Начальная история Египта. Первые династии. Первые походы


Первые династии в Египте

Основное богатство Древнего Египта составляли миллионы искусных земледельцев-феллахов, которые уже на заре истории превратили всю долину Нила от I порога до болот Дельты в культурный ландшафт — сад пальм и фруктовых деревьев, разделенный на участки дамбами и каналами, перемежавшимися полями пшеницы, ячменя, полбы, бобовых и пр., огородными и бахчевыми культурами, посаженными между деревьями. Уже в глубокой древности каждый клочок долины Нила был тщательно возделан. Египет в течение тысячелетий оставался самой богатой, плодородной, густонаселенной и цивилизованной страной Африки. Тем не менее он был очень беден металлами, лесом, продуктами животноводства и охоты. Недостающие продукты египтяне стремились получить на периферии своей цивилизации, прежде всего в Северо-Восточной Африке: Судане, Эфиопии, Сомали, а также на Синае и в Сиро-Палестинском районе.

Около 2700 - 2500 гг. до н. э. Египет был объединен под властью первых династий, о которых мы мало что знаем. Возможно, первым правителем объединенного Египта был фараон Скорпион, о деяниях которого рассказывают рельефные изображения на каменных навершиях двух жезлов, или булав. На одном из них Скорпион шествует в короне Нижнего Египта, на другом он изображен в короне Верхнего Египта, с мотыгой в руках, работающим на берегу канала. Над головой фараона -чибисы и лук, вероятно символические обозначения номов. Предполагаемый преемник Скорпиона — фараон Нармер, о деяниях которого, между прочим, сообщает шиферная табличка, найденная в Иераконполе. На одной ее стороне Нармер изображен в короне Верхнего Египта, на другой - в короне Нижнего Египта. Перед ним знаменосцы несут штандарты четырех номов, лежат обезглавленные враги, сдаются в пленили спасаются бегством вожди Нижнего Египта. В образе могучего буйвола фараон сокрушает крепость, в образе сокола Гора властвует над землей и жителями Дельты.

На одной шиферной палетке фараона Скорпиона впервые встречается сочетание двух иероглифических значков: ") (метательная палица) и СЭ (земля), которое известный немецкий египтолог Карл Зете интерпретировал как "Техену, или Ливия". Ниже этого сочетания знаков изображен ряд быков, под ним — ряд ослов, еще ниже — ряд баранов и, наконец, ряд деревьев, что, по-видимому, должно обозначать добычу животных, захваченных в Ливии, и саму эту страну. Иероглиф сЬ служит для обозначения Ливии и в надписи на стене древнейшего храма Солнца в Неусарре, где богиня Нейт названа здесь — "Нейт Ливийская". При Нармере в написании Техену (Ливия) был добавлен знак $ -"молочный кувшин". Так, на пластинке из слоновой кости с именем Нармера Ливия обозначена как )& . Точно таким же или очень сходным образом название этой страны передано на некоторых шиферных палетках или пластинках из слоновой кости времени I и даже IV династии Египта.

Знак молочного кувшина говорит о роли молочного животноводства в хозяйстве ливийцев 3-го тысячелетия, а знак метательной палицы - об их характерном охотничьем и боевом оружии.

В Древнем Египте также были широко распространены метательные палицы, но в период Древнего и Среднего царств они сохранились только как спортивное оружие вельмож — любителей охоты на перелетных птиц в болотах Дельты. Однако ливийцы и пунтяне еще долго продолжали пользоваться метательными палицами на войне и на охоте, а у различных народов Судана это оружие сохранялось вплоть до недавних лет.

В свое время К. Зете считал, что еще до объединения Египта фараоном Скорпионом, когда в Дельте существовало особое царство со столицей в г. Буто, его жители называли Ливию "землей Техену", а ливийцев — хегиу, нубийцев же-иуну, а ближайшие к Египту азиатские племена - менту. Название "хетиу" в сущности то же самое слово, что и "хетий"-вождь. Оно сохранилось в наименовании одного из кушитских племен Судана - хадендауа, которое расшифровывается как хада+эндауа (вождь+кочевники), "вожди кочевников". Действительно, хадендауа были господствующим племенем среди беджа. Известный советский египтолог и африканист Д. А. Ольдерогге высказал весьма правдоподобное предположение, что уже в 3-м тысячелетии хешу являлись господствующим родом или племенем Ливии, возглавлявшим более широкое объединение племен.

