Аграрная политика СССР в 1950-1960 гг


Аграрная политика Н. С. Хрущева

Реформы, проводимые под руководством Н. С. Хрущева, были очень противоречивыми. На сентябрьском 1953г. Пленуме ЦК КПСС он определил конкретные меры, направленные на подъем сельского хозяйства и улучшение положения крестьянства. Их суть сводилась к уменьшению налогообложения колхозников, снижению норм обязательных поставок государству с личных подворий; к списанию задолженности по обязательным поставкам продуктов животноводства; к повышению закупочных цен на скот, птицу, молоко, масло, картофель. Уже в 1954 г. изменился порядок налогообложения. Налог теперь стал изыматься с размера приусадебного участка, а не с поголовья скота, количества деревьев в саду, ульев и прочее. В этом же году размер налогов был уменьшен в два раза по сравнению с 1952 г. В 1952–1958 гг. закупочные цены возросли: на крупный рогатый скот – в 12 раз, на пшеницу – в 6 раз. В целом заготовительно-закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию выросли почти в три раза. Новые закупочные цены распространялись и на продукцию, производившуюся в личных приусадебных хозяйствах.

Одной из острых проблем в этот период была нехватка зерна. Количество производимого зерна совершенно не удовлетворяло потребности страны. Инициатива решения зерновой проблемы путем освоения целинных и залежных земель принадлежала Хрущеву. Первоначально планировалось распахать в течение трех лет 13 млн. га земли, однако в реальности за три года было распахано 36 млн. га, что составляло тогда 30% всех обрабатываемых земель в СССР. На осваиваемых землях создавались совхозы. За 1954–1955 гг. возникло 425 крупных зерновых совхозов. Главная задача, поставленная в результате освоения целины, оказалась достигнута. Острота хлебного вопроса была снята.

Была ли оправданной поспешность в освоении новых земель? Hаступление на целину велось штурмом, без должной научной проработки и проектных изысканий. Не оправдалась надежда и на достижение среднего урожая зерновых в 14–15 ц. с гектара. Фактически же средняя урожайность зерновых в Казахстане составляла в 1954–1958 гг. 7,3 ц. с га, а в 1961–1965 гг. – 6,1 ц. В реальности урожайность в стране действительно возросла в 1953–1958 гг. на 3,3 ц. с га, в восьмой пятилетке – на 3,5 ц., в девятой еще на 1,0 ц. с га. Проведение этой кампании имело несомненное народнохозяйственное значение. Прежде всего, оно реально способствовало увеличению производства зерна. С середины 50-х гг. от 1/3 до 1/2 всего хлеба, произведенного в стране, приходилось на долю целинного урожая.

Вместе с тем, можно согласиться с утверждением историка И. Е. Зеленина о том, что первое пятилетие после сентябрьского Пленума 1953 г. был наиболее успешным и результативным этапом хрущевского аграрного реформирования. Это подтверждается конкретными показателями развития сельского хозяйства. Производство зерновых в 1954–1958 гг. увеличилось по сравнению с 1949–1953 гг. почти на 40%, хлопка – на 21%, льна-долгунца – на 76%; производство мяса выросло с 5,8 млн. т. в 1953 г. до 7,7 млн. в 1958 г., молока – соответственно с 36,5 млн. до 58,7 млн. т. Валовая продукция сельского хозяйства в целом за 1953–1958 гг. выросла на 51%.

Однако позитивный задел реформ уже в конце 1950-х гг. стал гаситься непродуманными, противоречивыми, а то и вовсе волюнтаристскими реформами Хрущева. Аграрные преобразования конца 1950-х – начала 1960-х гг., инициировавшиеся Хрущевым, в целом имели негативные последствия. В этот период интенсивно осуществляется политика по искоренению личного подворья. 20 августа 1958 г. принимается постановление Бюро ЦК по РСФСР «О запрещении содержания скота в личной собственности граждан, проживающих в городских и рабочих поселках». Оно коснулось 12,5 млн. семей, проживавших в городах и поселках городского типа. Вскоре очередь дошла и до колхозников. На декабрьском (1959 г.) Пленуме был обоснован вывод, что «личное подсобное хозяйство постепенно утрачивает свое значение», поскольку колхозникам будто бы выгоднее получать продукты из колхоза.

