Развитие географических знания в эпоху поздней схоластики в 13-14 вв.


 

 

Мы  уже говорили,  что  эпоха  поздней  схоластики в истории географии средневековой Западной Европы должна быть отнесена ко второму уровню (периоду) истории географического познания Земли. Для него прежде  всего  характерно  значительное  расширение пространственного кругозора, и в первую очередь в восточном и юго-восточном направлениях. Эта эпоха была этапом накопления нового фактического географического материала и временем эмпирических исследований с применением аналитического метода. Эпоха поздней схоластики в западноевропейской средневековой науке отличается целым рядом важных исторических и культурных событий, которые наряду с социальными и экономическими факторами оказали большое влияние на развитие географических  знаний  в  государствах Западной   Европы. Именно к  этой эпохе относится возобновление торговых связей по древнему  Великому  так  называемому  шелковому  пути  между  переднеазиатскими и средиземноморскими странами, с одной стороны, и с Китаем, его восточными провинциями, — с другой. По системе торговых дорог, пересекающих территории Средней и   Центральной Азии, из далекого  Китая с помощью многих посредников шли  в Европу различные товары, прежде всего шелковые ткани, металлические предметы, изделия художественных промыслов. В Китай же  верблюжьи   караваны везли благовония,  драгоценные камни, изделия из стекла...

Среди исторических событий этой эпохи необходимо назвать следующие: 1) монгольские нашествия на страны Средней и Передней Азии (1221 —1222 гг.) и Восточной Европы (1242 г.), которые вызвали дипломатические миссии и торговые путешествия представителей европейских государств (и частных лиц) в ставку монгольских ханов, захвативших к тому времени обширные области Восточной и Центральной Азии. Эти путешествия способствовали накоплению огромного количества ценных географических сведений об этих странах, а также об областях Южной и Юго-Восточной Азии; 2) продолжение крестовых походов в Переднюю Азию, захват крестоносцами в 1204 г. Константинополя и создание Латинской империи, просуществовавшей 50 лет, из которой в Западную Европу стали поступать рукописи древнегреческих классиков.

Среди культурных событий следует отметить: 1) открытие в ряде городов Западной Европы новых университетов: Кэмбриджского (1209), Падуанского (1222), Неаполитанского (1224), Са-ламанкского (1227) и др.; 2) возникновение переводческих центров в городах Палермо (Сицилия) и Толедо (Испания), где впервые с арабского на латинский стали переводиться философские и естественнонаучные сочинения арабоязычных авторов, в том числе Ибн-Сины и Ибн-Рушда; 3) выход в свет трудов крупных западноевропейских ученых-схоластов Альберта Больштедтского, Матвея Парижского, Рожера Бэкона, Раймонда Луллия и некоторых других, внесших большой вклад в развивающееся естествознание, что способствовало возрождению в Западной Европе некоторых географических идей античного времени.

Прежде чем познакомиться с результатами путешествий европейцев в страны Азии, вернемся к географическим открытиям в Северной Атлантике и завершим рассмотрение тех вопросов, которые поднимались в предшествующих очерках.

Как сообщает некто Бьерн Йонссон (1574—1656) на основании рукописной книги «Заусбок» (ок. 1300 г.), один из гренландских священников, по имени Халдор, из поселения гардар (на юго-западном побережье Гренландии, почти у 61° с. ш.), где находилась резиденция гренландского епископа, в своем письме знакомому капеллану Арнальду сообщал об одной интересной экспедиции норманнов в высокие широты вдоль западных берегов огромного острова. Во время этого плавания путешественники заметили в большом количестве промысловых животных — белых медведей, тюленей и моржей. По словам моряков, они достигли таких широт, где уже не было населения (эскимосов), и зашли в какой-то крупный залив (исследователи предполагают, что это мог быть Баффи-нов залив), к югу от которого на суше можно было видеть глетчеры. Как сообщалось в письме, норманны побывали в таких широтах, где «солнце в полдень стояло так высоко, что тень от борта судна, обращенного к солнцу, падала на лицо человека, лежащего в шестивесельной лодке поперек борта. В полночь же солнце поднималось, как дома, когда стоит на северо-западе» (Хенниг, 1962. Т. III. С. 78). По сообщению священника Халдора, это происходило в 1266 г. и крайним пунктом, которого достигли моряки, был Кроксфьордархейдр. По мнению ряда ученых, судя по приводимым астрономическим данным, моряки достигли 71 или 74° с. ш., иначе говоря, побывали у пролива Джонс или Смит 1.

Герефордская карта мира

Герефордская карта мира (1260 г.)

Эта карта размером 265х134 см находится в алтаре кафедрального собора города Герефорда (на реке Уайт, в Англии, к северу от Бристольского залива). Она была создана к 1260 г. аббатом монастыря Ричардсом Хэлдингемом на пергаменте в красках. В отличие от раннесредневековых монастырских карт, небольших по размерам и служивших лишь иллюстрациями для библейских рассказов, Герефордская карта снабжена богатой легендой и отличается тонким рисунком и географическими подробностями, особенно для государств Западной Европы. На ней разными красками помечены важнейшие церковные и торговые центры, реки, горы, селения (действительные и мнимые). В малоизвестных районах Азии и Африки показаны разные звери, чудовища и диковинки. Кое-где в Азии изображены люди, имеющие только одну ногу с огромной ступней, которая служит им вместо зонтика для защиты от дождя; другие не имеют головы, а рот и глаза у них помещены на груди и т. п. Отзвуками тотемизма являются многочисленные фигурки людей с головами птиц и животных. В разных местах карты имеются надписи мифического и библейского содержания. Несмотря на это, Герефордская карта и ей подобные произведения стали источниками географических знаний. Обратим внимание на то, что на карте уже нет Т-образного раздела между материками, достаточно четко просматриваются контуры Средиземного и Эгейского морей, есть даже намек на Черное море с впадающими в него реками. На юго-востоке обозначен Аравийский полуостров и омывающие его Красное море и Персидский залив. В центре карты изображен Иерусалим, что искажает соотношение между площадями материков. В верхней части карты, ш пределами круга, — библейский рай. По внешнему кругу карты на равном расстоянии друг от друга нанесены 12 изображений фигурок ветров с краткой характеристикой каждого из них, заимствованной из «Этимологии» Исидора Севильского.

На фрагменте центральной части карты, ориентированной по востоку, мы видим Палестину с множеством городов и крепостей, в том числе Иерусалим. Над ним изображение распятого на кресте Иисуса Христа. Выше показаны стены Вавилона и библейская Вавилонская башня, стоящая на реке Евфрат, текущей в Персидский залив (этого названия на карте нет). Палестина ограничена справа и слева, т. е. с севера и юга, заливами: левый — это Исский залив, на берегах которого показаны города Никополис, Амертес и др. Вдоль Исского залива тянутся горы на восток (Тавр?). По побережью Средиземного моря также изображены города (Тир, Библ и др.). В Средиземном море — острова, в том числе Кипр, около которого изображена женская фигура с рыбьим хвостом... Здесь надпись: «Средиземное море».

Изображение дается без масштаба. Как пишет К. А. Салищев (1976), автор карты Ричард Хелдинхем неизбежно сталкивался с отсутствием материала для большей части созданной им карты, что вынуждало его пустое пространство заполнять изображениями удивительных зверей и всевозможных диковин.

Исследования, проведенные английским ученым Тоблером, показали, что не все части Герефордской карты так фантастичны, как ее центральная часть. В западных участках, лучше известных ученым XIII в. (где можно было использовать итенерарии), изображения более верны. Сравнив с помощью ЭВМ координаты 155 положений на карте с соответствующими широтами и долготами, Тоблер получил высокий процент сходимости (78 и 84%). Он пришел к выводу, что расстояния и направления между известными пунктами не сильно расходились с реальными данными.

Сами астрономические данные, сообщаемые Халдором, Р. Хенниг оценивает как проявление «стремления к максимальной научной точности» при определении широтного положения корабля. Надо сказать, что попытки определения широты при помощи данных о точке солнцестояния и длине гномона с давних пор проводились исландцами. История исландской культуры знает некоего «Звездного Одди» (жившего ок. 1000 г.), который, живя в Северной Исландии и занимаясь рыбной ловлей, использовал досуг для астрономических наблюдений, в частности за высотой Солнца в точках солнцестояния.

Мы хотим подчеркнуть, что поскольку белых медведей можно было встретить чаще на севере Гренландии, чем на юге, то в XIII в. утвердилось мнение, будто Гренландия связана с Европой. В диалоге, помещенном в замечательном письменном произведении XIII в. «Королевское Зерцало» (ок. 1240 г.), говорится о том, что Гренландия не может быть островом, поскольку там водятся белые медведи, песцы, полярные зайцы и другие звери, которые могли попасть туда только с Европейского материка. Так утвердилось мнение, продержавшееся до XVII и даже XVIII вв., будто Гренландия может быть только полуостровом Европы.