Заманчиво предположить, что цари Верхнего Египта Скорпион и Нармер, покорив Нижнеегипетское царство, обратили затем оружие против предгосударственного объединения Техену, надеясь подчинить его своей власти. С другой стороны, сами ливийские племена, побуждаемые к переселению периодическими засухами, связанными с постепенным высыханием древней степной и лесной Ливийской пустыни, стремились осесть на благословенных берегах Нила, но встречали здесь сопротивление египтян. Мы не знаем, каковы бьши связи двух древнейших египетских царей с теми, которые бьши включены официальной исторической традицией в I династию фараонов — династию Менеса. Фараона Менеса традиция считает первым правителем объединенного Египта и основателем Мемфиса - столицы Древнего царства. Рядом с Мемфисом и почти одновременно с ним появился знаменитый некрополь фараонов в Саккара. Вероятно, древнейшие резиденции верхнеегипетских и обще-египетских царей находились в Иераконполе (городе Сокола) и в Абидосе, рядом с гробницами Нармера и Гор-Аха. Последнего, по-видимому, и следует отождествить с Менесом. Таким образом, фараон Гор-Аха, он же Менее, имел не менее двух ведиких предшественников, которые, как и он, поклонялись богу-соколу Гору и, по-видимому, принадлежали к той же династии. Преемником Аха был фараон Джер, при погребении которого в Абидосе было принесено в жертву 338 человек, в основном наложниц и слуг фараона. Другие гробницы фараонов I и последовавшей за ней II династии также сопровождались захоронениями жертв, но в меньшем числе. Размеры этих гробниц-кенотафов довольно скромные и не идут ни в какое сравнение с позднейшими пирамидами.

Уже при первых династиях соответственно трем границам Египетского царства: южной, в долине Нила, южнее I порога, северо-западной, на западе Дельты и в Ливийской пустыне, и северо-восточной, у Суэцкого перешейка, обозначилось три направления его экспансии: в Нубию, Ливию и на Синай. В частности, Менее воевал с сетиу, жителями Нубии, и ливийцами. Целью завоевательных войн фараонов первых династий были золотые рудники Нубии и медные - Синая.

В конце II династии фараон Хасехемуи сражался в Дельте с "северными врагами", уничтожив тысячи из них. Скорее всего речь идет об иноземном нашествии, поддержанном восстанием местных жителей. Вскоре к власти пришла III династия, с правления основателя которой, Джосера, начинается собственно Древнее царство Египта.

Джосер непрерывно воевал то с кочевниками Синая, то с племенами Нубии. Для защиты от последних границы 1-го нома и подаренной Джосером храму бога Хнума двенадцатимильной полосы южнее I порога (известной в эллинистический период под греческим названием "Додекасхойн") Джосер велел построить оборонительную стену от Асуана до Элефантины. В Саккара гениальный Имхотеп, визирь Джосера, построил для своего фараона первую в истории Египта ступенчатую пирамиду высотой 63 м. Начинается расцвет экономики, культуры и военного могущества Древнего царства Египта, особенно заметный при IV-V династиях. В это время египетские войска покоряют нынешнюю Восточную (Аравийскую) пустыню, тогда еще покрытую лесами и кустарниковыми зарослями, и выходят на берега Красного моря. Здесь, как и на берегах Средиземного моря, появляются папирусные и выдолбленные из древесных стволов суда египтян, на которых отважные путешественники рискуют совершать плавания в Финикию и Пунт.

Плавания древних египтян в Пунт и Финикию

Пунтом древние египтяне называли страну, лежавшую по африканскому берегу Аденского залива и, возможно, Красного моря, т.е. нынешние Сомали и Эритрею. Историки XIX-начала XX в. искали Пунт также в Сеннаре и на берегах Юго-Восточной Африки. Как доказали известный американский египтолог Дж. Брэстед и французский ученый А. Аллио, основная часть страны Пунт находилась на севере Сомали, недалеко от мыса Гуардафуй. Египтолог из ФРГ И. Хофман помещает Пунт в южной части Красного моря, английский ученый Дж. С. Фримен-Гренвил - в Бенадире (Сомали).

