Картами-планисферы и карты-портоланы 15-16 вв.


 

 

Западно-европейцы  познакомились с географическим  трудом Птолемея в первые десятилетия XV в., когда это сочинение было переведено на латинский язык и ходило в рукописных списках. При этом, как мы помним, принципы построения картографических проекций, разработанные Птолемеем, применялись не только при реконструкции его карт, но были положены некоторыми авторами (Николаем Кузанским, Клаусом Нигером и др.) в основу сетки картографических изображений небольших территорий.

В первой половине XV в. продолжали пользоваться картами-планисферами и картами-портоланами. Среди карт-планисфер (составленных без меридианов и параллелей) были хорошо известны две карты: Карта венецианца Андрея Бианко 1436 г. и Карта Фра-Мауро 1457—1459 гг., о которой уже упоминалось ранее. Как пишет А. В. Постников (1985), свою карту мира А. Бианко поместил в атлас портоланов вместе с картой мира, составленной по Птолемею, показывая, таким образом, в противопоставлении «старую» (неправильную) картину мира и «новую» (более верную, показывающую географические представления его эпохи).

Карта А. Бианко в какой-то мере напоминает карту Санудо — Весконте, в частности изображением полузамкнутого Индийского океана, разделяющего берега восточного выступа Африки и южные берега Азии29. Но контуры Европы, Азии и Африки показаны менее подробно, чем у Санудо — Весконте, а у южного берега Африки изображен полукруглый залив. По мнению исследователей, Бианко следовал старым образцам и не был знаком с результатами португальских плаваний вдоль западных берегов Африки. Совершенно фантастична северная половина карты, относящаяся к Европе и Северной Азии. Если Дон показан начинающимся в горах, лежащих восточнее Балтийского моря, то в Каспийское море впадают не только Волга, текущая с севера, но и реки, берущие начало в горах Северной Индии (Сырдарья и Амударья?). У северной окраины суши проведены два полукруга, ограничивающие «необитаемые области». Карта ориентирована по востоку: здесь на одном из полуостровов помещен библейский рай.

Карта ойкумены из Географии Птолемея

Карта ойкумены из «Географии» Птолемея (издание Баслера 1545 г.)

Древнегреческий ученый Клавдий Птолемей был автором большого сочинения «Руководство по географии», сокращенно называемого «Географией» (150 г.). Признавая Землю шаром, Птолемей считал, что изображение поверхности Земли на плоскости влечет за собой искажения. Чтобы этого избежать, он впервые разработал несколько так называемых картографических проекций, т. е. способов проектирования на плоскость сферической поверхности Земли. Наиболее известны две проекции: цилиндрическая и псевдоцилиндрическая. В первом случае меридианы проводятся как прямые линии, расходящиеся из точки, лежащей за пределами карты, а параллели — дугами, вычерченными разными радиусами. Во втором случае меридианы также вычерчиваются в виде дуг, рассчитанных особым способом. На копии карты Земли Птолемея из атласа XVI в. приводится псевдоконическая проекция.

Из карты следует, что в Африке Птолемею были известны местности не только в северном, но и в южном полушарии, где, по его представлению, берут начало истоки Нила. Индийский океан он представлял замкнутым бассейном, ограниченным с юга «Южной Неведомой землей». Географический труд Птолемея долго оставался неизвестным в средневековой Западной Европе: его впервые перевели к началу XV в. 

Карта Бианко не имеет, конечно, ни параллелей, ни меридианов, но из ее центра (который, однако, не совпадает с Иерусалимом, как на карте Санудо — Весконте) проведено восемь прямых линий через 45°. Весь массив суши окружен океаном, ограниченным круглой линией карты.

Карта Средней Европы Николая Кузанского была вычерчена с использованием новых географических данных. На ней показаны Пруссия, Польша, герцогство Литовское, Ливония. На северо-востоке карты — герцогство Московии, южнее — Белоруссия или Московия; в юго-восточном углу — Тартария. На карте кроме рек, текущих в Балтийское море (оно названо «море Германское»), показаны горы и леса. Несомненно, эта карта была использована польским историком Яном Длугошем при работе над «Хорографией государства Польского», законченной к 1480 г.

Карта монаха из монастыря Сан-Мурано (вблизи Венеции) Фра-Мауро, как говорилось, была составлена по инициативе португальского короля Аффонсу, который предоставлял сенату Венеции сведения о португальских открытиях у берегов Африки и о ее внутренних районах.