Как было отмечено выше, одним из факторов, способствующих расширению пространственного кругозора деятелей западноевропейского раннего средневековья в XIII в., были монгольские завоевания. Результатом такого рода путешествий — сухопутных и морских — были подробные отчеты или даже книги, в которых содержался значительный географический материал. При этом встречавшиеся ранее в позднеантичных сочинениях Солина или Исидора фантастические сведения о чудовищных людях или небывалых Природных явлениях постепенно вытеснялись реальными данными, которые воспринимались в феодальной Европе как чудеса, свойственные далеким странам.

О западноевропейских путешествиях на Восток в XIII в. существует достаточно обширная литература как на русском, так и на иностранных языках, что позволяет нам не останавливаться на описании самих маршрутов, а осветить основные результаты каждого из этих путешествий — сухопутных или океанических.

Проповедь крестового похода против монголов

Как известно, именно в XIII в. в Азии возникла мощная раннефеодальная империя монголов, под завоевательными ударами которых пали многие государства. «Завоевания монголами Средней Азии в 1219—1221 гг., — писали Б. Д. Греков и А. Ю. Якубович в книге «Золотая Орда и ее падение» (1950), — поход Джебе и Субедея в Северный Иран, на Кавказ и в Юго-Восточную Европу (1222— 1224) произвели на умы современников столь сильное впечатление, что в 20—30-х годах XIII в. о нашествии монголов («татар») говорили во всех странах Средней Азии, Северной Африки и Европы как о величайшем несчастье, постигшем тогдашний мир».

После курултая монгольских князей в 1235 г. монголы предприняли свой второй поход на Запад во главе с внуком Чингисхана — Бату (Батый русских летописей). В 1236 г. ими были завоеваны обширные пространства между нижними течениями Волги и Днепра, земли волжских булгар, Крым, Кавказ. В 1238 г. началось покорение русских княжеств — пали Рязань, Владимир и многие другие города, в 1240 г. был разорен Киев. Затем монголы вторглись в Польшу, Силезию и Моравию... В 1242 г., дойдя до Адриатики, монголы прервали свой поход и устремились назад. А. С. Пушкин писал о значении подвига России в истории спасения европейских народов от монгольского ига: «России определено было великое предназначение... Ее необозримые равнины поглотили силу монголов и остановили их нашествие на самом краю Европы. Варвары не осмелились оставить у себя в тылу порабощенную Русь и возвратились в степи своего востока. Образующееся просвещение было спасено растерзанной и издыхающей Россией (Пушкин, 1950. С. 240).

Хотя монголы ушли из Европы, но страх перед возможностью их нового нашествия остался. Проповедь крестового похода против монголов не дала ожидаемых результатов. Энергичный римский папа Иннокентий IV (избранный в 1243 г. вместо умершего Григория IX) решил выяснить, не собираются ли монголы в новый поход на Европу. С этой целью он направил к монголам официальную миссию с поручением попытаться обратить монгольского хана в христианство. Таким образом, у духовной миссии был поставлен один из основателей монашеского ордена францисканцев, 64-летний Джованни Плано Карпини; в состав миссии входили Бенедикт Полек из  Вроцлава и  Стефан из Богемии (последний вернулся обратно, дойдя только до Киева).

Миссия, снабженная письмом папы, выехала из французского города Лиона в апреле 1245 г. Трудное путешествие длилось более двух лет. Путь шел через Францию и Польшу, затем через Киев и Переяславль, далее по Днепру, через степи Нижнего Дона до ставки хана Батыя на Нижней Волге (вблизи современной Астрахани). Но Батый не принял письмо, адресованное Великому хану, и отправил посольство дальше на восток, в Монголию. Это заставило Плано Карпини и его спутника пройти севернее Каспийского и южнее Аральского морей, через Ургенч в низовье Амударьи, пересечь реки Сырдарью, Талас и Или и через горные перевалы достичь Центральной Монголии. В июле следующего 1246 г. миссия достигла летней резиденции Великого хана — Сыр-Орды, лежавшей к северо-западу от города Каракорума, основанного Чингисханом в 1220 г. на левом берегу верхнего Орхона. Здесь Карпини и его спутник прожили четыре месяца и присутствовали при возведении на престол нового Великого хана — Гуюка.

Только в ноябре 1246 г. после получения ответного письма хана, составленного на монгольском, персидском и арабском языках, миссия была отпущена домой. Обратный путь Карпини совершил через те же пункты и осенью 1247 г. представил папе римскому письмо хана и свой отчет о путешествии, написанный на латинском языке в виде большой книги, названной «Исторической запиской» (в историко-географической литературе книга известна как «История монгалов»). Труд Карпини был широко известен в XIII в. и существовал во многих рукописных списках. Некоторые главы сочинения вместе с некоторыми подробностями, заимствованными из рассказа спутника Карпини — Бенедикта, были включены в «Историческое Зерцало» французского энциклопедиста Винсента из Бовэ, дополнив тем самым содержащееся в них географическое описание ойкумены, в основном составленное по «Этимологиям» Исидора Севильского. Этот труд Винсента из Бовэ пользовался большой популярностью в средневековой Западной Европе, и его географические главы были использованы древнескандинавскими авторами XIII в. при составлении хорографического раздела сочинения, получившего в историографии название «Руководство».

Возвращаясь к сочинению Карпини, следует сказать, что оно является одним из важнейших документов того времени по истории монголов. Труд высоко оценивается и историко-географами. В нем содержатся сведения по географии и этнографии тех стран, которые посетил сам итальянский миссионер (хотя чисто географических данных в нем содержится значительно меньше, чем в произведениях путешественников по Центральной Азии конца XIII — начала XIV в.). Интересны сведения Карпини и о районах, где он сам не был, но о которых писал по слухам. Так, например, он пишет, что с севера Татарская земля окружена Морем-Океаном, многие монголы (татары) в своих набегах доходят до «самов» и берегов Ледовитого океана...

Эбсторфская карта мира

Эбсторфская карта мира (1275—1280 гг.)

Эбсторфская карта, как полагают ученые, была составлена в Эбсторфском монастыре (Нижняя Саксония, Люнебургская пустошь) Гервасиусом фон Тильбурном около 1284 г. (иногда называют более раннюю дату — 1240 г.). Ее создатель — высокообразованный рыцарь — много путешествовал, получил во владение мужской монастырь, где и начал с помощью монахов создавать карту. Ее размеры около 3,5 м в диаметре. Она выполнена в красках на листах пергамента общей площадью около 13 кв. м. Карта была помещена в алтаре монастыря. После преобразования монастыря в женский (1515 г.) карта была забыта и вновь обнаружена только в 30-х гг. XIX в. После реставрации карта хранилась в Государственном архиве Ганновера. В 1890 г. с нее была сделана цветная уменьшенная копия (размером 1,18X1,06 м), а в 1891 г. — одноцветная копия в размере оригинала. Восстановленные четыре копии карты, раскрашенные от руки, находятся в монастырях Эбсторфа, музеях Люнебурга и Кульмана и в Греции. Реставрированный подлинник погиб в Ганновере в октябре 1943 г.

Подобно другим монастырским картам, в ее центре расположен Иерусалим. Она показывает известный мир несколько подробнее, чем Герефордская карта. На карту нанесено много городов, церквей и монастырей; горные хребты показаны темными желтыми полосами, реки — голубыми линиями. На карте много надписей, изображений животных и пр. Но в отличие от Герефордской карты Африка занимает только крайний юго-западный сегмент, протягиваясь к востоку вдоль берегов Южной Азии. В верхней части карты (на востоке) помещена икона с ликом Христа, на западе Европы (внизу карты) изображены его ступни, а на севере и юге показаны ладони его рук. Это изображение символизирует, что Христос обнимает весь мир. На внешнем крае карты изображены 12 кружков с краткой характеристикой каждого ветра.

Подчеркнем,   что из сочинения   Карпини западно-европейцы впервые узнали настоящие названия  (пусть иногда искаженные) (К Восточно-Европейской равнины: Непер  (Днепр), Дон, Волга, Яшан (Яик — древнее название реки Урал) вместо тех, которые были  знакомы  им  из  античной литературы (Борисфен, Танаис,  и др.). Не раз Карпини говорил о жителях Русской земли. Иногда наряду с правдивыми данными Карпини сообщает и фантастические сведения, распространенные в эпоху средневековья и заимствованные из сочинений Исидора и Солина.

Вскоре после Карпини, в 1249 г., Каракорум посетил посол короля Людовика IX (Святого) французский монах Андрэ Лонжюмо. Отчет о его путешествии не сохранился, но упоминание о нем есть в сочинениях современников, в частности у Рубрука (о котором речь пойдет дальше) и в знаменитой энциклопедии французского ученого XIII в. монаха-доминиканца Винсента из Бовэ «Великом Зерцале»2.