Корень слова "Пунт"-pwn; некоторые ученые предлагают читать египетское название этих стран как "Пьенэ". Это слово сравнивали с суахилийским pwani (берег), с названиями населенных пунктов сомалийского побережья у Клавдия Птолемея: Пано, Опонэ, с древнеэфиопским обозначением того же района как страны Афан, с арабским названием полуострова Хафун и мыса Рас-Хафун. Самые ранние сведения о Пунте египтяне получили вместе с его продуктами (миррой и др.) первоначально через посредство других народов. Это произошло в первой половине 3-го тысячелетия. Египтяне Древнего царства считали Пунт крайней землей на востоке. Там начинали свое движение небесные светила, они же —небесные боги. Амона величали "князем Пунта", Хатор (Хатхор) -"госпожой и владычицей Пунта", а Гора —"львом Пунта" и "священной утренней звездой, восходящей на запад от страны Пунт", от острова Утен в (Красном?) море. Священным животным Амона был баран, а Хатор изображалась в виде небесной коровы. В представлении египтян середины 2-го тысячелетия Хатор была главным божеством Пунта. Не содержится ли в египетском титуловании этих богов представление о почитании в Пунте тамошних Амона — каменного барана, коровы Хатор и Гора-Астара, "священной утренней звезды" древнесемитской религии? Возможно, некоторый намек на религиозные представления пунтян середины 2-го тысячелетия до н.э. содержится в надписи царицы Хатшепсут из Дейр-эль-Бахри. Барельеф изображает коленопреклоненных вождей Пунта, которые возносят хвалу египетской царице. Надпись поясняет:

Великие вожди Пунта,

Говорят они и просят мира у ее величества:

"Привет тебе, о царь Египта, богиня Ра,

Сияющая подобно Атону!

Царица ты наша,

Владычица Пунта,

Дочь Амона, царя богов;

Имя твое достигает небесного круга,

Достигло могущество Маат-ка-Ра

Окружности моря Шен-ур!

Интересен язык этого гимна. Царица названа в мужском роде "царем Египта", но имя бога Солнца Ра поставлено в женском роде. Задолго до религиозной реформы Эхнатона упоминается обожествленный солнечньш диск - Атон. По мнению советского ученого В. И. Авдиева, мы можем отсюда вывести предположение, что "представление о божественности солнечного диска считалось религиозным представлением, понятным для восточноафриканских племен" Пунта[9].

Священные животные бога Ра, по представлению древних египтян, обитали в Пунте. В "Книге Ночи", мистических текстах пирамид, изображения бабуинов снабжены надписями: "Имя им — бенту. Они — дети бога Ра. Их место — земля Пунт. Они пребывают против "обезьяньих лиц" близ страны Утнет и Восточного моря". В стране Пунт обитал феникс - душа богов Ра и Осириса, так же как и священный великий змей-владыка подземного мира. Впрочем, феникс — священное животное бога Сета; судя по его изображениям в храмах, это не птица, а характерное для Восточной Африки млекопитающее — муравьед.

В Пунте находился храм богини Хатор. По мнению известного французского ученого Ж. Доресса, первоначально это было просто туземное святилище культа коровы, на месте которого в эпоху Нового царства египтяне построили часовню.

Из Пунта в Древний Египет проник культ бородатого карликового бога Бэса, жрецами-танцорами которого служили пигмеи. О том, что пигмеев привозили из земли Пунт, говорят египетские источники времени V и VI династий. В Мединет-Абу на праздниках бога Мина священную пляску исполнял пигмей, которого называли "черным из Пунта". Пляшущие пигмеи изображены в скульптурах из Гелиополя. Они служили в храмах Осириса в Гелиополе и, возможно, Мемфисе. По-видимому, к "земле Пунт" относилась и Эфиопия (или озера Центральной Африки?). В некоторых погребальных текстах пирамид упоминается оз. Кару, из которого вытекает Нил. Ж. До-ресс отождествляет его с оз. Колоэ( как в эпоху Лагидов называли оз. Тана в Эфиопии.

Пунт назывался в Египте еще и Та-Нутер —"Страной Бога". Это наиболее древнее обозначение Пунта. Уже на заре истории Египет определенно становится главным центром притяжения, инициатором торговой активности, основным потребителем товарного сырья, основным очагом ремесленного производства для стран, лежащих к западу от пустынь Сирии и Аравии. В это время устанавливается торговый путь по морю и суше от современных Сомали и Йемена до Египта.