О географии Африки на Карте Фра-Мауро говорилось в предшествующем очерке. Здесь остановимся на краткой характеристике всей карты. Эта карта имеет круглую форму, ее диаметр около 1 м 96 см. Ориентирована она по примеру карты арабского географа XII в. Идриси — по югу (он помещен наверху карты). Карта имеет весьма подробно вычерченную береговую линию, особенно на юге и западе Европы и западе Африки. На этой карте нашли отражение географические сведения об Азии Марко Поло и других средневековых путешественников. Африка показана в виде треугольника, который заканчивается на юго-востоке треугольным островом Диаб; на западе материка показан глубоко вдающийся Эфиопский залив. На Карте Фра-Мауро в отличие от карт Идриси и Бианко более правильно показан Индийский океан (он назван Индийским морем), занимающий значительное пространство между восточным берегом Африки и южным берегом Азии. В океане у берегов Азии показаны два отдельных острова: Сайлам и восточнее — Тапробана.

Полушария глобуса Мартина Бехайма (1492 г.)

Немецкий ученый Мартин Бехайм изготовил в 1492 г. в городе Нюрнберге модель земного шара в виде глобуса диаметром 54 см. Он назвал его «Земным яблоком». Глобус дает яркое представление о географических взглядах западно-европейцев, о распределении материков и океанов до открытия Америки. На рисунке показаны контуры материков двух полушарий глобуса, наложенные на современную карту.

Часть Африки, лежащая в южном полушарии, слишком далеко загнута на юго-восток, а остров Мадагаскар показан на долготе Западной Австралии. Массив суши от западных берегов Европы до восточного мыса Азии слишком вытянут по долготе: почти на 240° вместо 140° в действительности. Остров Тапробана помещен на долготе Филиппинских островов, между Северным тропиком и экватором.

Как и на картах Генриха Мартелла и Паоло Тосканелли, между западными берегами Африки и островом Чипангу (Япония) показано океаническое пространство, протянувшееся примерно на 120° по долготе. Сам остров Чипангу обозначен в долготах Мексиканского нагорья, протянувшись в тропических широтах до экватора (в действительности Японские острова лежат севернее 32° с. ш.).

На глобусе Бехайма имеется ряд надписей, где сообщается, что автор использовал «Географию» Птолемея, «Книгу Марко Поло» и сведения, полученные португальскими моряками, совершавшими плавания вдоль западных берегов Африки.

В Европе достаточно точно показаны берега Средиземного моря (несомненно, взятые с итальянских карт-портоланов), Британские острова, Балтийское море, Скандинавский полуостров и др. На карте Восточной Европы и Северной Азии мы можем увидеть такие реки, как Днепр, Дон, Волга, показана даже излучина между нижними течениями этих рек. Можно прочесть названия: «Пермия», «Россия Сарматия», «Россия Негра», «Сарматия Сибирская», «Тартария» и др. (В отличие от карты Бианко здесь нет изображения рая.)

На Карте Фра-Мауро не было ни компасных линий, ни сетки координат, тем не менее она поражает достаточной точностью изображений многих географических объектов. Кроме того, на самой карте в целом ряде мест имеются объяснительные надписи.

Карта мира Генриха Мартелла. Эта карта стала известна в 1959 г., когда она поступила из частной коллекции в библиотеку Йельского университета (США). Ее размеры 1,8Х 1,2 м. Она составлена в так называемой псевдоконической проекции Птолемея (позднее, в 1507 г., использованной Мартином Вальдзеемюллером). Исследователи считают, что она составлена после плавания португальца Б. Диаша, открывшего южную оконечность Африки, но до экспедиции Васко да Гамы 1497—1498 гг., на том основании, что на карте показан мыс Доброй Надежды, но полуостров Индостан изображен в виде большого острова. Протяженность ойкумены от западных берегов Африки и Европы до восточных берегов Азии около 250°. На востоке показан остров Сипангу (Чипангу — Марко Поло), лежащий в тропических широтах, т. е. южнее, чем его действительное местонахождение.

Контуры материков, в частности берегов Южной и Юго-Восточной Азии, очень близки к изображению на глобусе Мартина Бехайма 1492 г. Это позволяет предположить, что в основе карты Мартелла и глобуса Бехайма лежит какой-то неизвестный нам источник. Возможно, что этот источник был знаком и Колумбу, так как он в одном из своих писем испанским королям пишет о некоей «карте мира». Известный   английский исследователь,  специалист по средневековым  картам Р. А. Скелтон, считает, что «карта Мартелла представляет собой недостающее звено в истории первого плавания Колумба». Советский ученый М. А. Коган высказал мысль о том, что, возможно, фамилия Мартелл — это калька немецкого слова «хаммер» (молот), каким обозначалась подлинная фамилия картографа. Карта окрашена в разные цвета и богато орнаментирована, что говорит о создании ее в итальянском городе Генуе, известном центре картографии того времени.