Через три года после начала путешествия Лонжюмо Людовиком IX ко двору Великого хана была направлена еще одна миссия, состоявшая из священнослужителей другого ордена — миноритов. В ее задачу входило выяснение возможностей проповеди христианства среди монголов и, главное, установление реальных путей заключения с Великим ханом военного союза против ислама, иначе говоря, союза христианских крестоносцев с монголами в целях окончания затянувшейся войны в Палестине. Французский король считал эту миссию очень важной, так как он потерпел сильное поражение от «сарацин» во время крестового похода 1248 г.

В состав миссии вошли близкий ко двору короля фламандец Велем Рейсбрук (в литературе больше известный под французским именем Гильома Рубрука или под латинизированной формой его фамилии — Рубруквиста), энергичный и широко образованный человек, и трое его спутников (монах Бартоломео из Кремоны, клирик Гильом Госсель и переводчик, которого Рубрук называл «человеком божьим Тергеманном», или Абдуллой). Позднее в Константинополе Рубрук приобрел еще слугу Николая.

Перед путешествием Рубрук несколько лет провел на Ближнем Востоке, где он был послом Франции в городе Акке (Акре) на севере Палестины, откуда и начал свое путешествие в Китай. Интересно отметить, что в Париже с Рубруком встречался Рожер Бэкон, который использовал его сведения для географического обозрения современной ему центральной части Азии.

В южной части фрагмента Эбсторфской карты, ориентированной по востоку, показана северная половина Африки, сильно сжатая по сравнению с Южной Европой, занимающей остальную часть фрагмента. Волнистыми линиями изображено Средиземное море с рядом островов. Самый крупный из них — Сицилия. К северу от Сицилии мы видим Адриатическое море, отделяющее сильно суженный Балканский полуостров от Аппенинского, непомерно широкого. Восточнее Балканского полуострова узким заливом тянется Эгейское море, заполненное островами.

У нижнего края карты, севернее Гибралтарского пролива (этого названия на карте нет), изображены ступни Иисуса Христа (его лицо изображено в восточной части карты). У ног надпись: «До конца тверди пребываю» и «В милости все образую». На африканской части — надпись: «Африку, говорят, называют по одному из потомков Авраама и Хеттуры, который звался Ефер. Имеет она острова и провинции, положение которых и немногочисленные названия ты найдешь на изображении Земли, если потрудишься поискать».

Около Сицилии надпись: «Сицилия — от Сикела царя, брата Итала. Лежит она против Италии. Она еще называется Тринакрия (Трехвершинная) по трем горам. Жили здесь циклопы. На ней изобрели комедию». Западнее Сицилии показан остров «Сардиния, который зовется еще Сандальным, так как похож на ступню человека».

На карте Европы обозначены горы Пиренеи и Альпы, южнее Альп — надпись: «Лигурия». К Альпам примыкают Моравские горы, где берут начало реки Одра и Эльба. «Гора, где начинается Дунай, недалеко от той, где начинается Рейн». Эти горы автор именует «Нигра Сильва» (латинский перевод немецкого названия Шварцвальд — «Черный лес»).

Начав путешествие со своими спутниками в конце 1252 г., Рубрук в начале 1253 г. прибыл в Константинополь, в мае того же года отплыл в Крым, где высадился в порту Салдайя (современный Судак). Этот город был торговым центром на южном берегу Крымского полуострова. Двигаясь далее на север, он прошел Перекоп, южнорусские степи и вышел к реке Этиль (Волга) в районе Укека (современный Увек вблизи Саратова). Здесь путешественники встретились с монголом Сатраком, а позднее, в низовьях Волги, с ханом Золотой Орды Батыем. Последний, дав путешественникам проводников, отправил их в Монголию к хану Мункэ.

Рубрук и его спутники проделали долгий путь по Прикаспийской низменности, обошли с севера Аральское море, а озера Балхаш и Алаколь — с юга. Дальше их дорога шла, видимо, через Джунгарские ворота (горный проход между хребтами Джунгар-ский Алатау и Тарбагатай), по долине реки Черный Иртыш и вдоль подножий Монгольского Алтая в Центральную Азию. С конца 1253 по апрель 1254 г. Рубрук вынужден был кочевать вместе со ставкой хана и только после этого прибыл в столицу империи Каракорум. Он был единственным западноевропейцем того времени, который прожил около двух месяцев в этой столице и составил ее описание.

Сочинение Рубрука

Только в июне 1254 г. Рубрук получил письмо хана французскому королю, что позволило ему двинуться в обратный путь (Бартоломео остался при местной христианской церкви). Обратный путь Рубрука почти совпадал с его маршрутом путешествия к хану, но в Средней Азии он прошел севернее Балхаша, а после пересечения нижнего течения реки Этили прошел вдоль западного берега Каспия через Железные ворота (у Дербента). Через Шемаху, вдоль реки Араке, через Армянское нагорье и внутренние районы Малой Азии он вышел к побережью Средиземного моря и вернулся в Акку. Через год Рубрук написал отчет о путешествии, а его спутник Госсель доставил его во Францию королю.

Сочинение Рубрука было хорошо известно современникам и ходило во многих рукописях. Значение этого произведения, названного «Путешествием в Восточные страны», весьма велико в истории географических знаний средневековья. Оно содержит много важных географических сведений о посещенных Рубруком странах. В частности, он описал междуречье Дона и Волги (правда, в отличие от Карпини он называет Дон Танаисом, а Волгу — Этилией). Он писал, что Этилия вдвое больше Сены и разливается летом, подобно Нилу в Египте. Рубрук подтвердил, что Волга впадает в большое замкнутое озеро (которое он называет «Сиркан»), а вовсе не в залив Северного океана, как считали многие античные географы. Он писал, что «...брат Андрей (Лонжюмо. — А. Д.) лично обогнул его две стороны, именно южную и восточную, я же — две других, именно — северную при путешествии от Бату к Мангу-хану, и равным образом при возвращении, западную же при возвращении от Бату в Сирию» (1957. Гл. 20. С. 117-118). Далее он сообщал что это море можно обогнуть за 4 месяца, и возражал Исидору который утверждал, что это залив, выходящий из океана, «ибо оно нигде не прикасается к океану, но отовсюду окружено землей».

В другом месте Рубрук указывает, что к югу от Каспийского моря поднимаются «величайшие» Каспийские горы (Эльбрус — А. Д.), а далее (гл. 50) сообщает об Аланских горах, лежащих западнее Каспийского моря. В том месте, где горы близко подходят к морю, находятся «Железные ворота», построенные, согласно средневековому мнению, Александром Македонским для защиты Персии от варварских народов, и одноименный город Рубрук первым из западноевропейских писателей того времени отметил характерную черту рельефа Центральной Азии - наличие высокого нагорья. Такой вывод он сделал на основе собственных наблюдении над течениями азиатских рек, встретившихся ему на пути - Талаиса, Чу, Или, Черного Иртыша и др. По расспросным данным он описал некоторые государства Центральной и Восточной Азии и первым из европейцев указал на то, что «Катай» (Китай) прилегает на востоке к океану и что «серы» античных географов - это «катайцы» (китайцы). Рубрук сообщил некоторые сведения о народностях Восточной Сибири: о «керкисах» (енисейских киргизах — предках хакасов), «оренгаях» (урянхайцах - предках тувинцев) и др. Об оренгаях он сообщил такую деталь (гл 39 С. 154). «они зимой подвязывают под ноги отполированные кости и двигаются на них по замерзшему снегу и по льду с такой быстротой что ловят птиц и зверей» (т. е. пользуются лыжами)

В одной из глав своего сочинения он пишет, что «...еще много народов живет в северной стороне, поскольку им это позволяет холод». Заканчивает свое описание Севера Рубрук такой фразой: «Я осведомлялся о чудовищных людях, о которых рассказывали Исидор и Солин. Татары говорили мне, что никогда не видели ничего подобного (там же).

Это позволяет нам сделать вывод о том, что реальные географические факты уже начинали постепенно вытеснять в сознании людей того времени легендарные сведения.

Известный историк науки прошлого века Оскар Пешель очень высоко оценивал труд Рубрука, называя его «величайшим географическим шедевром средневековья», а английский исследователь Генри Юль склонен был ставить отчет Рубрука выше «Книги Марко Поло» 3.

Путешествие венецианца Марко Поло (1254-1324) в Китай и его возвращение оттуда морским путем было весьма крупным событием второй половины XIII в., которое способствовало огромному расширению пространственного кругозора западно-европейцев.

В отличие от миссий к Великому хану Плано Карпини, Лонжюмо и Рубрука, носивших дипломатический  и  разведывательный характер, путешествие Марко Поло было предприятием торгового назначения, хотя его отец и дядя и должны были выполнить дипломатическое поручение.