Первая известная экспедиция в Пунт была отправлена энергичным фараоном IV династии Снофру. Сношения с Пунтом продолжались и при других фараонах IV династии, преемниках Снофру. Один из сыновей Хуфу (Хеопса), самого знаменитого из фараонов IV династии, имел пунтийскэго раба. Американский ученый У. Эмери указывал на явно негроидные черты некоторых вельмож IV династии, погребенных в пирамидах в Гизэ. Значит ли это, что они были потомками пунтийских и нубийских рабов?

Второй фараон следующей, V династии, Сахура, направил грандиозную морскую экспедицию в Пунт. Судя по официальной летописи "Палермского камня", она привезла сказочное богатство: 80 тыс. мер мирры, 2600 стволов ценного дерева, вероятно черного, 6 тыс. весовых единиц электрума, а также камедь, ароматические смолы и ладан. Другую морскую экспедицию Сахура направил в Финикию. Она вернулась с большой добычей, в составе которой были сосуды с оливковым маслом и, может быть, вином, живые медведи, пленные мужчины, женщины и дети.

Седьмой фараон этой династии, Джедкара Исеси (около 2450 г.), также, очевидно, посылал экспедицию в Пунт. Его имя выбито на скале у Вади-Хаммамат, где в период Древнего царства проходила дорога из Верхнего Египта к побережью Красного моря - сухопутное начало морского пути в "Страну Бога". В надписи номарха (правителя нома) Элефантины Хирхуфа (или по другому чтению Хуэфхора) упоминается совершенная в прошлом (лет за 50 лет до того) экспедиция в Пунт, когда фараон Исеси дал награду своему "казначею бога" Бурдиду (или Баурджеду) за то, что тот привез в Египет карлика из Пунта. В период VI династии плавания египетских моряков в Финикию и Пунт становятся обычным делом. Одна из надписей времени Пиопи II рассказывает о "начальнике палаты" и флотоводце Хнумхотепе из Элефантины, который "вместе со своим господином, князем, казначеем бога Тети, одиннадцать раз плавал в Кебен (Библ в Финикии) и с казначеем бога Хеви (или Хуи)-в Пунт" и "возвращался благополучно, посетив эти страны".

Фараон Пиопи II, царствовавший целых 100 лет (около 2500 — 2400), послал в Пунт значительную флотилию под командованием "начальника Юга" Себни. Она привезла золото, слоновую кость, ладан, камедь, леопардовые шкуры и многое другое.

Другая экспедиция, посланная в Пунт также при Пиопи II, окончилась неудачей: египетский вельможа Ананхет, "начальник моряков", возглавлявший экспедицию, достиг берега Красного моря, но был убит "жителями песков" (хериума) из племени аму в то время, когда он строил корабль для плавания в Пунт. Вместе с Ананхетом погиб и его военно-морской отряд. Об этом рассказывает надпись на стенах гробницы элефантинского номарха Пиопинахта. Пиопинахт отомстил кочевникам за гибель Ананхета, возглавив против них карательную экспедицию.

Таким образом, уже в 3-м тысячелетии при энергичных фараонах IV—VI династий египетские лодочники, ходившие прежде только по родному Нилу на примитивных папирусных и деревянных барках, отважились на дальние каботажные плавания по Средиземному и Красному морям и, может быть, Аденскому заливу. То были первые шаги африканского мореходства.

Не менее впечатляющими были сухопутные экспедиции ( египтян эпохи Древнего царства. Преодолевая сопротивление местных племен, подданные фараонов IV —VI династий проникли в Ливию до Киренаики, в Нубию до области близ III порога, возможно, в Дарфур, а также в Южную Палестину.

Походы древних египтян в Ливию и Нубию

Энергичный фараон Снофру вел завоевательные войны на всех границах Египта. Недаром иероглифическая надпись именует его "покорителем иноземных стран". В Ливийской пустыне воины Снофру нанесли поражение туземным племенам и захватили у них 11 тыс. пленных и 131 тыс. голов скота. В это же царствование египтяне совершили поход в область Нехси (южнее I порога), где захватили якобы 7 тыс. пленных и 200 тыс. голов скота. При Снофру область медных рудников Синая была окончательно присоединена к Египту. На северной и южной границах своих владений этот фараон построил крепости.

