Понятие и временной промежуток средневековья


 

 

В  литературе по истории   географии западноевропейского  средневековья  до сих пор  существует  много  спорных  и  нерешенных  вопросов.   Этому периоду  мировой истории посвящено   значительно меньше специальных историко-географических  исследований,  чем  истории античной географии или эпохе Великих географических открытий конца XV — начала XVI столетия. Из зарубежных авторов определенное место в своих трудах этому периоду отвели  И. Леле-вель (1852), Ч. Р. Бизли (1901), Д. К. Кимбл (1928), Д. Сартон (1927—1931) и некоторые другие.  Многие неясные вопросы истории географических открытий   средневековья — истинных   и мнимых — выясняют Р. Хенниг (1961, 1962) и Р. Рамсей (1977). В отечественной литературе как   дореволюционного, так и советского периода не было и нет специальных работ   (включая и сочинения по истории картографии), в которых бы подробно рассматривались  географические представления западноевропейских средневековых ученых.  В лучшем положении оказались история  географических  знаний    арабоязычных  ученых  (см.: Крачковский, 1957,   1937;  Хасанов, 1967;  Садыков, 1953;  Розенфельд, 1973; Сираждинов и Матвиевская, 1983, и др.)  и история географических и  космографических воззрений  армянских  мыслителей VII в. (Еремян, 1968, 1980; Даниелян, 1973, 1980). Из работ по    западноевропейской  средневековой  географии  больше всего внимания было уделено анализу путешествий Марко Поло, сочинение которого в русских переводах с комментариями издавалось несколько раз.

В  сводных обзорах истории  географии  средневековью также отводится  скромное  место (Иванов, 1948;  Дементьев  и  Андрющенко, 1962; Антошко и Соловьев, 1962; И. М. Магидович, 1949, 1957, 1967; И. Магидович и В. Магидович, 1982). Описываются эпохи средневековья очень кратко и характеризуются преимущественно как времена упадка научных знаний и господства библейских географических воззрений. Только в монографии А. Г. Исаченко (1971) сделана попытка конспективно осветить вопросы состояния географических знаний западноевропейского средневековья (при этом затронуты и теоретические географические представления).

В целом можно сказать, что если широта пространственного кругозора ученых западноевропейского раннего средневековья установлена более или менее определенно, то объем географических сведений и системы географических и космографических представлений этого периода до сих пор недостаточно выяснены. Одним из спорных остается вопрос о границах эпохи раннего средневековья, которая разными авторами понимается различно.

Выделение средневековья, как исторического периода, впервые было предложено итальянскими гуманистами XV в. Леонардо Бруни (1369—1444) и Флавио Биондо (1392—1463) вместо принятой в то время периодизации по смене монархий. Правда, ни Бруни, ни Биондо не употребляли самого термина «средневековье». Во «Флорентийской истории» и в биографии поэта Петрарки, написанных Бруни, автор предложил делить историю человечества на три длительных периода — древность, средние века и Новое время (понимая под последним время деятельности самих итальянских гуманистов). Флавио Биондо в сочинении «Описание Италии» ставил вопрос, с какого времени следует начинать «средние века», и предлагал событием, отделяющим древность от последующих веков, считать взятие Рима готами в 475 г., иными словами, дату падения Западной Римской империи.

Выражение «средние века» впервые было употреблено в сочинении «Похвальное слово философу Николаю Кузанскому», составленном в середине XV в. итальянцем Джованни Андреа Бусси (1417—1475), епископом Алерии и первым издателем римских классиков («Истории» Тита Ливия, «Записок о галльской войне» Юлия Цезаря и «О жизнеописании 12 цезарей» Гая Све-тония). Правда, Бусси не определял термин «средние века» (media tempestas), но после него это выражение стало встречаться довольно часто.

В середине XIX в. известный немецкий географ и историк, профессор Берлинского университета Карл Риттер (1779—1859) в «Истории землеведения» (1854) начинал средневековье с 400 г., связывая его с так называемым Великим переселением народов, и заканчивал временем до первого плавания Христофора Колумба (т. е. 1492 г.). Близкие к этому рубежи называл и польский историк и географ Иоахим Лелевель (1786—1861), автор первой европейской монографии по истории средневековой географии, вышедшей в свет в 1852 г. Он принимал за начало средневековья время превращения Константинополя в столицу Римской империи (330 г.) и раздел империи на Западную и Восточную (397 г.), а за окончание — взятие турками Константинополя в 1453 г.

В исторической науке принято считать период средневековья временем зарождения, расцвета и разложения феодальных производственных отношений в Западной Европе и датировать его концом V в. и первой половиной XVII в., другими словами, начинать средневековье со времени крушения Римской империи и заканчивать его Английской буржуазной революцией (1640—1660 гг.).

Таким образом, традиционно начало средневековья в Западной Европе связывают с 476 г., как датой падения (крушения) Западной Римской империи. Конечно, эта дата в известной мере является условной, поскольку закат рабовладельческого античного мира и начало феодальных отношений было не событием, а процессом, который продолжался определенное время. В связи с этим некоторые современные исследователи предлагают выделять переходную эпоху между культурами античного мира и средневековья. Историк С. С. Аверинцев (1976) ограничивает эту переходную эпоху временем от восшествия на престол императора Диоклетиана (284 г.) и до смерти императора Константина (337 г.). Географ А. Г. Исаченко (1971) выделяет время III—V вв. как «период упадка Римской империи и переход к раннему средневековью».