О путешествии Марко Поло, его географических и исторических результатах написано много сочинений в виде специальных исследований, научно-популярных книг, статей и разделов в сводных работах по истории путешествий. «Книга Марко Поло», или «Книга о разнообразии мира», неоднократно переиздавалась на многих языках и сопровождалась солидными комментариями. Не вдаваясь подробно в описания маршрутов дяди и отца Марко Поло, побывавших в Китае около 1263—1265 или 1264—1266 гг. и вернувшихся в Венецию в 1269 г., а также пути в Китай, куда отправились его отец и дядя в 1271 г., взяв с собой 17-летнего Марко, укажем, что это долгое путешествие началось в присредиземно-морском городе Акке и завершилось, по словам Марко, в столице Монгольской империи городе Ханбалыке (в переводе с монгольского название означает «город хана») через три с половиной года, т. е. в 1275 г. Во время этого путешествия венецианцы прошли через высокогорное плато Памир, природу которого позднее Марко Поло красочно описал в своей «Книге». Далее они прошли по старинному «шелковому пути», по которому издавна в Переднюю Азию и Южную Европу привозили из Восточного Китая знаменитые шелковые ткани.

карта шелкового пути

Трасса «шелкового» караванного пути, связывавшего страны Передней Азии с Китаем

Торговля по шёлковому пути

Система торговых дорог, с древних времен связывающих страны Передней Азии и Средиземноморья с Восточным Китаем, получила название «шелкового пути». По этому пути с помощью среднеазиатских и центрально-азиатских посредников из Китая на Запад поступали такие товары, как шелк, металлические изделия, керамика и произведения художественных промыслов, покрытые лаком. В обратном направлении верблюжьи караваны везли благовония, драгоценные камни, изделия из стекла. Караваны покрывали этот трудный путь в оба конца за два года.

Из портовых среднеазиатских городов Антиохия и Тир китайские товары уже морским путем достигали Рима и Византии.

Небывалого расцвета торговля по «шелковому пути» достигла в VII—VIII вв., но не прекращалась она и позднее. После образования обширной монгольской империи первые западноевропейские посланники королей и католической церкви шли в ставки монгольских ханов, используя отдельные участки этого древнего «шелкового пути». Этим же путем через Памир и пустыни Тарима совершил свое путешествие венецианец Марко Поло.

Свое существование «шелковый путь» прекратил к XVI столетию. Причинами этого были: а) развитие мореплавания и морской торговли между странами Индийского океана и Восточной Азией, б) экономический и культурный упадок районов Центральной Азии, наступивший после смерти Тимура, когда в результате политической нестабильности они перестали играть роль посредников между Востоком и Западом, в) закрытие в 1424 г. китайскими властями северо-западных границ страны для торговли со странами, лежащими западнее Памира.

Семья Поло прожила в Китае более 15 лет (1275—1292 гг.). Небезынтересно отметить, что память о Марко Поло, служившем в Китае при дворе монгольского властителя хана Хубилая, не только сохранилась в Китае, но венецианец удостоился даже и религиозного почитания. Это стало известно европейским ученым в начале XX в. Один из европейских путешественников по Китаю в своем письме на имя председателя Итальянского географического общества, датированном 12 апреля 1910 г., сообщал, что, будучи в 1902 г. в Кантоне, он посетил Храм пятисот Будд. Здесь между длинным рядом сидящих идолов ему показали статую с энергичными чертами лица немонгольского типа и сказали, что это статуя Марко Поло.

Свое возвращение из Китая семья Поло совершила по океану: вдоль восточных берегов Азии, через Малайский архипелаг (Марко Поло называет его «лабиринтом 7448 островов») и далее вдоль южных берегов Индокитая и Индии до Персидского залива. Во время этого плавания Марко узнал о богатом острове Чипангу (Японии)4, о стране Чамбо на восточном берегу Индокитая. Мореплаватели сделали пятимесячную остановку на берегу острова Суматра (Марко Поло называет этот остров «Малой Явой»), отметив, что этот остров лежит так далеко на юге, что «Полярная звезда совсем невидима, ни мало, ни много» (гл. 166) . Следует сказать, что наблюдения Марко Поло опровергают слова И. П. Магидовича о том, что будто бы венецианец «не имел никакого представления о шарообразности Земли» (Магидович, 1955. С. 28). Наоборот, эти наблюдения как раз подтверждают его научные взгляды о фигуре нашей планеты; те же взгляды подтверждаются и словами Марко о том, что на далеком севере расположена «страна тьмы» (Гл. 71. С. 92; Гл. 227. С. 226), где только летом светит солнце, а зимой очень холодно, а дальше к северу вообще не бывает солнца.

Во время плавания по Индийскому океану Марко Поло собрал некоторые сведения об Индокитае, Индии, острове Цейлон, а также о странах Восточной Африки — Эфиопии и островах Сокотра, Мадагаскар и Занзибар. Известно, что в те времена западно-европейцы имели весьма смутные представления о том, что кроется под названием Индия. Марко Поло впервые в европейской средневековой литературе стал подразделять Индию на три части: Великую Индию, охватывающую большую часть полуострова Индостан, и территорию Передней Азии до Оманского пролива, Малую Индию, под которой понимались области полуострова Индокитай, и Среднюю Индию, включавшую Аравию и Эфиопию. Исследователи не без основания полагают, что такое понимание Индии венецианским путешественником было заимствовано из китайских источников, в частности из учебника географии «Чуфанчи» («Описание варварских стран»), составленного между 1242—1258 гг. Чжао Ю-Гуа. Он был инспектором морской торговли провинции Фуцзянь, морского порта Зейтун, т. е. знаменитого в средневековом Китае города Цюаньчжоу, в котором неоднократно бывал Марко Поло, выполняя поручения хана Хубилая6. Этот автор понимал под Индией, с которой Китай издавна имел торговые связи, кроме Индостана и Индокитая все страны, расположенные по ту сторону, т. е. на запад от собственно Индии, на побережье Индийского океана.

Отсюда становится понятной склонность западно-европейцев средневековья относить Эфиопию к «Африканской Индии», что, несомненно, объясняется влиянием географических представлений Марко Поло, заимствованных им у китайцев. Становится понятным и изображение на карте Санудо-Висконте (о которой мы будем говорить дальше) восточных берегов Африки очень близко к Индии.

Находясь у мыса Комари, т. е. крайней южной точки полуострова Индостан, расположенного у 8° с. ш., Марко Поло обнаружил, что здесь, как и на Яве (т. е. Суматре), совсем не видно северной Полярной звезды, а «как пойдешь отсюда в море (к северу. —А. Д.), на тридцать миль, то увидишь ее: поднимается она над водой на локоть» (Гл. 181. С. 186).

После странствий от Ормузского пролива до Тробзона (на южном берегу Черного моря) и возвращения в Венецию Марко Поло оказался в генуэзской тюрьме. (Как это произошло, до сих пор остается невыясненным.) Здесь он рассказал о своих приключениях другим заключенным. Один из них, итальянский писатель Рустичано, записал в 1298 г. его рассказы, которые и послужили первым вариантом будущей «Книги о разнообразии мира» (по другому источнику — «Истории чудес мира»).

Вклад в географические ислледования Марко Поло

После освобождения из тюрьмы Марко Поло вернулся в Венецию. Здесь он еще раз записал свой рассказ о путешествиях, которые продолжались с 1271 до 1295 г., т. е. 24 года.

«Книга Марко Поло» получила широкую известность. В 1320 г. «по настоятельной просьбе многих духовных лиц» сочинение Марко Поло было переведено монахом Ф. Пипино из Болоньи на латинский язык. После изобретения книгопечатания книга неоднократно переиздавалась на европейских языках (первое печатное издание вышло в 1477 г.). Она сыграла огромную роль в ознакомлении западно-европейцев с азиатскими странами и Индийским океаном. Книга впервые рассказала об огромном океане, который омывает восточные берега Азии, о сказочно богатых странах Востока, об использовании для отопления помещений каменного угля, о применении бумажных денег, о прекрасно организованной почтовой службе, о больших зеленых городах с великолепными зданиями, хорошей планировкой улиц и т. д.

Правда, не все в «Книге Марко Поло» было достоверно. Например, сведения об удалении острова Чипангу от материка на 500 миль (около 4000 км) были явно преувеличены. Мы увидим дальше, что со слов Марко об этом писал в 1474 г. португальскому королю флорентийский ученый Паоло Тосканелли. Эти сведения были известны и Христофору Колумбу.

Огромное количество ценнейших географических данных, содержащихся в «Книге Марко Поло», делают этот труд бесценным в истории географии западноевропейского средневековья. Географическая номенклатура Марко Поло повторяется на целом ряде карт средневековья, например на Каталонской карте 1375 г., на карте Фра-Мауро 1457 г. и других произведениях картографии того времени.