Политика фараонов Древнего царства способствовала перемещению больших групп населения в пределах Северо-Восточной Африки. Советский египтолог Т.Н.Савельева обратила внимание на надпись на медном резце, найденном в каменоломнях Нубийской пустыни. В ней упоминается рабочий отряд под названием."Южная Ливия". Т.Н. Савельева считает, что в отряде были собраны рабы-ливийцы. Возможно, это были военнопленные, но также, возможно, ливийские скотоводы и земледельцы, привлеченные к государственной трудовой повинности наравне с египетскими крестьянами. Как известно, на строительстве пирамид и в каменоломнях, где добывался камень для пирамид IV династии, трудились египетские крестьяне. Государство формировало из них рабочие отряды и посылало на работы далеко от родных мест, в частности в Нижнюю Нубию и Нубийскую пустыню.

Фараоны IV династии проявляли интерес не только к Ливии, Нижней Нубии и Пунту, но и к Средней Нубии. В знаменитом Дахшурском декрете Хуфу — обладателя величайшей из пирамид - среди прочих стран упоминается Иам, или Имам,— область к югу от II нильского порога.

Фараоны V и VI династий продолжали походы в Ливию, Нубию, на Синай. Они "считают себя призванными править не только египтянами, но также и ливийцами, азиатами и нубийцами, как указывает ставшее в ту эпоху традиционным изображение царя в виде сфинкса, который попирает своими лапами представителей этих племен"[10]. Фараон Сахура вел большую войну с ливийцами и покорил нынешнюю Киренаику. На северо-востоке его войска продолжали завоевание Синая и, возможно, вторглись в Палестину.

При V и VI династиях установились прочные связи Египта с Нубией. На стенах скальных гробниц эпохи VI династии близ Асуана, на скалах Нижней Нубии и Вади-Аллаки сохранились египетские иероглифические надписи времени V и VI династий; многие из них упоминают имена "начальников караванов" и "начальников переводчиков". Из Нубии в Египет доставлялся не только скот, но и ценные материалы для ремесленного производства. Особое значение имели поставки золота и добыча строительного камня, в том числе огромных глыб для изготовления статуй и облицовки пирамид и других зданий. Отсюда же фараоны получали ценные породы дерева, слоновую кость, шкуры пантер и пр. Нубия давала Египту эпохи VI династии также контингент воинов. В указах второго фараона VI династии Пиопи 1 и в знаменитой надписи элефантинского номарха Уны упоминаются нубийцы и египетские солдаты. Позднее, уже в период междоусобиц в начале Среднего царства, в египетской армии имелись отряды "малорослых нубийцев", вооруженных простыми луками и стрелами с кремневыми наконечниками. Из одного указа фараона VI династии Пиопи II нам известно, что солдаты-нубийцы получали довольствие из царских имений. Они действовали далеко от родины, на Синае и Сиуте. Известные французские египтологи Ж. Пиренн и Э.Майер и советский ученый В.И.Авдиев считали этих воинов наемниками.

После некоторого ослабления центральной власти в Египте в конце V династии, продолжавшегося и при первом фараоне VI династии Тети, его преемник Пиопи I смирил могущественных номархов и возобновил активную внешнюю политику. Пиопи I совершил в Нубию поход "для открытия страны Уау-ат" и проник до II порога, где в местности Томас приказал высечь на скале свою победную надпись. В Нубии его гегемонию признавали многие местные племена, по-видимому, далеко за пределами II порога, куда проникли египетские войска. Вожди местных племен были обязаны предоставлять в распоряжение фараона войска, которые он использовал в борьбе с соседними племенами либо с бедуинами на северо-восточной границе Египта, постоянно тревожившими набегами восточные номы Дельты и препятствовавшими египетским караванам совершать путешествия на Синайский полуостров для добычи минералов.

Об этом рассказывает автобиографическая надпись элефантинского номарха Уны, который начал свою карьеру при фараоне Тети мелким чиновником. По приказанию Пиопи I Уна навербовал в Нубии вспомогательное войско из местных племен и во главе него совершил пять походов против бедуинов северо-востока. Под командованием Уны нубийцы успешно сражались на Синае, на восточном берегу Средиземного моря и даже в горах Палестины, возможно в районе Иерусалима. После смерти Пиопи I фараон Меренра назначил Уну правителем Юга. Это была вершина карьеры Уны при трех фараонах VI династии.