Английский ученый Д. О. Томсон (1953) справедливо отметил, что упадок научных знаний в древнем мире наступил еще до времени принятия в Римской империи христианства, что произошло при императоре Константине и было закреплено так называемым Миланским эдиктом в 313 г. С разделением же Римской империи (395 г.) на Западную (со столицей в Риме) и Восточную (со столицей в Константинополе) развитие культуры в этих обширных регионах пошло разными путями, что сказалось и на состоянии развития географии.

Тепловые пояса Земли (по Макробию) схема из рукописи X—XI вв.

Это одна из так называемых Макробиевых карт X в., обычно прикладываемых к сочинению писателя Амбросия Феодосия Макробия «Комментарий к «Сновидению Сципиона» Цицерона». Современные исследователи считают, что Макробий был африканцем греческого происхождения. Его можно идентифицировать с тем Мак-робием, который в 399 г. был префектом Испании, в 410 г. — проконсулом Африки, а в 422 г. — главным спальником «священного дворца». Макробий был автором нескольких произведений, среди них в средневековой Европе большой популярностью пользовались «Сатурналии» (в которых сохранились для будущих веков драгоценные сведения об античной культуре) и «Комментарии...», которые способствовали сохранению элементов античной культуры и учению о шарообразной Земле и тепловых поясах. Подобно римскому ученому Марку Туллию Цицерону, Макробий считал Землю шарообразной и различал на ней пять тепловых зон (поясов): две необитаемые из-за холода, одну необитаемую из-за жары и две умеренные, пригодные для жизни. Контуры материков на карте весьма приблизительны, все массивы суши окружают океан. Широкие полосы, разделяющие холодные, умеренные и жаркую зону — не узкие океанические проливы, как предполагают некоторые исследователи, а грубо проведенные толстые линии тропиков и полярных кругов. Карта Макробия показывает нам только одно полушарие, при этом подразумевается, что на другом полушарии также имеются массивы суши, но неизвестные людям ойкумены.

Не менее проблематичным остается и время второго рубежа периода, или эпохи раннего средневековья. Историк А. Д. Люблинская (1955) верхним пределом эпохи признает конец IX — начало X в., иными словами, охватывает эпохой раннего средневековья (западноевропейского) время до начала крестовых походов феодальных государств Западной Европы в Переднюю Азию под лозунгом «освобождения гроба господня». А. Г. Исаченко (1971) таким рубежом склонен признать конец XI — начало XII в. Напомним, что первый крестовый поход проходил в 1096—1097 гг., второй был совершен в 1147—1149 гг., третий — в 1189—1192 гг., четвертый начался в 1204 г. и закончился разгромом Византии и созданием Латинской империи, просуществовавшей до 1261 г. Последний поход был начат в 1291 г. и закончился тем, что крестоносцы потеряли свой последний опорный пункт в Палестине. Иначе говоря, крестовые походы продолжались 200 лет, но, как известно, не решили никаких политических целей. В то же время они имели значительные географические результаты, что позволяет нам принять конец XII в. в качестве рубежа между ранним западноевропейским средневековьем и следующей эпохой — временем расцвета средневековья.

Эпоха расцвета средневековья в истории географических знаний характеризуется значительным расширением пространственного кругозора, знакомством западноевропейцев с далекими странами Восточной и Южной Азии и влиянием ряда географических и научных воззрений арабоязычных мыслителей на науку феодальной Европы. Верхним рубежом ее, по нашему мнению, следует считать конец XV — начало XVI столетия. Ученый В. Г. Ревуненков (1968) показал, что понятия «феодализм» и «средневековье» не вполне тождественны. По его мнению, феодальная формация в передовых странах Западной Европы рухнула в конце XVIII в. (что связано прежде всего с Великой французской революцией), а конец средневековья приходится на рубеж XV — XVI вв.

Мы считаем, что и в истории географии конец XV в., ознаменовавшийся началом Великих географических открытий, означает и конец средневековой западноевропейской географии.

Недостаточно выясненной и по существу почти не разработанной остается до сих пор история развития географических знаний на протяжении всего раннего средневековья и времени расцвета средневековья в Западной Европе. Вполне естественно, что за этот период географические представления не могли оставаться неизменными. В отличие от греко-римского античного периода в эти эпохи география эволюционировала различными путями. Один путь складывался в странах Западной Европы, ставших наследниками римской культуры с ее латинским языком и католическим вероисповеданием; другой — в Византийской империи, где господствующим оставался греческий язык и было распространено греческое вероисповедание; наконец, третий путь развития географических знаний наметился в странах арабского мусульманского Востока.

Мы считаем возможным все время с III до середины XV столетия называть западноевропейским средневековьем, а весь комплекс географических знаний этого времени именовать средневековой западноевропейской географией. После Великих географических открытий конца XV — начала XVI в., когда произошло коренное изменение системы географических представлений, но продолжал господствовать феодальный способ производства, средневековая география перестала существовать.



Реклама