Завоевание Нубии Египтом


Тогда Нубию населяли племена так называемой "культуры С". Еще более полувека тому назад немецкий ученый Г. Юнкер определил, что эта культура современна VI-XVIII династиям Египта, т.е. существовала с середины 3-го до середины 2-го тысячелетия. С тех пор усилиями ученых разных стран эта культура была изучена настолько, что удалось выделить основные этапы ее развития и выяснить ее исторические судьбы. Однако происхождение племен "культуры С" все еще вызывает споры.

Первоначальной родиной племен "группы С" разные исследователи считают долины Атбары и Голубого Нила, Кордофан, Восточную Сахару, Ливийскую пустыню и т.д. По мнению Э. Дж.Аркелла, эти'племена представляли собой ответвление ливийцев-темеху, продвинувшихся в юго-восточном направлении в связи с прогрессирующим высыханием Ливийской пустыни. Аркелл подчеркивает связь древней культуры "группы С" с культурными традициями народов Дарфура и Восточной Сахары, а также гор Вадаи, Джебель-Нуба, Эннеди, пустыни Беджа и др. Однако недавно американский ученый У. И. Адаме, один из крупнейших специалистов по археологии Судана, доказал, что культура "группы С" принадлежит не пришельцам, а коренному населению Нубии, создавшему прежде культуру "группы А". В ходе дальнейшей эволюции культура "группы С" переросла в своеобразную цивилизацию Кермы, о которой будет рассказано ниже.

Главный центр культуры "группы С" находился южнее II порога, но она была распространена и севернее, до I порога. Эта культура носит отчетливо выраженный скотоводческий характер, однако племенам "группы С" было известно и земледелие. Ее расцвет совпадает по времени с правлением XI и XII династий Египта; в это время в Нубии появляются первые поселения, приближающиеся к городским, с постройками из сырцового кирпича. Хотя основным занятием населения оставалось скотоводство, развивается и мотыжное зерновое земледелие. В захоронениях встречаются бронзовые орудия, но они по большей части привезены из Египта. Имеются многочисленные изображения женщин в тканевых юбках — первые образцы ткацкого ремесла в Тропической Африке. Развивается гончарное ремесло, причем отмечены две не связанные друг с другом группы гончарных изделий, украшенных резным орнаментом и фигурками животных, птиц и людей.

Племена "группы С", поступательное развитие которых продолжалось в течение более чем тысячелетия, сыграли выдающуюся роль в передаче культурной информации из египетского очага цивилизации во внутренние районы Африки. Английский археолог Д. Кларк и американский ученый Ф. Саймунз считают, что именно племена "группы С" принесли культуру 28-хромосомной пшеницы на Эфиопское нагорье.

Уже фараоны XI династии начинают снова интересоваться Нубией, где местные племена приступают к разработке золотых россыпей и рудников. "Золото Уауата" и "золото Куша" становятся главной целью политики фараонов в Нубии. Символические сцены на барельефах Ментухотепа II Небхотепа дают некоторую информацию о походах этого фараона в Северную Нубию. Один обломок рельефа из Гебелейна (южнее древнего Гермонтиса) изображает Небхотепа, побивающего врагов: азиата, ливийца и нубийца, причем пояснительная надпись гласит: "Поражение вождей двух стран, пленение юга и севера, нагорных иноземных стран и обоих берегов Нила, племен десяти луков (Нубии) и двух стран Египта". Рельеф из Дендеры изображает принесение дани нубийцами. На третьем рельефе, на скале о. Коноссо, изображен царь, под ноги которому боги бросают пятнадцать луков, символизирующих африканские "племена луков".

О походах в Нубию свидетельствуют и надписи того же времени. Однако речь может идти лишь об отдельных военных успехах, в результате чего нубийские вожди соглашались выплачивать египтянам дань, в том числе и золотом, но уплата дани вряд ли была регулярной. В одной из асуанских надписей говорится, что Ментухотеп IV Небхепетр, которого древнеегипетская традиция считала подлинным основателем Среднего царства, на 41-м году царствования послал в Нижнюю Нубию казначея, который на кораблях посетил золотоносную страну Уауат. Очевидно, речь идет о крупной речной экспедиции, посланной Небхепетром за золотом. О другой подобной экспедиции рассказывает и найденная в Нижней Нубии автобиографическая надпись на стеле Джеми (Джехмау), военачальника и начальника переводчиков при одном из первых фараонов XI династии, в которой он кратко упоминает о военных действиях египтян в стране Гебен, стране Уауат и других землях Нубии, а также о подготовке экспедиции на Синай, где в ту эпоху фараоны сражались с "азиатами" руками стрелков-нубийцев.