По-видимому, начиная с Уны возвышается его род наследственных властителей о. Элефантина, которых американский египтолог Дж. Брэстед характеризует как "смелых и предприимчивых феодальных баронов".

Надписи эпохи VI династии свидетельствуют о том, что обязанностью номарха Элефантины была охрана южной границы Египта от нападений древненубийских племен.

Иногда организация этой обороны поручалась номархам расположенных далее на север II и III номов (Эдфу и Хенобоскион) . Эти же три самых южных верхнеегипетских нома, особенно Элефантина. обычно давали людей для экспедиции в Нубию, Нубийскую пустыню, Пунт, а также в Аравийскую пустыню и Азию (Финикию) . Главы экспедиций — начальники караванов", "главные начальники караванов" "начальники моряков" и пр.-происходили из знати этих номов и передавали свои титулы по наследству. В состав экспедиций входили переводчики.

Властители Элефантины получили титул Хранителей Дверей Юга, или Хранителей Южных Ворот. Их обязанностью было помимо обороны южной границы Египта от нубийских племен поддерживать египетское влияние среди этих племен, а также организовывать доставку на север гранита Нижней Нубии — "эфиопского камня" Геродота. Кроме того, через Элефантину в Египет ввозились продукты Судана: золото, дерево, страусовые перья и яйца, шкуры пантер, слоновая кость. Уна рассказывает в своей надписи о том, как он доставлял гранитные саркофаг и архитектурные блоки в столицу Египта для фараона Меренра. Для этого он построил семь грузовых судов двух разных типов, причем строительный материал - дерево - поставляли вожди нубийских племен Уауата, Иртета (Ирчета), Мамоя (Маджая) и Иама. Главная трудность заключалась в проведении тяжело нагруженных речных судов через порог Нила. Уна прорыл пять судоходных каналов и по ним провел суда в обход порога.

По следам Уны совершали свои походы в Нубию его сын Ири и внук Хирхуф.

Хирхуф, современник фараона Меренра и Пиопи II, является автором автобиографической надписи, которая дает весьма ценную и разнообразную информацию о Судане конца 3-го тысячелетия и его взаимоотношениях с Египтом и Ливией (Темех). Хирхуф, будучи номархом Элефантины и "начальником Юга", получил эту должность по наследству от своего отца Ири. Первое путешествие в страну Иам Хирхуф совершил вместе с отцом, выполняя приказ Меренра "открыть путь в эту страну". За семь месяцев Ири и Хирхуф исполнили поручение фараона. Если даже предположить, что на месте назначения они пробыли целый месяц, то путь в страну Иам и обратно занял шесть месяцев, или три месяца в один конец. За этот срок египтяне могли достичь намного более отдаленных районов Судана, чем Уауат, или Нижняя Нубия. В эллинистическое и римское время, в средние века и в новое время за два-три месяца можно было пересечь всю Нубию с севера на юг или на юго-запад. Из дальнейшего текста надписи Хирхуфа следует, что страна Иам граничила с Ливией и областью оазисов Ливийской пустыни. Следует отметить также сходство названий Иам и трех племен иаму-кехех, обитавших на северо-востоке Ливии со времен XII династии. Поэтому представляется вполне правдоподобным предположение Э. Дж. Аркелла, что Иам находился в Кордофане и Дарфуре. Вторую экспедицию в Судан Хирхуф совершил уже самостоятельно. Он сообщает географические подробности своего путешествия: "Я вышел на элефантинскую дорогу ("путь Абу"), спустился из Ирчета, Махера, Теререса, пробыв в (этом) предприятии восемь месяцев. Я вернулся и принес приношения из этих стран в весьма большом количестве. Никогда не доставлялось ничего подобного в эту землю. Я спустился от дома князя Сечу и Ирчета, исследовав эти страны. Никогда никакой семер (почетный титул-"друг фараона".-Ю. К.) или начальник каравана, вышедший из Иама, не совершал ничего подобного".

