Политика колонизаторов в Ост-Индской компании


К середине XVII в. голландская Ост-Индская компания достигла апогея своего развития. Она вытеснила из Индонезии всех европейских соперников и установила свою монополию. Отвоеванные у португальцев и вновь созданные опорные пункты на всем сложном и длинном пути из Европы к Дальнему Востоку (вдоль западного побережья Африки и далее от Капской колонии к Персидскому заливу и вдоль побережья Индостана к Малакке) обеспечивали голландские коммуникации. Фактории компании в Сиаме и Камбодже, в Южном Китае превращались в форпосты не только торгового, но и политического проникновения.

Голландский флот в то время был самым сильным и многочисленным. Биржи Голландии были, так же как ее мануфактуры, самыми крупными в Европе. Голландская Ост-Индская компания со своим громадным по тому времени капиталом была крупнейшим акционерным объединением. Она служила образцом, которому подражали, но с которым далеко не сразу смогли сравняться Ост-Индские компании других стран, в том числе и Англии. Опираясь на свою мощь, голландская компания выработала все характерные для колониальной политики поднимавшейся европейской знати методы и приемы подчинения и завоевания стран Востока.

С отвратительной жестокостью голландцы навязывали свою монополию на источники пряностей мирному населению восточных островов Индонезии. Для удобства контроля над производством и вывозом пряностей компания разрешала их разведение лишь в определенных, строго ограниченных районах: гвоздики — на Амбоне, муската — на Банде. Население остальных островов обязано было уничтожить все такие насаждения. Периодически направляемые голландские военно-морские экспедиции жестоко преследовали жителей за малейшие нарушения установленного режима. Попытки обреченного на голод и доведенного до отчаяния населения выступить против голландской тирании подавлялись самыми бесчеловечными средствами. Подавление восстания на одном из островов архипелага Банда, например, привело к почти поголовному уничтожению всего населения. Захваченные в плен повстанцы были проданы в рабство, уцелевшие — загнаны в бесплодные горные районы, где они медленно погибали от голода. На обезлюдевшем острове компания организовала при помощи голландских колонистов плантации муската, основанные на рабском труде. Плантаторам была разрешена систематическая охота за рабами на близлежащих к архипелагу Банда островах Индонезии. Широкая торговля рабами превратилась в крупную статью доходов компании.

Голландская компания первая в широких масштабах сформировала и стала использовать войска, навербованные из местного населения. Это обходилось гораздо дешевле, чем содержание европейских солдат, к тому же в большом количестве умиравших в условиях непривычного тропического климата. Голландцы использовали для расширения и укрепления своей власти религиозную и национальную рознь, соперничество феодальных княжеств, войны за престолонаследие и даже народную антифеодальную борьбу. Сотни договоров и соглашений, навязанных местным правителям, равноправных вначале, кабальных по мере усиления компании, охраняли монополию голландцев.

Голландцы первые ввели и управление подчиненными территориями при помощи местных феодалов. Компания не только не вмешивалась во внутренние дела «союзных» и вассальных княжеств (разумеется, до тех пор, пока голландской монополии на торговлю не грозила опасность), но и сохраняла на территориях Явы, постепенно отходивших под ее власть, старый феодально-бюрократический аппарат. Прежние наместники и чиновники Матарама и Бантама должны были платить натуральную ренту-налог голландцам в указанных ими размерах. Они гоняли крестьян на постройку судов, расширение портов и перевозку грузов, сохраняя при этом возможность эксплуатировать крестьян и в свою пользу.

Не довольствуясь монополией на внешнюю торговлю, компания превратила в свою исключительную привилегию торговлю таким жизненно важным продуктом, как соль, захватила в свои руки продажу опиума и организацию опиекурилен, игорных домов и т. д. Как правило, компания предпочитала эти источники дохода отдавать на откуп. Откупщиками обычно были богатые китайские купцы.

Народное восстание в Матараме

В результате вторжения колонизаторов возросла феодальная эксплуатация крестьянства как во владениях компании, так и в «независимых» княжествах. Феодалы и чиновники, вынужденные отдавать компании львиную долю произведенного населением продукта и лишенные доходов от торговли, старались компенсировать себя увеличением поборов с крестьян. Это неизбежно вызывало рост недовольства крестьянских масс и усиление антифеодальной борьбы.

В Матараме политика жестокого и своевольного государя Амангкурата I настраивала против него даже некоторых представителей господствующего класса, которые готовы были в своих целях использовать народную борьбу. В 1674 г. вспыхнуло вооруженное восстание, во главе которого стал один из ма-дурских князей — Трунуджайя.