Эти два решения имели огромные негативные экономические и социальные последствия. Жители огромного количества районных центров, небольших областных городов, многочисленных поселков городского типа оставшись без огородов, коров, поросят и т.д. вынуждены были теперь приобретать мясные, молочные и другие продовольственные товары в магазинах, став серьезной «нагрузкой» для государства. Хрущевские решения ликвидировали источники самообеспечения миллионов людей, не имея, как скоро выяснится экономических возможностей заменить их. Отрицательную роль с необратимыми последствиями имела реализация идеи Хрущева о создании «агрогородов», предполагавшая укрупнение колхозов и совхозов, уплотнение населенных пунктов. Было признано целесообразным в сельской местности строить дома двух и более этажей. Традиционный тип переустройства села отвергался как дорогостоящий. Сселение деревень шло одновременно с укрупнением колхозов и совхозов. Этому процессу придавались высокие темпы. В 1957–1960 гг. ежегодно исчезало около 10 тыс. ранее, в 1950–1952 гг., уже укрупненных колхозов. В 1963 г. их насчитывалось 39 тыс. против 94 тыс. в 1955 г. Централизация сельскохозяйственного производства, то есть объединение колхозов и совхозов, во многих случаях была неоправданной. В Кировской области, например, некоторые колхозы имели площадь пашни до 30 тыс. га и объединяли до 120 деревень.

И это к тому же находились в лесной пересеченной местности. В таких условиях невозможно было в равной степени с хозяйственной точки зрения развивать села и деревни. В центральной усадьбе концентрировались животноводческие фермы, одним словом, основные хозяйственные объекты, которые обеспечивали колхозников работой. В деревнях же ничего подобного не оставалось, а новые хозяйственные объекты там больше уже не строились. Все больше людей оставалось без работы, а условия жизни с каждым днем ухудшались. Центральные усадьбы и крупные села объявлялись перспективными, а остальные – неперспективными. Реализация антинаучной концепции «перспективных» и «неперспективных» деревень искусственно создала условия для ускорения процесса деградации советской деревни. В конце 1950-х – начале 1960-х гг. усилилось наступление на частный сектор. Сокращалось поголовье скота в личных подсобных хозяйствах. Уменьшались размеры личных приусадебных участков. В 1958–1964 гг. их размер в колхозах был сокращен до 29 соток, в совхозах – до 18 соток, производство мяса и молока в личном подсобном хозяйстве упало на 20%. Все это не могло не отразиться на продовольственном обеспечении страны, дефицит которого в начале 1960-х гг. стал ощущаться уже довольно остро.

В аграрной политике того времени важное место занимали еще две проблемы: реорганизация машинно-тракторных станций (МТС) и «кукурузный вопрос». Как известно, Хрущев ставил задачу создания, и совершенно справедливо, крупных хозяйств индустриального типа с собственной машинно-транспортной базой. Этот проект невозможно было реализовать, сохраняя и дальше МТС в руках государства. Вопрос о реорганизации МТС встал на повестку дня совершенно закономерно. К сожалению, ее не удалось провести так, чтобы она имела для колхозов положительное значение. И. Е. Зеленин справедливо отмечает, что одна из самых прогрессивных, антитоталитарных и многообещающих социально-экономических реформ Хрущева о реорганизации МТС из-за предельно сжатых сроков осуществления привела к крайне негативным последствиям. В марте 1958 г. был принят закон о реорганизации МТС и продаже техники колхозам. Колхозы не могли купить технику в рассрочку.