Можно согласиться с Я. М. Светом (1968), что Марко Поло положил начало новой географии, основанной не на мифах и домыслах, а на наблюдениях и фактических данных. На основании анализа географических данных сочинения Марко Поло английским исследователем Генри Юлем, одним из лучших комментаторов этого труда, была составлена интересная карта «Мир по Марко Поло», помещенная в его исследовании о венецианском путешественнике

Последователями Марко Поло в сборе географических сведений о Восточной, Южной и Центральной Азии явились миссионеры и купцы первой половины XIV в., которые в своих отчетах дополнили географические данные венецианского автора «Книги о разнообразии мира». Среди них следует назвать Джованни Монтекорвино, Журдена де Северака, Одорико Порденоне, Мариньолли и Ганса Шильтбергера. К их сочинениям следует прибавить еще два литературных произведения, популярных в ту эпоху и также содержащих географический материал о далеких странах, анонимную «Книгу познания»  (ок. 1345 г.) и «Путешествие сэра Джона Мандевиля» (ок. 1355 г.).

Великий венецианец Марко Поло не составлял никаких карт, но большое количество географических сведений, которые он сообщил в «Книге о разнообразии мира», позволило английскому историку Генри Юлю в одном из своих исследований (1875 г.) напечатать карту «Мир по Марко Поло».

Восточную Африку и прилегающие к ней острова Марко Поло представляет себе довольно смутно. В Индийском океане он насчитывает 12 700 обитаемых и необитаемых островов, ссылаясь при этом на «карты и описания опытных мореходов, что плавают тут». Ему известен остров Мадагаскар, но к югу от него он помещает еще остров гигантской «птицы Рух», способной унести в когтях слона. Марко Поло первым в Западной Европе сообщил сведения о богатствах Китая, о Японии и островах современной Индонезии. Он описывает «Росию», как страну, где «много царей» (т. е. удельную Русь). Он говорит о России как об очень большой и холодной стране, которая простирается на север «до самого моря-океана», о стране, населенной красивыми и простодушными белокурыми мужчинами и женщинами.

В XIV и даже в первой половине XV в. «Книга Марко Поло» служила одним из важных руководств для составления географических карт Азии. Сведения Марко Поло в значительной части повторяются на знаменитой Каталонской карте (1375 г.), на карте Санудо — Весконте (1320 г.), на других картах, в том числе и на круглой Карте Фра-Мауро (1459 г.). «Книга Марко Поло» была одной из настольных книг Христофора Колумба, готовящегося совершить далекое плавание через Атлантический океан к берегам Восточной Азии.

Первым по времени после Марко Поло путешествием на Восток была миссия деятеля католической церкви Джованни Монтекорвино  (1292—1328). Она была связана с планами проникновения католической церкви на  Восток, чему уделял большое внимание папа Николай IV. В 1290 г. Монтекорвино получил предписания папы отправиться в Индию, где он и провел 13 месяцев, преимущественно на восточном (Коромандельском) берегу в общине христиан, последователей св. Фомы. Из Индии он направил папе письмо, в котором сообщал интересные данные о географическом положении Индии, определенном им на основе наблюдений высоты Солнца над горизонтом в дни равноденствий и продолжительности дня и ночи в дни солнцестояний. Он отмечает, что Полярная звезда едва-едва видна над самым горизонтом, а в южной части небосвода появляется другая «полярная звезда». Он также сообщает такую подробность: к югу от Индийского океана нет никакой суши, но зато много островов8. Далее в письме дается достаточно подробное описание «Верхней Индии»   (так Монтекорвино называл весь полуостров Индокитай и полуостров Индостан, лежащий южнее Гималаев). Он рассказывает о равнинности страны, сухости ее климата, о разнообразии растительности, о богатстве «благовонных пряностей» (перец, имбирь, красящее дерево «берзи», коричные деревья и др.). Он также пишет о меняющих свое направление в течение года ветрах  (муссонах)  и других достопримечательностях Индии, а также об обычаях местного населения. Современные исследователи — комментаторы письма  Монтекорвино обращают внимание на правдивость сообщений автора об Индии, что сильно отличает их от тех сведений, которые были в ходу в зарубежной Европе лет за тридцать до Монтекорвино (и до возвращения из путешествия Марко Поло).  В качестве примера можно привести описание Индии в анонимном «Кратком описании земного шара», предположительно написанном около 1260 г. В нем говорится о каких-то «Золотых горах», недоступных грифонам и драконам, о Каспийских горах  (между ними и морем Александр Македонский в середине IV в. до н. э. будто бы покончил с Гогом и Магогом), о том, что Индия населена карликами высотою всего в два локтя (около 90 см), вечно воюющими с журавлями, в то время как в другой ее области живут великаны ростом в 12 локтей...

К сожалению, само письмо Монтекорвино до нас не дошло, и то, что принято называть его «письмом», представляет собой сильно искаженное извлечение из его письма, выполненное неким Менетилио из Сполето, который, видимо, сделал выписки где-то в Италии, подготовив их для тосканского историка и правоведа, уроженца города Пизы Бартоломео да Санто Конкордио. Этот историк был деятелем итальянского гуманизма, вращался в кругу образованных итальянцев, связанных с Данте, Боккаччо и Петраркой. Таким образом, через Менетилио вести о далекой Индии дошли до раннего Возрождения. Это письмо Монтекорвино было известно итальянскому гуманисту Пьетро д'Альбано, который и включил текст письма (вернее, копию, сделанную Менетилио) около 1303 г. в одно из своих сочинений.

Известно, что из Индии в самом начале 1293 г. Монтекорвино отправился океаном в Китай (в городе Майлапуре он едва не встретился с Марко Поло, возвращавшимся также океаном из Китая в Европу). Здесь Монтекорвино прожил около 25 лет, занимаясь миссионерской деятельностью. Морской путь в Китай благодаря Монтекорвино стал в первые десятилетия XIV в. для итальянских купцов, осевших в ханбалыкском «филиале» папской курии, «сквозной магистралью», связывавшей европейский Запад с Дальним Востоком Азии, хотя ряд купцов и миссионеров предпочитали этому долгому пути через Индию и южноазиатские моря сухопутную дорогу через Кафу (Феодосию), Тану (Азов), Сарай (Астрахань), Ургенч, Алмалык, Кашкар — до Ханбалыка как более короткую. Все это, несомненно, способствовало закреплению новых географических сведений о ранее неизвестных районах Центральной, Восточной и Южной Азии.

В 1318 г. вместе с группой новых епископов отправился на Восток миссионер Журден де Северак, которому было суждено внести заметный вклад в познание географии Восточной Азии. Его путешествие на Восток началось в 1318 г. из южно-французского города Авиньон, где с 1305 по 1379 г. находился папский престол. Журден и его спутники пересекли внутренние районы Малой Азии, Армянское нагорье и прибыли в 1320 г. в порт Ормуз (через персидский город Тебриз). Отсюда они переправились в Индию, где Журден пробыл около восьми лет. Он обошел все западное побережье Индостана, посетил Куилон и восточный (Коромандельский) берег, где попытался установить связи с христианами несторианского толка. Вернувшись в Европу, по поручению папы Иоанна XXII он написал отчет «Описание чудес», который закончил к маю 1330 г. Затем он отправился в Индию во второй раз, где и погиб в 1336 г. (его закидали камнями мусульмане и несториане).

Сочинение «Описание чудес» было хорошо известно современникам Журдена, особенно лицам из окружения папы Иоанна XXII. По мнению Я. М. Света, Журден своим сочинением наряду с «Книгой Марко Поло» и письмом Монтекорвино обогатил средневековое европейское народоведение ценными сообщениями частного характера. Журден был менее образован, чем Монтекорвино, поэтому в его сочинении в большей мере присутствуют мифы и небылицы. Но он чутко отзывался на запросы нового читателя. «Чудеса», им описанные, это, как правило, не вымыслы, а вполне реальные явления, диковинные для европейского читателя восточных стран. К таким «чудесам» относятся кокосовые пальмы, деревья-рощи (баньяны), ручные слоны, крокодилы, местные обычаи населения Индии. К «чудесам» Европы он отнес также течения Мессинского пролива и землетрясения в Греции.

Надо пояснить, что в пределах современной Индии Журден выделял две части: Великую Индию и Малую Индию. К первой он относит почти весь полуостров Индостан (Малабарское побережье, Декан и Коромандельский берег), а также крупные острова Индонезии — Яву и Суматру, ко второй — территорию современного нам Пакистана и район Гуджерата. Как раз в этих двух Индиях «чудеса» являются реальными явлениями, но малоизвестными европейцам. Все же невероятное — драконы, рогатые змеи, амазонки, грифы, стерегущие золотые горы, и т. д. — Журден поместил за пределы тех стран, которые он сам посетил. Ими он населяет Третью Индию, к которой, как и Марко Поло, относит Восточную Африку, включая Эфиопию. В Малой Индии его поразила сильная жара, дожди, идущие только летом, темная кожа жителей, которые ходят почти без одежды, употребление в пищу риса и сорго, а также «чаки» (плодов хлебного дерева). Его поразило большое количество разнообразных фруктовых деревьев, приносящих вкусные плоды, например «анибу» (манго) и сильно удивившее путешественника дерево «наргиль», дающее плоды величиной с человеческую голову (кокосовые орехи).

