Вырубка лесов в Древней Греции


В современной научной и популярной литературе мы постоянно встречаем высказывания, например, о том, что Аттика уже в V веке до нашей эры оказалась совершенно лишенной лесов в результате деятельности человека, а горы, потеряв почвенный покров, превратились в почти голые скалы – древесный уголь активно использовался в металлургическом производстве, строевой лес – при постройке домов и особенно в кораблестроительстве. По свидетельству греческого ученого Феофраста, во второй половине IV века до нашей эры корабельный лес, например, рос только в Аркадии, а за пределами Греции – в Македонии, Фракии, Италии, на северо-восточном и северном побережьях Малой Азии, а также в Сирии.
Надо полагать, что такое исчезновение лесов отражало потребительское отношение к ним наших предков. Философское обоснование этому мы находим в трактате греческого мыслителя Аристотеля «Политика». Рассуждая о собственности и искусстве ее наживать, Аристотель пишет следующее: «...растения существуют ради живых существ, а животные – ради человека... Если верно то, что природа ничего не создает в незаконченном виде и напрасно, то следует признать, что она создает все вышеупомянутое ради людей... Ведь и политика не создает людей, но берет их такими, какими их создала природа; точно так же и природа – земля, море и т. п. – должна доставлять человеку необходимое пропитание, и на обязанности домохозяина лежит всему тому, что получается из этих источников, дать соответствующее назначение».
Читая знаменитый трактат «Об архитектуре» римского архитектора конца I века до нашей эры Марка Витрувия Поллиона, находим две главы, посвященные лесу.., но лесу как древесному строительному материалу, строевому лесу. Здесь подробно описывается, когда, почему и как надо производить его рубку, рассказывается о свойствах древесины ели, дуба, вяза, тополя, кипариса, кедра, лиственницы, о транспортировке древесины.
Как мы показали выше, очень часто считают, что дикие леса Греции были величественными, как впрочем, и обильными, и что они были постепенно и необратимо уничтожены стравливанием, вырубкой и пожарами. Почва, некогда укрепленная корнями лесных деревьев, больше не удерживалась корнями маквиса, который заменил их, и смывалась на равнины или в море, что постепенно привело к изменению климата. Даты этого процесса, в общем-то, неясны, но большинство авторов думают, что дикий лес еще оставался в классическую эпоху и исчез позднее.
Подобная точка зрения родилась в Европе и появилась в сочинениях путешественника XVIII века С. Соннини (после этого ее приписали древнегреческому философу Платону, но Платон писал, что потеря почвы – причина, а не следствие исчезновения деревьев). По этому поводу существуют два направления мысли. Одно из них восходит к студентам и художникам, обучавшимся классической литературе, представления которой бессознательно переносились на пейзаж их родных стран. Так, французский или английский путешественник, воспитанный в традициях аббата Бартелеми, написавшего роман «Путешествие юного Анахарсиса по Греции», изданный в Париже в 1788 году, ожидал увидеть героев, пронзающих копьем кабана в благородных лесах, или нимф, плавающих в кристально чистых источниках. Обнаруживая вместо этого дубы с запутанными ветвями, произрастающие в реальной Греции, он делал вывод, что земля испортилась по сравнению с классической эпохой. Другое направление мысли – взгляд, что деревья, будучи вырубленными, могли быть восстановлены только благодаря вмешательству человека. Приверженцы этой теории забывали, что уничтожение леса – это результат того, что гибель деревьев не была сбалансирована их приростом. Они без достаточных оснований полагали, что последовательно сменявшие друг друга строители античных кораблей, пастухи, армии мародеров, турки, лесорубы внесли свой вклад в уничтожение дикорастущего леса Греции. 
Некоторые деревья находились под запретом вырубки. Так человека, срубившего оливковое дерево, в Древней Греции могли казнить. С некоторым деревьями связаны легенды. По одной из легенд дочь греческого царя Кария была возлюбленной бога Диониса, но случилось несчастье - девушка умерла. И превратил ее опечаленный Дионис в ореховое дерево. Царю Карию поведала печальную весть богиня охоты и плодородия Артемида и повелела построить храм в свою честь. Колонны храма сделали в форме молодой женщины и назвали их кариатидами - нимфами грецкого ореха.
Будучи уже в преклонном возрасте, ореховое дерево продолжает щедро плодоносить. Такая способность дерева казалась людям удивительной, поэтому в Древней Греции и Риме орех был символом изобилия, достатка и долголетия. Раньше в доме каждого юного римлянина хранился запас орехов. Собираясь жениться, молодой человек выходил на улицу и кидал их своим младшим друзьям. Он как бы отдавал им свою уходящую юность, а орех в этом случае выступал символом вечной молодости. В Риме это лакомство было принадлежностью свадебных пиршеств, так как грецкий орех считался символом брака.

