопредок» оказался действительно предком... современных бурундуков.

Поэтому и хранитель музея естественной истории в Чикаго д-р Дэвид Рауп пишет в статье, опубликованной в музейном «Бюллетене»: «В свете полученной информации потребовался пересмотр или даже отказ от представлений, касающихся классических случаев... таких как эволюция лошади в Северной Америке» [10]. То же самое можно сказать и о целеканте, существующем поныне «предке земноводных», и о «предках млекопитающих» и т.п.

Другим аргументом, приводимым в пользу эволюции, является сходство устроения органов различных живых существ, якобы говорящее об их родстве.

Однако богословие блестяще объясняет этот факт. В основание мира Творцом положены идеи, которые образуют иерархию бытия и возводят его к Слову. Они и проявляются через премудрое устройство твари. Творец, как премудрый художник и конструктор, использовал один принцип для устройства живых существ, обитающих в сходных условиях.

Да и само устройство, например, руки или глаза говорит явно о Творце, а не о хаотической эволюции. Надо заметить, что если бы сходство обуславливалось родством, то все гомологичные органы происходили бы из одинакового генетического и эмбрионального материала. Однако это не так! Существует также необъяснимое для эволюционистов явление — задние и передние конечности хотя и образуются из разного эмбрионального материала, однако имеют одинаковый план. Случайно это возникнуть явно не могло!

Таким же образом, не прибегая к эволюционизму, необходимо объяснять и существование различных типологических групп — классов, отрядов и т. п. Это — отражение в веществе невещественной иерархии идей Творца, которые и устраивают всю иерархию чувственно постигаемой твари, имеющей своим венцом человека. Этим хорошо объясняется знаменитое сходство в эмбриональном развитии у всех позвоночных. Все они как бы стремятся к человеку, через которого они призваны получить освящение от Творца, ибо Он «все покорил под ноги его» (Пс. 8, 7).

Похожие статьи: Является ли человек предком обезьяны

[1] Моррис Г. Библейские основания современной науки. – СПб, 1995. – С.223.
[2] Гиш Д. Ученные креоционисты отвечают своим критикам. – СПб., 1995. – С.100-150.
[3] Кардом В.А. Эволюция и биосфера. – Киев, 1982. – С.24.
[4] Всемирная история. – М., 1996. – Т.1. – С.31.
[5] Гиш Д. Ученные креоционисты отвечают своим критикам. – СПб., 1995. – С.75.
[6] Карл Виланд. Камни и кости. – М., 2000. – С.17.
[7] Петерсен Д. Открывая тайны творения. СПб., 1994. – С.87.
[8] Гиш Д. Ученные креоционисты отвечают своим критикам. – СПб., 1995. – С.190.
[9] Хобринк Б. Эволюция. Яйцо без курицы. – М., 1993. – С.34-35.
[10] Петерсен Д. Открывая тайны творения. СПб., 1994. – С.89.



Реклама