Журден описывает многих диковинных животных Индии: львов, леопардов, носорогов с одним рогом на носу (Журден оговаривается, что это не сказочный «единорог», о котором часто писали в средневековой литературе). Он пишет, что Великую Индию отличает от Малой Индии множество слонов, которых он характеризует как животных умных, послушных и трудолюбивых, и т. д.

К «чудесам» Индии Журден относит и некоторые астрономические явления, что говорит о его наблюдательности. Он отмечает, что в южных районах страны «дни почти всегда равны ночи и в любое время года разница между ними никак не больше часа», что в южной части Индии тени от предметов полгода падают к северу и полгода — к югу (явление, свойственное экваториальным широтам); он также подметил, что звезда Трамонтана (Полярная) там стоит очень низко, «настолько, что в одном месте, где я побывал (Журден. — А. Д.), она над землей и морем поднималась не больше чем на два пальца». Ему пришлось не раз наблюдать яркую звезду Канопус, которая в Европе не видна. Как известно, Канопус в Европе действительно можно видеть только на юге Пелопоннеса и на юге Сицилии; в районе же Куилона, на юге Индии, ее высота над горизонтом достигает 10—15°.

Он описывает «чудеса» не только Индий, но и других областей, где ему приходилось побывать. Так, говоря об Армении, он описывает труднодоступную вершину Арарат (с которой связана библейская легенда о Ноевом ковчеге), «горчайшее в свете мертвое море» (соленое озеро Урмия, или Резайе) и другие особенности природы. Современником Журдена был францисканский монах ОдорикоПорденоне (его полное имя Одорико Маттиуси ди Порденоне), который совершил путешествие в страны Востока в 1316—1330 гг. По протяженности и географическому диапазону оно может сравниться только со странствованиями знаменитого венецианца (если говорить о средневековых западноевропейских путешественниках). Родился Одорико в 1286 г. в селении Порденоне, вблизи города Фриули, одного из важных торговых центров Венецианской республики. Но итальянцем он был, видимо, только наполовину, так как сам себя называл «богемцем» (его отец был родом из Чехии, которую в то время называли Богемией). В ранней молодости он вступил во францисканский орден и в апреле 1318 г. в возрасте 22 лет отправился как миссионер в Азию, где продолжительное время жил в Китае вместе с Монтекорвино. На обратном пути из Китая он первым из европейцев посетил Тибет и длительное время провел в Лхасе — городе, являвшемся местом пребывания верховного правителя буддистов далай-ламы. Вернулся в Европу Одорико в 1330 г. больным человеком. По указанию папы он продиктовал свой отчет о путешествии Гильельмо Саланье — монаху монастыря Св. Антония в городе Падуе, правда не успев закончить своего сочинения. Он умер 14 января 1331 г.

Сочинение Одорико Порденоне, которому современники дали условное название «О чудесах мира» (или «Восточных земель описание»), в некоторой степени может служить дополнением «Книги Марко Поло» к сообщениям о далеких странах Монтекорвино и Северака. Среди исследователей существует мнение, что Одорико не сразу решил направиться в Китай, а попал туда после долгих скитаний по странам Ближнего Востока, Индии и островам Малайского архипелага, откуда он морским путем прибыл в Китай. Рукопись сочинения Одорико ходила в многочисленных списках, при этом наряду с латинскими текстами распространение получили итальянские и французские переводы. Это сочинение оказало большое влияние на западноевропейскую литературу средневековья. В значительной мере на его номенклатуре основывались составители карт: А. Крескес — Каталенской карты 1375 г. и Фра-Мауро — «Круглой карты мира 1457—1459 гг.».

Как показывают Р. Хенниг (1962) и Я. М. Свет (1968), на материалы описаний стран Востока Одорико опирался знаменитый плагиатор и мистификатор середины XIV в. бельгийский врач Жан де Бургонь, который под вымышленным именем английского кавалера Джона Мандевиля выпустил в свет в 1355 г. свои записки о вымышленном путешествии по странам Востока. Известный историк науки прошлого века Оскар Пешель верно подметил, что Мандевиль, за исключением описания стран Ближнего Востока, которые, возможно, посетил сам, все остальное заимствовал у Одорико. Добавим к этому, что, по словам Мандевиля, он совершил свои путешествия в 1322—1355 гг., хотя известно, что Жан де Бургонь не покидал бельгийского города Льежа на длительное время после 1343 г.

Р. Хенниг (1962. Т. III. С. 200) обращает внимание на одно заявление в книге Мандевиля, которое имеет важное культурно-историческое значение. Мандевиль пишет, что в юности он слышал о человеке, который объехал всю Землю: отправившись из Англии, тот прибыл в Индию, затем в Китай, а оттуда, плывя прямо на восток по морю, вернулся в Норвегию. Это высказывание Мандевиля укрепило убеждение в том, что из Европы якобы можно попасть непосредственно в Восточную Азию, если плыть на запад через Атлантический океан. Мы добавим, что на карте Клавдия Клавуса Нигера 1427 г. имеется даже надпись, гласящая, что сам рыцарь Мандевиль возвращался из Китая в Европу через Атлантический океан. При огромной популярности книги Мандевиля в XIV и XV вв. именно это «свидетельство» Мандевиля, зафиксированное еще на карте Клауса Нигера, оказало сильное влияние на географические воззрения людей того времени и наряду с другими «доказательствами» способствовало утверждению мнения о правильности проекта Христофора Колумба.

Путешествие   итальянца Джованни Мариньолли, продолжавшееся с  1338 по  1353 г., было последним географическим предприятием миссионерско-торговой деятельности западноевропейцев в странах Востока в XIV в. Джованни Мариньолли родился около 1290—1295 гг., в 1316 г. вступил во францисканский орден. В 1338 г. он возглавил миссию (50 человек) главы католической церкви — папы Бенедикта XII в Китай, отправившуюся из Авиньона. Выйдя из Константинополя, миссия направилась в Кафу (Феодосию) и через Тану (Азов) и затем через Астрахань, Армалык, Джунгарию — в Китай. Обратный путь из Китая Мариньолли совершил, подобно Марко Поло, через Южно-Китайское море и Индийский океан, а затем через Ормуз, Багдад, Мосул, Дамаск, Иерусалим и Кипр он вернулся в Авиньон.

Император Карл IV (коронованный в 1354 г.) поручил Мариньолли составление истории Чехии (Богемии). В это сочинение он и вынужден был включить свои записки о путешествиях и впечатлениях. В одном из разделов сочинения автор ссылается на св. Августина, который отрицал возможность существования антиподов в южном полушарии. Р. Хенниг (1963) считает, что все становится ясным, если вспомнить, что, согласно распространенной в средние века и заимствованной из античной географии   (восходящей к Кратесу из Маллы) теории, на земном шаре в «умеренных поясах» симметрично друг другу расположены четыре массива суши, разделенные Мировым океаном. Поэтому Мариньолли и пишет, что «две четверти его судоходны», а «две совсем несудоходны» (т. е. лежащие в жарком поясе, через которые никак не могли бы перебраться потомки Адама, чтобы заселить два южных массива суши). В сочинении Мариньолли имеются интересные описания тропических растений (бананов, различных пальм, в том числе кокосовых, и др.). Он отрицает возможность существования диковинных людей вроде «одноногих» обитателей Индии, которые, согласно средневековым легендам, используют гигантскую ступню для защиты от солнечных лучей, и пытается найти объяснение этому, считая, что индийцы всегда носят с собой трость с маленьким козырьком (циатир),  с  помощью которой  они  защищаются  от  солнца  или дождя. Это и есть «нога», выдуманная некоторыми сочинителями. Наряду с этим Мариньолли решает вопрос о том, где мог находиться библейский рай, и приходит к выводу, что он был на острове Сейллан (Цейлон). Здесь имеется источник, который дает начало рекам: Гиону, протекающему по земле эфиопов (Нил), Фирсону, протекающему по Индии и спускающемуся в Китай, где он известен под названием «Карамора» («Черная вода»; возможно, Хуанхэ), Тигру и Евфрату, орошающим Месопотамию.

Благодаря тому что географические сведения Мариньолли были включены в его «Историю Богемии», они в то время не могли получить большого распространения. Сама же «История Богемии» была «открыта» только в 1768 г. Г. Добнером, который, однако, не обратил внимания на «восточные фрагменты». Специальное исследование им посвятил в 1820 г. чешский ученый Я. Мейнер.

Путешествие Мариньолли, как мы отмечали, оказалось последним дипломатическим актом католической церкви на Востоке, так как в последней четверти XIV в. система связей феодальной Европы с Китаем нарушилась из-за распада монгольских улусов и междоусобных войн между феодалами Персии (Ирана).

В заключение главы следует кратко остановиться на расширении пространственного кругозора западно-европейцев в эпоху поздней схоластики в южном направлении.