Фра-Мауро критикует Птолемея за неточность изображения малоизвестных районов ойкумены, считая, что лучше точно показать географические объекты по свидетельству людей, знакомых с ними, чем показывать их приблизительно с помощью параллелей и меридианов. Большая настенная Карта Фра-Мауро была высоко оценена современниками (в честь нее в Венеции была даже выбита золотая медаль), однако выполненная всего в двух рукописных экземплярах, сохранившихся до наших дней, она долго оставалась вне поля зрения позднейших картографов.

Таким образом, в рассматриваемую нами эпоху раннего гуманизма, как предшественницу эпохи Великих географических открытий, идеи картографических проекций Птолемея не сразу завоевали признание. Однако развивающаяся сухопутная и морская торговля уже не могла удовлетворяться ни планисферами, ни картами-портоланами, которые при всех своих положительных качествах не давали возможности точно обозначить местоположение объекта по широте и долготе.

Видимо, одними из первых карт известного к концу XV в. мира (до открытия Америки), построенных с помощью псевдоконической проекции Птолемея, явились дошедшие до нас две карты, вычерченные в Генуе немецким картографом Генрихом Мартеллом (латинская подпись на картах гласит: «Генрихус Мартеллус Германус»)30. Первая из карт, датируемая примерно 1486 — 1489 гг., хранится в Британском музее как приложение к латинскому списку «Географии» Птолемея. Ее размеры: 47 X 30 см. Старый Свет на ней, как и у Птолемея, вытянут по долготе на 180°. Контуры полуостровов и заливов Южной Европы и Южной Азии (например, Аравийского полуострова, Красного моря, Персидского залива), так же как и координаты многих пунктов, идентичны с этими объектами на картах Птолемея. Вместо Индостана изображен большой остров Тапробана, а на юго-востоке Азии обозначены два выступа (как прообраз Индокитая), заходящие к югу от экватора. Но в отличие от карты Птолемея у Мартелла этот крайний юго-восточный выступ Азии показан длинным полуостровом, достигающим тропических широт южного полушария (в то время, как у Птолемея юго-восточный выступ Азии соединяется с северным берегом Южной Неведомой Земли, замыкающей с юга Индийский океан и примыкающей к восточным берегам Африки)31.

Западный берег Африки на карте Мартелла изображен достаточно правильно, но его южная половина слишком отклонена на юго-восток, острова Мадагаскара нет. М. А. Коган 32 считает, что карта составлена до плавания Бартоломеу Диаша, обогнувшего Африку в 1487 — 1488 гг., в результате чего южные районы Африканского материка показаны проблематично.

Вторая карта Мартелла стала известна в 1959 г. Она поступила в библиотеку Йельского университета из частной коллекции. Проекция этой карты также псевдоконическая, как и на первой карте (и как на карте Мартина Вальдзеемюллера 1507 г., о которой будет сказано ниже). Карта большая: 1,8 м X 1,2 м. На ней уже показан мыс Доброй Надежды, но полуостров Индостан продолжает изображаться большим островом. Карту можно отнести к 1489—1490 гг., т. е. ко времени после плавания Бартоломеу Диаша, но до экспедиции вокруг Африки в Индию Васко да Гамы (1497— 1498 гг.)33.

В отличие от первой карты Мартелла здесь протяженность ойкумены с запада на восток увеличена до 250° (т. е. дана по Марину Тирскому, которого критиковал Птолемей). Остров Сипангу (или «Чипангу» Марко Поло) показан лежащим вблизи восточных берегов Азии в тропических широтах северного полушария. В отличие от общей карты Птолемея и его карты Восточной Азии (где северные и восточные окраины ограничены рамками карты) на картах Мартелла вычерчены (конечно, проблематично) азиатские северные и восточные берега.