При XII династии Египет вновь становится достаточно силен для того, чтобы подчинить Нубию вооруженной силой. Аменемхет I совершил в Нубию победоносный поход и покорил области Маджай и Уауат. Интересно отметить, что более поздняя древнеегипетская традиция, сохранившаяся в "Поучении Нефер-реху", считает Аменхотепа I "сыном женщины из Куша". Сенусерт I, соправитель, затем преемник Аменхотепа I, сосредоточил усилия в основном на завоевании Нубии, куда он несколько раз посылал войска. Надписи самого Сенусерта и его номархов говорят о том, что Нижняя Нубия, почти до II порога, была действительно завоевана египтянами. В Сем-не, близ II порога, сохранился рельеф, изображающий самого фараона перед богом Менту (Монту), к ногам которого фараон повергает десять пленников, символизирующих десять общин Нижней Нубии. Номарх Амени сообщает в автобиографической надписи, что он сопровождал этого фараона, "когда он плыл по течению, чтобы уничтожить своих врагов в четырех иностранных странах... в жалкой стране Куш", причем Амени плыл вверх по течению Нила и "в войске его не было потерь". Эле-фантинский номарх Сиренпут (или Сиренповет) говорит в своей надписи, что фараон послал его в Нубию (Куш), чтобы ее разгромить. Как номарх самого южного нома Египта, Сиренпут контролировал доставку товаров из страны маджаев в Египет и "дани иноземных стран (Нижней Нубии)". Четвертый из участников событий, "начальник воинов" Ментухотеп, сын Аму, сообщает в своей сильно поврежденной надписи о сожжении шатров и уничтожении ячменя, принадлежавшего, очевидно, аборигенам страны Уауат. Эта надпись высечена на стеле в Бухене, который, следовательно, был одной из крепостей Сенусерта. Здесь обнаружены также остатки храма, заложенного этим фараоном. Кроме того, Сенусерт I выстроил форт в Кубане, который защищал дорогу в Вади-аль-Аллаки с ее золотоносными россыпями. При Сенусерте II была построена крепость в Анибе (Аниба-2, на месте более раннего укрепления Древнего царства), а на третьем году его царствования чиновник Хэпу был послан из Египта на юг, чтобы "проинспектировать крепости в стране Уауат".