Знакомый нам Журден де Северак, проживший много лет в Индии, предложил католической церкви в 1320 г. возобновить попытку насаждения в Эфиопии католицизма. Но его просьба не была удовлетворена. Надо сказать, что еще в начале XIII в. в Иерусалиме стали появляться чернокожие эфиопские христианские священники, основавшие в городе свою часовню9. Появление «святых мест» эфиопских христиан сначала   вызвало любопытство к этим людям, а затем и к их далекой стране. Считается, что к середине XIII в. монахи-доминиканцы уже дали описание пути в Эфиопию из Египта — сначала по Нилу, потом через горы до Асмары и далее до центральной провинции Шоа.

Около 1315 г. доминиканский монах Гийом Адан во время своего путешествия из Адена в Восточную Африку побывал в Эфиопии. Само по себе путешествие Адана было весьма примечательным, так как он прошел на юг Африки очень далеко — до Сафалы в Мозамбике (около 20° ю. ш.). Позднее он представил отчет о своем путешествии папе Климентию V. С 1313—1314 гг. Адан был миссионером в Персии, а затем путешествовал по Индии и Восточной Африке. В отчете он сообщает о своих астрономических наблюдениях, правда, не всегда точных. Он пишет, например, что, по рассказам купцов, они доходили на юг до 54° ю. ш., чего не может быть, так как южная оконечность Африки достигает всего 34,5°. Сомнение также вызывает и его сообщение о том, что в наиболее южной из посещенных им местностей он сам определил высоту Южного полюса в 23° над горизонтом. Дело в том, что в южном полушарии нет яркой звезды, лежащей над точкой Южного полюса, по которой можно было бы вычислить широту места. Однако данные Адана о продолжительности дня и ночи в экваториальных широтах соответствуют действительности. Интересны его выводы о природе тех местностей, которые лежат в южном полушарии: 1) к югу от Южного тропика местность сильно заселена (а не пустынна, как писали античные авторы); 2) площадь Африки значительно большая, чем принято думать; 3) «предположение об антиподах отнюдь не святотатство и не ложь»; 4) «христиане не заселяют даже 20-й части мира».

Как далеко на юг прошел Адан, мы точно не знаем, но, вероятно, он побывал несколько южнее Сафалы, иными словами, достиг около 20° ю. ш. Это было подвигом для европейца того времени.

О жизни Адана почти ничего не известно. Однако известно, что в 1318 г. он находился в городе Авиньоне при папе Иоанне XXII, а позднее был архиепископом Франции.

В Северо-Западной Африке западно-европейцы появились раньше, чем в Восточной. В статье А. Д. Дризо (1965) сообщается о том, что в этом районе Африканского материка побывали два западноевропейских ученых — английский историк и географ Матвей Парижский (ок. 1200—1259) и каталонский философ Раймунд Луллий (ок. 1235—1315). Матвею Парижскому принадлежал так называемый «Итинерарий», относящийся к 30-м гг. XIII в., снабженный картами и иллюстрациями. В легенде к карте Африки дается достаточно подробное для того времени описание северной части континента: автору хорошо известны Магриб (область Атласских гор), Эфиопия, «Варвария» (т. е. Берберия), Египет, «Бужи» (?). В легенде также сообщаются некоторые сведения об обычаях жителей Тропической Африки — о пользовании отравленными стрелами, охоте на слонов, употреблении африканцами слоновьего мяса и т. п. Источники Матвея не установлены, так как он арабского языка не знал и не мог пользоваться трудами арабских путешественников. Предполагается, что некоторыми своими сведениями он был обязан кому-либо из крестоносцев, которые могли заимствовать их у арабов.

Возможно, что Матвей воспользовался сведениями об Африке, записанными еще в 1162 г. испано-арабским космографом Ал-Гарнати ал-Андалуси, которому принадлежало сочинение «Подарок умам и выборы диковинок». Каким-то образом сведения из этого произведения были отражены через 100 лет на карте английского монаха.

Книга Бланкерны и Книга Познания

Хронологически за «Итинерарием» Матвея Парижского идет утопический роман «Книга Бланкерны», написанный Раймундом Луллием между 1283—1286 гг. О Луллий мы еще будем говорить и следующем очерке, здесь же остановимся на его путешествиях но Африке и собранных им географических данных. В 1292 г. Луллий побывал в Тунисе, затем, в 1314—1315 гг., в Алжире. Есть сведения, что ему удалось посетить Эфиопию, среднее течение Нигера и некоторые районы Сахары. Собственные наблюдения, чтение арабских источников (Луллий прекрасно знал арабскую литературу и сам писал и говорил по-арабски), беседыс моряками и сухопутными путешественниками позволили ему собрать большой географический материал. Он пишет о государстве Гане (это было первое в европейской средневековой литературе наименование географического объекта в тропических областях Африки), рассказывает о посланце кардинала к африканской реке Нигеру. Исследователи предполагают, что этим посланцем мог быть и сам Луллий, как первый европеец, достигший среднего течения этой реки (которую в то время считали верховьем Нила). На Каталонской карте уже показан город Тимбукту под названием Тенбук, лежащий на берегу Нигера, но без указания времени, когда первый европеец достиг этого важного торгового центра Северной Африки.

Таким образом, в результате путешествия Адана и Луллия уже к началу XIV в. европейцам стали известны и северные области Африки вплоть до Нигера и Ганы, а также Эфиопия, и районы на юго-востоке материка почти до 20° ю. ш.

Чтобы закончить рассмотрение вопросов о расширении пространственного кругозора к концу эпохи поздней схоластики, надо остановиться на анализе «Книги познания»10, интересном литературном произведении, написанном между 1345—1350 гг. (так как самое позднее событие, упоминаемое в ней, относится к этим годам). Автором «Книги познания» был нищенствующий монах-испанец из Кастилии, родившийся, по его словам, 11 сентября 1304 г. В «Книге» дается краткий обзор самых важных государств и городов, известных современникам к середине XIV столетия. Хотя никто не верит словам автора, будто он сам совершил кругосветное путешествие и посетил все описываемые страны, тем не менее «Книга познания» позволяет нам установить широту пространственного кругозора к концу эпохи схоластики.

Настоящая ценность «Книги познания» заключается в том, что она показывает нам, что к середине XIV в. в Западной Европе уже имелись сведения о таких местностях, которые, как считалось раньше, якобы не были известны. Какими путями автор мог получить эти сведения, это другой вопрос, но целый ряд географических названий, сообщаемых автором, также зафиксирован на картографических сочинениях эпохи (Каталонская карта, Атлас Медичи 1351 г. и др.). Исследователи обращают внимание на то, что автор-монах переносит в Эфиопию так называемое царство священника Иоанна (которое до конца XIII в. европейцы «искали» только в Центральной или Южной Азии). Лишь после того, как было установлено, что в Азии этого «царства» нет, европейские христиане обратились к «Африканской Индии», предполагая найти это «царство» в Эфиопии.

Чтобы показать «рубежи» ойкумены, известной автору «Книги познания», перечислим те географические объекты, которые он расположил на окраинах известного ему мира. Среди островов Атлантики называются Канарские, правда, указывается слишком большое число островов группы, а один из островов дается под двумя названиями: Тенерифе-дель-Инферно (т. е. Адский остров, из-за находящегося там вулкана) и Тенерифес; острову Фуэрте-вентура дано даже четыре наименования (Фортевентура, Де-лас-Кабрас, Колуибария и Вентура). Однако «Книга познания» не называет двух самых западных островов группы: Ферро и Мальма, которые, видимо, стали известны позднее, так как на Каталонской карте 1375 г. уже есть первое название.

В Африке описываются районы Сенегала, Гвинеи, Голубого Нила, Эфиопии, а также Лунные горы в Восточной Африке (Рувензори) и Красное море.

Удивительно, что в этом сочинении называется мыс Бохадор (в Западной Африке), хотя в историко-географической литературе XIX в. было принято считать, что самое раннее упоминание его встречается на Каталонской карте 1375 г.

Рассказывается также об областях  Азии, которые  стали  известны европейцам сравнительно недавно: Туркестан, Фергана, Монголия, Тибет, Татария (т. е. Северная Азия) и Китай. Наконец, в «Книге познания» говорится об открытии ряда островов группы Мадейра (1345 г.), что, может быть, связано с плаваниями английского рыцаря Мечема (или Машама). Во всяком случае они обозначены в Атласе Медичи, который исследователи обычно относят к 1351 г.

К XIII в. и к первой трети XIV в. относится несколько древнеисландских сочинений, очень важных для понимания географических представлений скандинавских народов. Часть из них была объединена Хауком Эрлендсоном (умер в 1334 г.) в его сборник, получивший название «Книга Хаука». По мнению первого издателя этого произведения — Ф. Ф. Йонссона, «Книга Хаука» была составлена между 1323 и 1329 гг. Мы должны сказать, что до последнего времени в отечественной историко-географической литературе почти не рассматривались вопросы системы географических представлений скандинавских народов. Только в 1974—1978 гг. Е. А. Мельникова в ряде своих статей привлекла к ним внимание исследователей. В 1986 г. ею же была издана монография «Древнескандинавские географические сочинения», включающая обзорные статьи, тексты, их перевод и комментарии. Все это позволяет по-новому оценивать значение географических сочинений средневековья, созданных в странах Северной Европы.