Из дальнейшего текста мы узнаем, что из Иама, так же как из Элефантины, можно было попасть в области Ирчет, Сечу, Мечер (Махер) и Теререс и что две первые находились поблизости от Уауат, или Нижней Нубии. По-видимому, они находились в Средней и Верхней Нубии и далее в центральной части нынешнего Судана. Надпись Хирхуфа рассказывает, как один из нубийских вождей объединил под своей властью местные племена Иртет (Ирчет) и Сечу (Сетху), а затем присоединил к ним племя Уауат. Очевидно, в период VI династии Египта в Нубии возникают первые межплеменные объединения, прообраз будущих государств. Мы узнаем также о том, что в Иам и другие земли Судана по следам Ири и Хирхуфа посылались какие-то иные египетские "начальники караванов". В третий раз Хирхуф был снова послан в Иам и двинулся в эту страну по "дороге оазисов" (возможно, "тарик ал-арба'ин", или "сорокадневный путь" арабского средневековья, проходивший из Асуана в Западный Судан через оазисы Ливийской пустыни). Где-то в пути его встретил князь Иама, направлявшийся "к стране Темех (Ливия), чтобы воевать темеху (ливийцев) до крайнего запада земли (букв, "до западного угла неба")". "Я вышел,— продолжает Хирхуф,-следом за ним к стране Темех, умиротворил ее, чтобы она молила всех богов за фараона".

Далее Хирхуф уговорил князя Иама направить свое войско на Ирчет, Сечу и Уауат. "За князем Иама,-продолжает Хирхуф,- перед Ирчетом, позади Сечу я встретил князя Ирчета, Сечу и Уауата... (Следовательно, Ирчет был расположен в Нубии между Уауатом и Сечу, а Сечу - ближе к Иаму, что скорее всего соответствует местонахождению Ирчета где-то в районе Фараса, а Сечу-далее на юг, между III и IV порогами[11].— Ю.К.). Я спустился с тремястами ослов, нагруженных благовонной смолой, эбеновым деревом,  благовонными мазями, зерном, леопардовыми шкурами, слоновыми бивнями... Когда увидел князь Ирчета, Сечу и Уауата силу и многочисленность войск Иама, спускавшихся к его резиденции, и египетских солдат, посланных со мной, этот князь привел и отдал мне быков и коз и проводил меня к путям гор Ирчета, где я был более искусен и бдителен, чем какой-либо семер или начальник каравана, посылавшийся в Иам". Иными словами, египтяне, заключив союз с Иамом, использовали его войска для того, чтобы зажать в клещи Ливию и Нубию и принудить последнюю к уплате дани фараону.

На берегу Нила напротив о. Эль-Хессе, близ I порога, сохранилось изображение фараона Меренра с пояснительной надписью. Барельеф представляет Меренра опирающимся на дорожный посох, а перед ним нубийских вождей. Надпись же сообщает, что фараон Меренра — "владыка порога" и стоит позади горной страны, в то время как вожди маджаев, ирчет и уауат выражают ему покорность. Таким образом, союз с Иамом помог распространить власть или политическое влияние Египта на значительную часть Нубии.

Позднее, уже при Пиопи II, Хирхуф снова совершил путешествие в Иам и привез оттуда невольника-пигмея (денга), уроженца страны Ахтиу, о которой мы больше ничего не знаем. Это путешествие можно рассматривать как установление косвенной связи Египта с Центральной Африкой.

В то время Пиопи, вступивший на престол еще младенцем, был мальчиком и был вне себя от радости, получив от своего номарха необыкновенную живую игрушку —пигмея. Надпись Хирхуфа донесла до нас "повеления" мальчика-фараона оберегать карлика в пути, чтобы тот не свалился в воду, нетерпеливое ожидание прибытия диковинного человечка в столицу.

В царствование Пиопи II, продолжавшееся целых сто лет, в Нубию много раз вторгались египетские войска во главе с элефантинскими номархами — преемниками Хирхуфа. Ближайшим из них был Пиопинахт, уже известный нам своим плаванием в Пунт. Он дважды совершал походы в нубийские области Уауат и Ирчет, где захватил большое количество скота и множество пленных, доставленных затем в тогдашнюю столицу Египта. "Начальник Юга" Себни, совершивший другое плавание в Пунт, предпринял также карательную экспедицию в Нубию, чтобы наказать местных жителей за убийство своего отца. Себни, снарядивший караван ослов, в сопровождении слуг прошел области Уауат, Учеч и Мечер, "усмирил эти страны" и вернулся в Египет с телом своего отца и добычей.