Фараон Сенусерт III (1887—1849) совершил в Нубию четыре похода и покорил ее до III порога. Завоевания тщательно подготавливались и проводились планомерно. Для облегчения переброски войск в Нубию Сенусерт III в начале царствования организовал прорытие судоходного канала в обход I порога; канал, названный "Прекрасны пути Ха-кау-Ра" (Ха-кау-Ра - другое имя Сенусерта III), имел 150 локтей в длину, 20 - в ширину и 15 - в глубину. Несмотря на скромные размеры, сооружение канала было делом весьма трудоемким, поскольку его приходилось пробивать в гранитной скале. Однако быстрое течение заносило канал песком и камнями. Поэтому на восьмом году своего царствования фараон приказал расчистить канал, о чем сообщает его надпись на о. Сехель. Очевидно, расчистка канала производилась непосредственно перед первым походом Сенусерта III в Нубию. Первые три похода преследовали цель укрепления власти фараона в Северной Нубии и, может быть, наказания мятежных кочевых племен, или, как говорится в надписях, "сокрушения Куша" и "отражения троглодитов". Особое внимание уделялось строительству крепостей — опорных пунктов египетского владычества в Северной Нубии и баз для дальнейшего продвижения на юг. Так, в результате первого похода были не только вновь подчинены общины Нижней Нубии, но и установлена укрепленная граница у II порога, где на обоих берегах Нила, очень быстрого и узкого в этом месте, стиснутого высокими скалами, были построены крепости (в Семне и Кумме). Об установлении и режиме границы сообщают надписи на стелах, воздвигнутых в этих двух пограничных крепостях, содержащие следующий указ фараона: "Южная граница, установленная в 8-м году [царствования] его величества фараона Верхнего и Нижнего Египта Ха-кау-Ра, живущего вечно. Для того чтобы воспрепятствовать каждому нубийцу пересечь ее, будь то по воде или по суше, на корабле [или] с какими-либо стадами нубийцев, за исключением нубийца, который придет для торговли в Икен или с поручением. Следует хорошо обращаться с ним, но не следует позволять судну нубийцев проходить мимо Хех вниз по реке навеки". О походе 12-го года правления Сенусерта III почти ничего не известно, кроме того, что он двинулся из Элефантины на юг, чтобы "сокрушить Куш". На 16-м году своего царствования этот фараон, как гласит его надпись на о. Уронарги близ Семны, вновь "установил южную границу у Хех", причем, одержав победу над восставшими вождями, "взял в плен их женщин, увел их подданных, подступил к их колодцам, захватил их скот... собрал их зерно и поджег его". В честь этой победы новая крепость, сооруженная на о. Уронарти, была названа "Отражение троглодитов"; то же самое название получил храм в Семне, также построенный в это время. Кроме того, Сенусерт III реставрировал и расширил крепость в Вади-Хальфа, построенную Сенусертом I, а несколько южнее, в Матуге, выстроил еще одну крепость. Теперь южную границу египетских владений в Нубии у II порога защищала целая система из пяти крепостей. По-видимому, решающее значение имел четвертый поход, совершенный в 19-й год царствования Сенусерта III. Как рассказывает надпись военачальника Сасатета, воины фараона сокрушили "презренный Куш". На границе Египта и Куша Сенусерт III воздвиг свою колоссальную статую как символ власти над обеими странами. Память о его религиозной и военной политике долго жила в Египте, где еще в эпоху Нового царства Сенусерт III почитался в качестве бога наравне с нубийским Дедуном, также прижившимся на египетской почве. Сопротивление местных племен Сенусерту III удалось сломить, их восстания он подавил. И каждый раз его инженеры восстанавливали и расширяли старые и строили новые крепости в стратегически наиболее важных пунктах Нубии.

Нубия часть Среднего царства Египта

Всего в Куше было воздвигнуто 13 мощных крепостей. Они группировались в три оборонительные линии, перед которыми находился далеко продвинутый на юг форпост Семна, а позади — как крупнейшая тыловая база крепость Нехебт (около нынешнего Эль-Каба). Северная линия обороны располагалась у I порога. В нее входила стена, соединявшая Асуан с о. Абу (Филэ) и защищавшая канал "Прекрасны пути Ха-кау-Ра". Вторая линия укреплений начиналась у Кубана и Дакки и тянулась на юг до Дерра. Главной ее твердыней была крепость в Кубане, защищавшая путь в Вади-аль-Аллаки, реконструированная уже при Аменемхете III. Крепости в Дакке и Дерре также входили в эту линию. Наконец, третья линия укреплений, наиболее мощная и разветвленная, была расположена в районе II порога. В нее входили крепости в Вади-Халь-фе, Семне, Кумме, на о. Дабе, в Миргиссе, Шалфаке и на островах Уронарти и Саррас, а также отдельные оборонительные стены, перегораживавшие долину Нила и форты меньшего размера в Абке, Аули, Матуге, Факузе, Кассе и других местах.

Эти крепости образовывали обширную пограничную зону, отодвигавшую южную границу Египта на сотни километров в глубь Африки. Южная граница египетских владений была закрыта для нубийских племен, оставшихся независимыми; лишь их торговцам разрешалось приходить в специально отведенное для торга место[12].

Каждая из крепостей, или фортов, выполняла местную военную задачу. Они строились не только в точках пересечения важных путей, как крепость Кубан, но и там, где прибрежная полоса расширялась и существовало сколько-нибудь значительное земледельческое население. Крепость становилась в таком случае центром, откуда египетское государство осуществляло господство над туземными общинами.

Бюрократический аппарат был сложным: надписи упоминают "начальника округа", "докладчика", "начальника суда", "начальника управления", казначея ("начальника обоих домов серебра и обоих домов золота"), военачальников разного ранга, в том числе "начальников рекрутов". Среди них имелись образованные специалисты, знатоки астрономии, геометрии, медицины и других отраслей знания. На скалах около Семны египетские водомеры того времени отмечали уровень Нила, что было необходимо для нужд государственного сельского хозяйства и планирования новых ирригационных и мелиоративных сооружений, которое приняло особенно грандиозный масштаб при Аменемхете III (1849-1801). В крепостях были воздвигнуты храмы (как египетских, так и местных богов), жилища чиновников, жрецов, воинов, ремесленников; это были    поселения  городского  типа,    окруженные  селами.