Древнескандинавские географические произведения

Как показывает Е. А. Мельникова (1976, 1978), для всех Этих древнескандинавских географических сочинений характерными чертами являются, с одной стороны, воспроизведение географических сведений, заимствованных из сочинений Исидора Севильского, Бэды Достопочтенного, Гонория Аугустодунского, а в ряде случаев Винсента из Бовэ, а с другой — они следуют местным традициям и сообщают сведения о Северной Европе, к которой относят и южные побережья Гренландии, и области Маркланд и Винланд, и о Восточной Европе. Иными словами, сообщают сведения, остававшиеся неизвестными ученым западноевропейских и южноевропейских городов и монастырей. В то же время во всех этих скандинавских географических сочинениях не нашли отражения известные в Западной и Южной Европе новые географические данные о далеких странах, добытые Марко Поло и другими путешественниками в далеких восточных областях Земли.

В соответствии с распространенной в христианской церковной литературе концепцией, восходящей к Исидору Севильскому, скандинавские авторы продолжают описывать сушу и изображать ее на картах (чертежах) в виде плоского диска, омываемого Мировым океаном, хотя, безусловно, представляют себе Землю шаром. Эта круглая по очертаниям суша продолжает делиться на три неравные по площади части: всю восточную половину диска занимает Азия, северо-западный сектор — Европа, юго-западный сектор — Африка. Материки, как мы уже говорили, характеризуя раннесредневековые монастырские карты типа «Т-О», разделяются реками Нил и Танаис (Дон) и Средиземным морем. Схематично эти границы напоминают большую букву «Т», вписанную в круг «О». Часть древнескандинавских карт (чертежей) показывали тепловые пояса по типу карты Макробия.

В географических описаниях Земли подробная характеристика библейского рая, помещаемого на крайнем востоке суши (в верхней части карты), авторы целиком заимствуют либо непосредственно из «Этимологии» Исидора Севильского, либо из «Схоластической истории» Петра Коместора (умер около 1185 г.), либо же из «Исторического Зерцала» Винсента из Бовэ.

Основная часть сочинений состоит из перечисления стран и народов в каждой из частей света. Вполне понятно, что сведения об Азии и Африке неоригинальны: в большей степени они копируют «Этимологии» Исидора, который в свою очередь заимствовал их у Плиния. Отсутствие собственных знаний авторов этих сочинений проявляется в постоянных неточностях передачи географических названий, в ошибках при размещении стран на материках и т. д. Эта компилятивность сочинений скандинавских авторов была причиной того, что они не рассматривались в общих сводных трудах по истории средневековой географии.

Тем не менее вслед за Е. А. Мельниковой мы можем сказать, что эти сочинения представляют большой интерес в истории средневековой географии, особенно в той части, которая касается географических сведений о Северной и Восточной Европе, иначе говоря, тех районов мира, знания о которых в западно-европейской средневековой литературе были очень скудными. Если Южная Русь становится известной через византийских и западнославянских авторов сравнительно рано, то о народах, населявших северные области Восточно-Европейской равнины, и о ее природных условиях практически никаких сведений не было. Так же мало был известен и Скандинавский полуостров, который, как мы помним, у западноевропейских ученых долгое время считался островом. Именно такого рода «белые пятна» в географических знаниях и восполняют исландские географические сочинения, отражающие скандинавскую устную традицию, которая существовала в эпоху тесных культурных контактов между народами Скандинавии и Руси, и те знания, которые были почерпнуты из опыта многих поколений скандинавов, совершавших походы на Русь, торговавших с ней или служивших здесь.

Хочется обратить внимание еще на один момент, присущий древнескандинавским географическим произведениям. Е. А. Мельникова (1978) сообщает, что из всех вопросов, рассматривавшихся античными географами в области физической географии, средневековые скандинавские авторы продолжают разработку только представлений о географической зональности, хотя и в более узких рамках. У них, так же как и у Снорри в его «Младшей Эдде» (первая четверть XIII в.), в северном полушарии выделяются три климатических (тепловых) пояса: жаркий, умеренный и холодный.

Пригодным для жизни, отмечают скандинавские авторы, считается только умеренный пояс, который включает Азию, северную часть Африки и южную часть Европы.

Естественно, что на основании собственных наблюдений скандинавские географы подробнее всего описывают северную часть умеренного пояса и холодный пояс: они уточняют северные границы обитаемой зоны, отодвигая их значительно дальше на север по сравнению с представлениями других европейских ученых. Крайней северной населенной землей они считают Биармию и соединенную с ней (по представлениям того времени) Гренландию. Севернее же лежат земли, не заселенные народами.

Западноевропейские и южно-европейские географы, не посещавшие Скандинавию, в своих географических описаниях обычно доходили до Средней Швеции и Южной Норвегии, иногда упоминали Исландию, но северная половина Скандинавского полуострова, северная часть современной Финляндии, северные области Восточной Европы, а также Гренландия и северо-восточные участки побережья Северной Америки в те века оставались им совершенно неизвестны.

Примечания:
1 Способ определения широты местоположения корабля по углу падающей тени от метрового стержня, укрепленного вертикально на одном из бортов судна, и пояснение этого способа чертежом см. у Хеннига (Указ. соч. Т. III. Гл. 124), который ссылается на книгу исследователя О. Рейтера об Одди Хельгасоне (1928 г.). О строении средневековых норвежских и исландских кораблей см.: И. фон Фиркс. Суда викингов. М., 1981.
2 Сочинение Винсента из Бовэ состоит из четырех частей, называемых также «Зерцалами»: «Историческим», «Натуральным», «Ученым» и «Моральным». Обыч¬но пользуются латинским текстом нюрнбергского издания Винсента из Бовэ 1483 г. О самом сочинении Винсента из Бовэ см. исследование Бурже (Воurgeat. Еtudes sur Vincent de Bauvais. Paris, 1856).
3 См.: Yule — Оldham, 1866.
4 По мнению Р. Хеннига (1963. Т. IV. Гл. 161), слово «Чипангу», или «Дзипан-гу» (на старофранцузском диалекте произносится как «Джипангу»), произошло от китайского названия Японии — Жибэй, что значит «Страна солнечного восхода».
5 О своих астрономических наблюдениях на Суматре Марко Поло рассказал итальянскому ученому Пьетро д'Альбано, который внес в свой трактат сообщение о том, что Марко видел созвездие в южном полушарии, получившее через 200 лет название «Магеллановы облака» (См.: Сеет Я. М. После Марко Поло. М., 1968). Интересно отметить, что, по мнению И. Н. Голенищева-Кутузова, Данте был знаком с рукописью сочинения Марко Поло, хотя он и не называет его имени в «Божественной комедии». Голенищев-Кутузов пишет: «И образ дерзкого Улисса, и описание неба южного полушария в «Чистилище»... и строки-раздумья о праведном индусе с берегов Инда («Рай». XIX. С. 70—81), навеянные, возможно, образом Будды, нарисованным Марко Поло, и знакомство Данте с Пьетро д'Альбано (ошибочно написано д'Абано. — А. Д.), неоднократно ссылавшимся в своем латинском трактате «Примиритель разногласий философов» на Марко, к которому падуанский профессор медицины специально приезжал за сведениями, — все это делает вполне вероятным предположение, что творец «Божественной комедии» знал о великом путешественнике и имел в руках рукопись его книги» (Голенищев-Кутузов, 1972. С. 245). Далее дается ссылка на статью Л. Ольшски о Марко Поло, Данте и средневековой космографии, доложенную на конгрессе, посвященном 700-летию со дня рождения Марко Поло (опубликована в Риме в 1957 г.).
6 Хубилай (у Марко Поло «Кублай») был внуком Чингисхана. Утвердился на престоле монгольской империи в 1259 или 1260 г. В 1280 г. стал императором всего Китая, основал династию Юань, которая правила в Китае до 1368 г.
7 Имеется в виду сочинение английского ученого Юля «Книга сэра Марко Поло» (лондонское издание 1871 г., еще более раннее — 1866 г.). Новейшее английское издание «Книги Марко Поло» было осуществлено в Лондоне в 1929 г. Г. Кордье по изданию Юля.
8 По мнению Я. М. Света (1968), «Полярной звездой» южного полушария (о которой писал Монтекорвино), видимо, были звезды бета и гамма в созвездии Гидры.
9 См.: Горнунг, Липец, Олейников, 1973. Гл. 1.
10 До нашего времени «Книга познания» дошла в трех рукописях: две находятся в Национальной библиотеке Мадрида, одна — в библиотеке Лондона. Текст рукописи дополнен цветными изображениями гербов и флагов описываемых государств.



Реклама