Отряды мадурских повстанцев, появившиеся на Яве, встретили широкую поддержку. Под знамена Трунуджайи стекались не только незадолго до того насильственно переселенные на Яву мадурские крестьяне, но и коренное население.

Ост-Индская компания стремилась использовать события в Матараме в своих интересах. Она даже пыталась договориться с Трунуджайей, обещая ему при условии признания кабального соглашения голландскую помощь. Предложение было решительно отвергнуто вождем повстанцев. Восстание разрасталось, был выдвинут лозунг изгнания иностранцев и восстановления государства Маджапахит. Столица Матарама была захвачена повстанцами, Амангкурат бежал во владения компании, готовый любой ценой заплатить за помощь в восстановлении своей власти. Сын и преемник Амангкурата I Амангкурат II подписал с компанией договор, по которому уступал компании ряд важных провинций на о-ве Ява и предоставлял ей право неограниченной торговли во владениях Матарама.

В 1678 г. компания, двинув в Матарам значительные вооруженные силы, нанесла повстанцам ряд поражений. Амангкурат II вступил на престол. Компания получила все обещанные уступки, однако для окончательного подавления восстания понадобилось еще три года напряженной борьбы.

Установление голландского господства в Бантаме

Подавив восстание в Матараме, голландские колонизаторы усилили давление на Бантам, правители которого пытались использовать в своих интересах матарамское восстание. При дворе султана Бантама появились агенты английской Ост-Индской компании. Голландцы использовали борьбу внутри бантамской верхушки, оказав поддержку одному из претендентов на престол, который, в свою очередь, подписал в 1684 г. с голландской компанией договор, предоставивший ей монополию на торговлю в Бантаме и на его вассальных территориях на Суматре.

Договоры с Матарамом и Бантамом были важным шагом к полному захвату Явы и укрепили позиции голландцев и их монополию в Индонезии. Купцы из других европейских стран вынуждены были покинуть Бантам. Правда, англичане имели факторию на западном берегу Суматры, но, пока голландцы были подлинными хозяевами архипелага, она не могла приносить особых выгод.

Почти одновременно, воспользовавшись безнадежной попыткой Тернате избавиться от голландского контроля над Островами пряностей, компания нанесла последний удар по когда-то сильному султанату. Навязанный в 1683 г. договор не только положил конец номинальному сюзеренитету Тернате над Островами пряностей, но и официально зафиксировал его полное подчинение голландцам.

Восстание Сурапати

Успехи компании сделали возможным расширение колониальной эксплуатации, а это означало дальнейшее ухудшение положения народных масс, которым все яснее становилась причина их бедствий. Ненависть к захватчикам охватывала Яву. Движение принимало религиозные формы борьбы с «неверными». В непосредственных владениях компании, в соседних с ними Бантаме и Черибоне распространялись призывы к уничтожению кафиров («неверных»). Видным руководителем движения был выходец с Суматры, принявший имя ибн-Искандер и провозгласивший себя потомком Александра Македонского. Движение поддержали многие ущемленные компанией феодалы, присоединившиеся со своими отрядами к повстанцам.

Одновременно еще больший размах приняло народное движение в Восточной Яве. Его возглавил Сурапати, бывший раб с о-ва Бали, одно время служивший солдатом в войсках компании. Объединив рабов и угнетенных крестьян, он успешно вел вооруженную борьбу и в конце 80-х годов фактически создал на востоке острова независимое государство.

Первое время Амангкурат II поддерживал движение, рассчитывая использовать его для отмены навязанных голландцами кабальных договоров. Но антифеодальный характер борьбы рабов и крестьян пугал феодалов. Подданные Амангкурата переходили на сторону Сурапати, целые районы Матарама оказались под его властью. Напуганный Амангкурат обратился за

помощью к голландцам. Компания, занятая подавлением восстания в своих владениях, не торопилась, так как стремилась как можно выгоднее и дороже продать свою помощь. Переговоры тянулись до смерти Амангкурата II в 1703 г. После этого борьба феодальной верхушки против Сурапати осложнилась династической усобицей. Наследовавшей престол Амангку-рат III столкнулся с притязаниями на трон со стороны своего дяди, которого голландцы поддержали и возвели на престол, заставив дорого заплатить. Наряду с новыми торговыми привилегиями голландцы получили право содержать в столице Матарама свои войска.

Восстание Сурапати продолжалось до 1708 г. Лишенный трона, Амангкурат III со своими сторонниками присоединился к Сурапати. После трехлетней войны силы повстанцев были разгромлены. Сдавшийся голландцам Амангкурат был отправлен в ссылку на Цейлон, но народная борьба не прекратилась. Лишь в 1719 г., после гибели в одном из сражений Сурапати, колонизаторам удалось полностью подавить сопротивление в Восточной Яве.



Реклама