Города-крепости стали центрами обширных и правильно организованных храмово-государственных хозяйств. Основными тружениками в храмово-государственных хозяйствах Египта и, очевидно, Нубии эпохи Среднего царства были местные крестьяне, организованные в общины и связанные круговой порукой. Их следует считать не свободными, а крепостными. По замечанию И. А.Стучевского, в "эпоху Среднего царства государственное царское хозяйство складывалось из многих самоуправляющихся номово-храмовых образований, к которым примыкали личные владения короны... полностью контролируемые царской администрацией. Общая тенденция развития вела к слиянию всех частей государственного хозяйства Египта в единое целое"[13]. Кроме того, имелись особые крупные хозяйства номархов.

Египетские должностные лица и воины получали в условное владение определенное число семей крестьян с их долей в общинной земле и рабочим скотом. "Так, соратник Сен-восре III (Сенусерта III.-Ю. К.), воин при производстве в царские гвардейцы... получил 60, а при повышении в... офицерский чин, 100 голов... (крестьян.- Ю. К.). Герой "Сказки о потерпевшем кораблекрушение" при назначении smsw... получает 200 голов"[14]. Подобным образом распределяли не только древнеегипетских феллахов, но и нубийцев.

Коренные египетские крестьяне "и дворовая челядь знатных египтян принадлежала к сословию хему-нисут, или хему,-"царских подданных"[15]. Пленные иноземцы или иноплеменные подданные фараона (нубийцы, ханаанеяне и пр.) никогда не назывались хему, хему-нисут, хотя в храмовых хозяйствах и в имениях знати работали как нубийские крестьяне, так и египетские. Кроме того, они добывали минералы в пустыне. Одна стела эпохи Среднего царства, описывающая работы в долине Аметиста, говорит: "Всякий эфиоп Страны нубийской, работающий, как хему...", приравнивая отбывающих трудовую повинность нубийцев к их египетским братьям по классу.

Пленные иноземцы, как и собственно египтяне, составляли многочисленную челядь египетских вельмож. Каждый из слуг имел твердо установленные обязанности. Так, один папирус времени Себекхотепа III содержит перечень дворовых, полученных знатной дамой от неизвестного лица. Каждый из дворовых, среди которых были хему-несут и ханаанеяне, имел свои обязанности: земледельца, башмачника, пивовара, "причесывающей", или парикмахерши, косметички, садовницы, повара или кухарки. Интересно отметить, что земледельцев всего пятеро, садовниц —две, а на кухне занято четверо. Но больше всего женщин занято изготовлением тканей, причем среди них различается не менее пяти-шести специальностей: пряхи нитей хатиу, ткачихи тканей хатиу, пряхи нитей сешер, ткачихи тканей сешер и т.д. Таким образом, госпожа владела настоящей ткацкой мастерской, соединенной с ее усадьбой. Дети ткачих, прях и различных слуг жили здесь вместе со своими родителями, перенимая их мастерство. Другие документы эпохи Среднего царства дополняют наши представления о штате челяди египетских вельмож того времени должностями пекарей, мукомолов, прачек, кравчих, чашников, птицеловов, рыболовов-, пастухов и пр. Вельмож во многих случаях сопровождала вооруженная охрана, в составе которой упоминаются сетиу, нехси, маджаи - представители племен тогдашней Нубии, а также ливийцы.

Соединение ремесленной мастерской с крупным имением было характерно и для более поздних периодов египетской истории, равно как и наследование ремесленных профессий лично зависимыми людьми. Однако вряд ли все ремесленники находились в одинаковом положении, даже если с точки зрения закона все они и принадлежали к одному и тому же податному сословию (впрочем, даже в этом у нас нет полной уверенности).