В результате этих походов области Уауат и Ирчет хотя и были несколько раз опустошены, но не были окончательно покорены. Поэтому для упрочения своей власти египтяне построили в Северной Нубии крепости (у селений Кубан, Западная Коштамна и др.). Однако последовавшее вскоре ослабление Египта и совпавшие с ним по времени важные перемены в Азии и Нубии свели на нет завоевания фараонов Древнего царства и их номархов.

В 3-м тысячелетии, которым начинают по традиции курс всемирной истории, еще не существовало мировой политики в подлинном смысле слова. Однако на Ближнем Востоке уже складывалась зачаточная политическая система, двумя центрами которой были царства Египта и Двуречья. Где-то в Сирии пересекались сферы влияния этих двух держав. Они не имели общей границы и вряд ли соперничали в политике или торговле. Скорее эти два очага цивилизации были солидарны в своих взаимоотношениях с внешним (племенным и "номовым") миром и в общем развивались параллельно.

Когда Древнее царство Египта усиливало экспансию в Палестине и Финикии, цари Двуречья лишь иногда претендовали на гегемонию в северо-восточных областях Сирии. После распада Древнего царства в Сирию направляются войска Аккада, которые при Саргоне Древнем достигают берегов Средиземного моря и полностью контролируют древний путь от Алексантреттского залива по Евфрату до Персидского залива, соединявший Средиземное море с Индийским океаном. При царе Нарамсине аккадские войска вновь достигают Средиземного моря, совершают походы в Малую Азию, Аван (на западе Ирана) и даже далекий Маган. В конце его царствования Аккад громит коалицию государств Малой Азии и Сирии, где был разрушен г. Эбла, недавно открытый археологами. Египет, раздробленный на отдельные номовые княжества, не принимал никакого участия в этих событиях.

Разгром Аккадского царства гуттиями и последовавший затем (до конца XXV в. до н.э.) период раздробленности в Двуречье совпал по времени с упадком Древнего царства в Египте. В конце VI династии Египет охватили смуты (классовая борьба, феодальная междоусобица и вторжение иноземцев), а затем наступило время слабых VII—X династий —период раздробленности и непрерывных войн "всех против всех", т.е. отдельных династий за власть над страной в целом. В это время в нынешнем Иране возрождается царство Элам, образовавшееся еще в XXIII в., но затем подчинившееся гуттиям и царям Ура. На Крите возникло первое государство Европы, установившее торговые связи с Египтом, Сирией и Западным Средиземноморьем.

В конце 3-го тысячелетия начался новый расцвет ближневосточного мира, отдельными составными частями которого были Элам, Египет, Эгеида, Южная Туркмения, Закавказье, Северное Причерноморье и Нубия, а центром - Двуречье.

В 2109 г. власть в Двуречье перешла к правителю Ура. Наступил столетний период III династии Ура, когда в границах единого царства были объединены все шумеры, большая часть семитоязычных аккадцев и эламиты — три крупнейшие (наряду с египтянами) этнические группы того времени. Гудеа, наиболее известный из правителей этой династии, прославил себя грандиозным строительством, материалы для которого доставлялись из Магана, Мелуххи, Дильмуна, а также еще одной заморской страны - Губина. Надписи на статуях Гудеа гласят: "Из горной страны Мелуххи "эси" он заставил вывести [и] посадил ему... глыбы [руды] хулалу он заставил вывести, в боевую палицу "три витязя" ему он обработал... Маган, Мелухха, Губин, горная страна Дильмун на берегу ему сложили... порфир из Мелуххи он привез".

В то время в Египте вновь образуется мощная держава (Среднее царство периода ХI-XIII династий), которая после гибели Шумерского царства на рубеже 3-го и 2-го тысячелетий становится сильнейшим государством мира.

Ещё по теме:
Керма в эпоху Среднего Египта. Мастера и ремёсла
Мировая политическая система в 17—16 вв. до н.э.
Нубия в 16-15 веках до н.э., под властью Египта
Государства и народы северной африки в 17-13 вв. до н.э.



Реклама