Северный тропик на карте проведен достаточно правильно: он проходит через город Сиену (на Ниле) и через начало Персидского залива, экватор же показан на 10° севернее, чем следует. По мнению исследователей, эта вторая карта Мартелла является очень важной, так как представляет собой недостающее звено в истории первого плавания Колумба. Мы же добавим, что контуры материков, в частности берегов Южной и Юго-Восточной Азии, на этой карте весьма близки к изображению на глобусе Мартина Бехайма34. Возникает вопрос, почему же почти идентичны карта Мартелла и глобус Бехайма? Не исключено, что Бехайм, находясь в Португалии (он жил в этой стране и плавал вдоль западных берегов Африки вместе с Диогу Кана в 1485—1486 гг.), мог познакомиться с картой Мартелла или с тем источником, которым пользовался и Бехайм и Мартелл, так же как и Христофор Колумб, который в дневнике первого плавания определенно писал, что он «видит карту мира».

Карта Хуана де ла Косы 1500 г.

Карта Хуана де ла Косы (ок. 1500 г.)

Карта мира, составленная спутником Христофора Колумба в его двух плаваниях (в 1492 и 1493 гг.) и участником экспедиции Алонсо де Охеды и Америго Веспуччи 1499 г. баска Хуана де ла Косы, интересна во многих отношениях. Прежде всего это первая карта, на которой сделана попытка изобразить не только массивы суши в виде Африки, Европы и Азии (получившие отображение на многих средневековых картах), но и земли, открытые испанскими конкистадорами к западу от Атлантического океана. В отличие от карт XV в., ориентированных по востоку (Бианко), югу (Фра-Мауро) или северу (Мартелл), эта карта ориентирована по западу, т. е. западный район известного мира изображается в верхней части карты. Здесь помещается икона св. Христофора, переходящего реку и несущего на плечах ребенка (символ Христа). Как известно, греческое имя Христофор означает «несущий Христа»; икона помещена, вероятно, в знак того, что начало открытий всех этих земель положил Христофор Колумб.

Карта построена с использованием компасных линий и роз ветров; одновременно с этим на ней проведены линии экватора и Северного тропика. Две эти линии (проведенные вертикально) пересекаются линией меридионального направления, так называемой демаркационной линией, проведенной по указанию папы римского Александра VI в 1493 г. в качестве границы испанских и португальских владений. Здесь же надпись: «Море-океан». Интересно отметить, что острова Центральной Америки и побережья Северной и Южной Америки (без этих названий, конечно) показаны в более крупном масштабе, чем все остальные территории, что делает эту карту мира Хуана де ла Косы собственно двумя картами. Однако западная (верхняя) часть карты с ее островами и побережьями объединена одной системой компасных линий с изображением западных районов Европы и Северной Африки. Так, из 16 роз ветров 11 приходятся на новооткрытые земли, а пять — на Атлантику, Сахару и Гибралтарский пролив. В пределах Африки, Европы и Азии, вычерченных по разным источникам, находится вторая система 16 роз ветров с расходящимися из них компасными линиями.

Наиболее подробно показаны Средиземное и Черное моря, видимо вычерченные с карты-портолана Весконте 1311 г. Если на территории Северной и Южной Америки показаны только реки и мысы с заливами, то на карте Африки, Европы и Азии мы видим много подробностей в виде башен, монастырей, фигур всадников и т. д.

Исследователи давно обратили внимание на то, что на карте ла Косы Куба изображена в виде острова, хотя известно, что ла Коса в нотариальном акте, составленном Колумбом во время второго плавания, присягнул в том, что Куба — это часть Азиатского материка. У восточного выступа Южной Америки помещена надпись: «Этот мыс открыт для Кастилии в 1499 г. Висенте (Никсоном)». К северо-востоку от Кубы помещен берег воображаемого материка, под которым надпись: «Море, открытое англичанами» (речь идет, видимо, об открытии Каботов). Но ла Коса не знал еще Мексиканского залива, так как в то время не был открыт полуостров Флорида, отделяющий этот залив от Атлантического океана.

Среди ряда ученых существует мнение, что Хуан де ла Коса впервые высказал предположение, что лежащий южнее Кубы массив суши, протягивающийся в южное полушарие, не относится к Азии, а представляет собой самостоятельный материк.

Таковы были виды картографических изображений известной к концу XV в. поверхности земного шара накануне плаваний Колумба и других моряков, географические открытия которых привели к коренной перестройке не только всей системы географических представлений о расположении материков и океанов, но и способов изображения их на картах. Как мы говорили, для вычерчивания на плоскости сферической поверхности Земли уже не могли служить ни планисферы, ни карты, построенные с использованием компасных линий. Если произвольная псевдоконическая проекция Птолемея в начале XVI в., как показывает Ю. С. Фролов, была применена Мартином Вальдзеемюллером для изображения всей суши и океана на карте (приложенной в 1507 г. к его сочинению «Введение в космографию»), на которой впервые было дано название Америка, а позднее была использована Петром Апианом (1520 г.), то в дальнейшем от нее пришлось отказаться35.