В свое время французский египтолог А. Бейе и советский ученый Д. А. Ольдерогге, исследуя стелы из Абидоса эпохи Среднего царства, пришли к выводу, что ремесленники одной и той же профессии — медники, золотых дел мастера, живописцы, скульпторы, лодочники—"сосредоточивались в определенном квартале, как в средневековых городах"[16]. Ремесло в этих профессиях наследовалось в пределах семей. Во главе каждого квартала стоял старшина, назначаемый обычно из ремесленников данной профессиональной группы, на известен случай назначения главы золотых дел мастеров из семьи потомственных чиновников. Должно быть, члены этих "цехов", как называет Д. А. Ольдерогге корпорации медников, золотых дел мастеров, живописцев, скульпторов и лодочников, пользовались большей степенью личной свободы, чем работницы ткацких мастерских. Еще более вольную жизнь должны были вести пастухи, также организованные в корпорации общинного типа. Но по отношению к государству и тем юридическим лицам (вельможам, храмам и пр.) , которым государство их передавало, все они были несвободными, невольниками или крепостными. Очевидно, таково было положение ремесленников, пастухов и слуг не только в собственно Египте, но и в той части Нубии, которая вошла в Среднее царство, по крайней мере в городах.

Значение египетских городов-крепостей в Нубии не ограничивалось их ролью центров храмово-государственных и специальных царских имений и оплотов египетского владычества в покоренной стране. Они являлись также факториями, из которых египтяне отправлялись в торговые путешествия к независимым или полунезависимым племенам. Главной целью таких торговых поездок было приобретение ценного минерального сырья, а также древесины, смол и продуктов охоты и звероловства.

Однако большую часть продуктов страны: золота, камня, древесины и прочего Египет получал из Нубии в виде дани либо производил руками собственных колонистов и местных крестьян, привлекаемых к трудовой повинности. "Несмотря на жестокую эксплуатацию Нубии египетским государством в эпоху Среднего царства, местная культура продолжала развиваться, так как длительные взаимоотношения Нубии с Египтом способствовали быстрому росту производительных сил подчиненной страны".

Прежде всего сказался тесный контакт культуры племен "группы С" с египетской цивилизацией, одной из самых передовых в тогдашнем мире. Многие элементы древнеегипетской культуры были восприняты нубийскими племенами "группы С", как теми, что подчинялись власти фараонов, так и сохранившими независимость.

Во второй половине XIX в. в Нубии после длительных войн Сенусерта III наступил период мирного развития. При Аменемхете III походы совершаются редко. Только изредка в надписях встречаются указания на "разгром нубийцев и открытие страны азиатов". Аменемхет III прославился не войнами, а строительством каналов, храмов и дворцов.

Канал у I порога обеспечивал регулярное сообщение вверх и вниз по Нилу. По нему следовали на север суда, построенные из нубийского дерева и нагруженные нубийским золотом, самоцветами, поделочным камнем и другими экзотическими товарами. На этих судах находились царские агенты, по-древнеегипетски "шемсу"- слуги, сопровождающие. Между прочим, знаменитая сказка "О потерпевшем кораблекрушение" ведется от имени такого "шемсу", только что возвратившегося в Египет из области Уауат, где находились "рудники фараона". Главной целью таких походов за золотом была долина Вади-аль-Аллаки, в которой золото добывали вплоть до Нового времени. Сохранились две пространные надписи времен XII династии, дающие представление о том, как египтяне получали тогда нубийское золото. Номарх Аменемхет, правитель нома Газели, сообщает в своей надписи о двух походах в Нубию, причем в первый раз его сопровождали 400 отборных солдат его нома и наследный принц Амени; соответственно приказу фараона Хепер-ка-Ра они доставили в столицу золотые слитки; во второй раз номарха Аменемхета сопровождали 600 лучших воинов его нома и другой царевич, Сенусерт; на этот раз они доставили в Коптос золотую руду. Надпись на могиле помощника казначея по имени Са-Хатор рассказывает, что покойный в молодости посетил область золотых рудников и заставил вождей мыть золото. Из дальнейшего текста следует, что имеются в виду вожди племен Нубии. Затем Са-Хатор доставил в Египет малахит.

Нубийское золото наполняло казну фараонов XII династии. В Абидосе главный казначей фараона по имени Ихернофрет реставрировал статую Осириса Хентиа-ментиу, употребив для этого "белое" нубийское золото.

Ещё по теме:
Нубия в 16-15 веках до н.э., под властью Египта
Государства и народы северной африки в 17-13 вв. до н.э.
Приход южно-европейских народов в Северную Африку
Начало участия арабский и африканских государств в мировой политике



Реклама