Оливковое дерево
Священное для греков Оливковое дерево. Фото: Evan Bench

За последние десятилетия наука получила в свое распоряжение многочисленные методы естественнонаучных дисциплин, позволяющие вполне обоснованно реконструировать экосистемы прошлого. Так, например, пыльцевой анализ из стратифицированных отложений в озерах позволяет восстановить, какая растительность была в данном регионе в ту или иную эпоху. Недавно такая работа была проведена в одной из областей Греции – Беотии университетами Кембриджа и Бредфорда совместно с Британской археологической школой в Афинах. Вкратце о результатах этих исследований, основанных на данных пыльцевого анализа из отложений Копаидского озера.
Как до недавнего времени представлялась ученым растительность этой части Греции? Считали, что доисторический дикорастущий лес был простым – равнины были покрыты сосновыми лесами, а современные виды сосны произошли от кустарниковых и подкустарниковых компонентов, оставшихся после гибели сосен. Предполагалось, что самой главной определяющей произрастания различных видов деревьев была высота над уровнем моря. Эта гипотеза была основана на простой форме климатической теории вегетации – вере в то, что в данном климате вся земля, будучи непотревоженной достаточно длительное время, произведет ту же растительность. Растительность Беотии была восстановлена путем пыльцевого анализа и исследования реликтовых сообществ. В древности она включала значительный нелесной компонент, очевидно, в форме небольших участков степи, впрочем, этого можно было ожидать от полузасушливой земли, где не было достаточно воды, чтобы поддерживать растущие деревья. Не похоже, чтобы лесистые участки были простой смесью деревьев, это во многом зависело от почв. Сосны играли незначительную роль в диких лесах Беотии. Пыльцевые анализы с Крита и Пелопоннеса свидетельствуют о том, что здесь сосны местами преобладали, однако этот тезис был ошибочно распространен географически и хронологически. Наиболее характерными деревьями в Беотии были дубы, хотя некоторые современные разновидности не были так широко распространены, как сейчас. Лиственных деревьев было гораздо больше, чем в настоящее время, причем они росли на более низких высотах над уровнем моря. На больших высотах дикорастущие леса состояли в основном из лиственных деревьев и можжевельника.

Ученые пришли к выводу, что если бы не человеческое вмешательство, примерно так же выглядели бы беотийские леса и сейчас, однако перемена к более сухому климату, возможно, привела бы к увеличению пропорции степи и сокращению пропорции деревьев северного типа, таких, как граб. Несомненно, что изменения в структуре леса имели место еще в доисторическую эпоху и к классическим временам были уже завершены.
Можно получить представление о ландшафте и растительности Беотии классической эпохи и Нового времени. В каждый период здесь было очень много гористых лесов, рощ, болот, сельскохозяйственных угодий. Во многих случаях, когда речь идет о деталях, они были примерно такие же, как сейчас. Только путем тщательного анализа данных можно обнаружить какие-либо изменения. Так, например, рощи классического времени не всегда были там, где они имеются сейчас. После 1700 года среди серьезных изменений структуры леса произошло умеренное увеличение пропорции сосны и некоторое увеличение пихты. В целом же беотийская растительность за 2500 лет, по оценке исследователей, изменилась меньше, чем растительность Англии за последнее тысячелетие или Новой Англии за последние 180 лет.

Стабильность может быть в какой-то степени иллюзией. В конце XIX века влияние выпасов и особенно вырубки леса было более сильным, чем сейчас.
«Было ли уничтожение дикорастущего леса обязательно плохой экологической политикой?» – задают себе вопрос английские ученые. Об этом надо судить с точки зрения самой Беотии. Большая часть дикорастущего леса в древности состояла из небольших, крепких, твердых и плохо поддающихся обработке деревьев, создающих тень, в которой ничего не росло. То, что их сменило, не было ни в коем случае «бесполезным кустарником», как это часто предполагается. Это была сложная, красивая мозаика растительности, состоящая из широкого круга видов и дающая обилие продуктов, в том числе тех, благодаря которым Греция получила известность за своими пределами: мед, сыр, съедобные растения, лекарственные травы, красители – продукты не дикорастущего леса, а исторической растительности. Маквис и степь были ценным дополнением к пахотной земле и культивируемым деревьям. В классическую эпоху и ранее, когда перечень культивируемых растений был меньше, чем сейчас, они были существенным дополнением. Конечно, маквис не давал древесины, но это оказало незначительное влияние на каменное строительство, торговлю и морское дело, которыми жили греки. Этот народ, как позднее голландцы, практиковал импорт леса для строительства кораблей из стран, расположенных в лучших условиях для того, чтобы его выращивать.
Выводы, к которым пришли английские исследователи, сделаны на основании изучения лишь одного из районов Греции, сравнительно хорошо обеспеченного документальными свидетельствами, на базе которых мог быть осуществлен синтез исторической экологии. Несомненно, что вопрос «Было ли уничтожение дикорастущего леса обязательно плохой экологической политикой?» должен в каждом конкретном случае решаться на основании тщательного исследования реликтовых сообществ с применением данных пыльцевого анализа.



Реклама