Но надо сказать, что картографы не сразу отказались от составления карт по принципу карт-портоланов, т. е. с использованием компасных линий. Так, известный картограф конца XV в., участник двух плаваний Колумба и экспедиции Охеды 1499 г. баск Хуан де Ла Коса составил к 1500 г. мировую карту на основе роз ветров. Он провел на ней только линии экватора и Северного тропика, которые пересекаются меридианом 38° (?), совпадающим с «демаркационной линией» между владениями Португалии и Кастилии, предложенной папской буллой 1493 г. На этой карте впервые были изображены все новооткрытые земли — острова и побережья Южной и Северной Америки (без этих названий, конечно)36.

Известно также, что Олаус Магнус свою «Морскую карту» 1539 г. также вычертил при помощи роз ветров и компасных линий 37, но с использованием сетки координат Птолемея, выведя градусные обозначения широт и долгот за рамки карты. На его карте отмечены также и «климаты», т. е. полосы с максимальной продолжительностью летнего дня, заимствованные у Птолемея. На тех же принципах была вычерчена и «Карта Московии» 1525 г. Баттисты Аньезе 38. Все это говорит о том, что привычные, «старые» методы построения карт не сразу отступили под натиском новых веяний в науке. Ведь только во второй половине XVI в. ученые начинают разрабатывать новые картографические проекции, стремясь избежать тех искажений, которые возникают при попытке перенесения сферической поверхности Земли на плоскость. Среди ученых XVI в. наибольшая роль в этом принадлежит выдающимся фламандским ученым Герарду Меркатору (1515— 1594) и Абрааму Ортелию (1527—1598), деятельность которых знаменует совершенно особый этап в истории развития географии и картографии, лежащий уже за пределами того времени, которое мы отнесли к западноевропейскому средневековью.

Заканчивая рассмотрение  особенностей средневековой  западноевропейской географии, мы должны подчеркнуть, что середина XV в. может быть принята как время ее завершения на основании ряда фактов. В эти годы были созданы последние круглые планисферы (Бианко, 1436, Фра-Мауро, 1457—1459), выполненные без сетки координат и без компасных линий; впервые были вычерчены с использованием принципов проекций Птолемея карты Средней Европы (Николая Кузанского, ок. 1450—1463 гг.) и Северной Европы (Клауса Нитера, 1427—1467 гг.), став образцами карт подобного рода; в эти годы была завершена последняя португальская экспедиция, организованная принцем Энрики (в 1461 —1462 гг.), выполненная моряком Педру ди Синтрой и описанная Кадамостой, которая обнаружила, что африканский берег резко поворачивает на восток, что было воспринято как близкое достижение «царства священника Иоанна».

Последующая эпоха, получившая наименование времени Великих географических открытий и ставшая этапом коренной перестройки всей системы географических представлений, была подготовлена всем ходом эволюции средневековой географии Западной Европы, без которой она была бы невозможной: процесс познания природы нашей планеты осуществляется путем смены одной парадигмы другой парадигмой, возникающей на новой, качественно отличной ступени развития человеческой культуры.

Примечания:

29 Цветная копия карты Андрея Бианко помещена в кн.: Л. Репина «Сквозь ярость бурь» (1983). Она названа «Картой мира, сделанной в 1436 году». Мы обращаем внимание на ошибочность подписи под картой, гласящей, что «...плоской пока еще представляется Земля человеку...», так как к середине XV в. в Западной Европе никто из ученых не сомневался в шарообразности Земли, а изображение Земли в виде диска было способом изображения этой поверхности без использования сетки координат. Черно-белая схема карты Бианко имеется у Лиолта (1948. С. 41. Рис. 21), Быковского (1928. С. 76); фрагмент карты, показывающий Африку, см. у Кремера (Кramer, 1978).
30 Репродукция карты Генриха Мартелла приводится у ряда авторов. См.: Nordensk jolа, 1897. Р. 123; Skelton, 1958. Р. 30. См. также: Bagrow L. Geschichte der Kartographie. Berlin, 1951. 8. 40.
31 Уменьшенную репродукцию карты мира Птолемея см.: Атлас истории географических открытий. 1959. С. 9. По мнению Ю. С. Фролова (1963), дата этой карты в «Атласе» — 1473 г. является ошибочной, так как оба издания «Географии» Птолемея этого года имеют карту в конической, а не в псевдоконической проекции, которая приведена в «Атласе».
32 В статье М. А. Когана (1965) дается анализ и схема второй карты мира Генриха Мартелла, которая хранится в Йельском университете. Анализ карты см. также: Коган М. А. Смелые мореходы средневековья — норманны. Л., 1967.
33 Схема карты кроме статьи М. А. Когана (1965) помещена в статье Афанасьева и Когана (1964). Видимо, фрагмент той же карты, касающийся Африки, помещен в «Атласе» (1969. С. 59. Рис. в). Под картой стоит ошибочная подпись «Г. М. Герман». Правильнее было бы сказать: «Африка на карте мира Генриха Мартеллуса Германуса». Схема (эскиз) той же карты приведена в «Очерках по истории географических открытий» И. П. Магидовича (1949. С. 112. Рис. 25), но она названа «Португальской картой мира 1490 года» (?). Эта же схема с той же подписью повторно дана в «Очерках...» Магидовичей (1982. С. 254).
34 Изображение полушарий глобуса Мартина Бехайма 1492 г. см. у многих авторов, например, у Лелевеля (Lelewel, 1850), Норденшельда (Nordenscjold, 1889), Мюра (Мurr, 1798), Хеннига (1963. Т. IV. Рис. 2, как репродукция из «Факсимиле-Атласа» Норденшельда, 1889) и др. Описание глобуса Бехайма дается Мюром (Мurr, 1798. Р. 289—384), Маррисом (Мurris, 1943. Р. 1—2).
35 Следует сказать, что от проекции Вальдзеемюллера — Апиана пришлось отказаться, так же как и от конической проекции Птолемея, которая впервые для изображения «всего света» была использована Яном Рюишем в 1508 г., так как они давали очень большие искажения в периферийных районах карт. Попутно отметим, что И. П. Магидович (1949) ошибочно транскрибировал фамилию Рюиша как «Рейск». Ее написание — Ruysch — приводит Лелевель (1850).
36 На карте Хуана де Ла-Косы вдоль берега нового материка южнее экватора надпись: «Этот мыс открыт для Кастилии в 1499 г. Винсентом (Янсоном Пинсоном)»; к северу от Северного тропика у берега материка надпись: «Море, открытое англичанами». Факсимиле карты Ла-Косы см.: Я. Эрдёди (1985. С. 96—97, вклейка); фрагмент этой карты см.: Vidal-Lablache. Atlas general. Paris, 1928. Р. 32. В. 1502 г. была обнародована еще одна карта новооткрытых земель на западе Атлантического океана, которая известна как «Карта Кантино». Как предполагает Кроун (Сгопе, 1978), она была подарена неким Альберто Кантино герцогу Феррары д'Эсте, а ее копия, сделанная Николо де Кавери в 1505—1506 гг., послужила основой для карты мира Вальдзеемюллера, о которой упоминалось выше. См.: Постников, 1985.
37 См.: Савельева, 1983. Гл. 3, факсимиле карты. С. 32—33; см. также: Савельева, 1973. С. 59—88. Рецензенты А. А. Катуха и Т. М. Петрова (Изв. ВГО. Т. 116. 1984. В. 4), оценивая выход в свет книги К. А. Савельевой об Олаусе Магнусе как факт весьма положительный, одновременно отмечают в книге досадные ошибки автора. Например, утверждение, будто Птолемей помещал Северный полюс под 70° с. ш.; некорректное сопоставление долгот отдельных пунктов на «Морской карте» с их истинным значением, так как они имеют разные начала отсчета: Олаус Магнус вслед за Птолемеем принимал за начальный меридиан Канарских островов, на современных же картах счет долгот идет от Гринвича; неосторожное использование термина «клима¬тические пояса», который у современного читателя ассоциируется с проявлением географического закона зональности, а на «Морской карте» показаны «климаты», понимаемые античными учеными как полосы, отличающиеся друг от друга продолжительностью летнего дня на 0,5 часа; упрощенное представление о соединении Гренландии со Скандинавским полуостровом и др.
38 Схема карты Баттисты Аньезе помещена у Лиодта (1948. С. 65. Рис. 32). Попутно отметим неправильное написание фамилии Аньезе, как «Агнезе», так как итальянское произношение «ц» и «п», стоящих рядом, дает звун «нь».



Реклама