Государство навязало им свою цену за сельхозтехнику, зачастую уже изношенную и устаревшую. Постановление же от 18 апреля 1958 г. предусматривало получение денег в максимально сжатые сроки. В результате подобного решения, государство сделало убыточными огромное количество колхозов. Это привело к снижению оплаты за трудодень. В таких условиях колхозам стало трудно вести политику экономического стимулирования труда колхозников. Был минус и другого характера. Колхозы не имели до этого собственных мастерских, площадок для содержания техники, поэтому они испытывали большие сложности с ее сохранением и ремонтом. Трудности были и с эксплуатацией тракторов, комбайнов и пр., так как работники МТС старались не переходить в колхозы, чтобы не превратиться в колхозников и не утратить социально-экономических выгод от своего положения рабочих государственного предприятия. Как видим, в целом правильная идея о ликвидации МТС и передаче техники в руки самих колхозов при неправильной ее реализации способствовала не экономическому подъему последних, а наоборот экономическому спаду.

То же самое можно сказать и о политике Хрущева в отношении кукурузы. Несомненно, эта культура очень полезна для молочного скота. Кроме того, на небольших площадях можно получить большую массу урожая, что было очень важно для решения кормовой проблемы животноводства. Хрущев добился изменения структуры посевов в пользу кукурузы. «Царицу полей», как стали называть кукурузу, начали сеять на огромных пространствах России – от Кубани и Ставрополья на юге до Вологодской и Архангельской областей на севере. В начале 1960-х гг. около четверти зерновых полей страны были заняты кукурузой. Это привело к сокращению посевов пшеницы и ржи и к сокращению сбора хлебов в первую очередь в традиционных земледельческих районах. Зерновая проблема усугублялась еще и такими факторами, как сокращение урожайности на целине из-за естественного истощения плодородия почвы и тяжелой засухи 1963 г. Урожайность и валовые сборы сократились почти на 30%. Урожайность зерновых культур сократилась соответственно с 11,1 до 8,3 центнеров с га. В целях недопущения голода Хрущев был вынужден прибегнуть к большим закупкам зерна в США. В 1963 г. зерна было закуплено 9,4 млн. т, что составило почти 10% валового урожая. Экспорт зерна продолжался и в последующие годы.

Аграрная политика Хрущева периода 1958–1963 гг. привела сельское хозяйство к кризису. Об этом говорят темпы роста валового сельскохозяйственного производства. В 1951–1955 гг. оно выросло на 20,5%; в 1956–1960 гг. – 30%; в 1961–1965 гг. – на 18%. В рамках семилетки (1959–1965) планировался рост производства на 70%, в реальности он составил только 10%. Если же говорить собственно о «хрущевском периоде», то среднегодовые темпы сельскохозяйственного производства в 1953–1958 гг. снизились в 5 раз, а производительность труда в 3 раза. Кризис в сельском хозяйстве в основном был вызван субъективными причинами, мало продуманными экспериментами, инициированными Хрущевым и принесшие отрицательные результаты.

Аграрная политика при Л. И. Брежневе

Последующий период советской аграрной политики (1965–1982 гг.) связан с именем Л. И. Брежнева. Начало постхрущевской аграрной политики совершенно закономерно, связывают с мартовским (1965 г.) Пленумом ЦК КПСС. Именно на нем были приняты решения, способствовавшие преодолению последствий политики Хрущева и выводу сельского хозяйства из кризиса. Не случайно он вошел в историю XX века как один из прогрессивных пленумов по сельскому хозяйству. Новая аграрная политика сделала упор на усиление материальной заинтересованности колхозов и совхозов, а также личных подсобных хозяйств, сужение действий административных факторов и усиление экономических. Административные рычаги, контроль над колхозами были существенно ослаблены. Это выразилось, прежде всего в установлении неизменного плана сдачи зерна по стабильным ценам с 1965 по 1970 год. Кроме того, этот план за весь указанный период был снижен с 4 млрд. пудов до 3 млрд. 400 млн.

Сверхплановая продукция могла быть оставлена в колхозах или добровольно продана государству, в таком случае на пшеницу и рожь устанавливалась надбавка в размере 50% к основной закупочной цене. Сами же закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию подняли в среднем на 20% в 1965 г. и на 25% в 1970 г. Государство существенно увеличило также и капиталовложения в сельское хозяйство и связанные с ним отрасли, запланировав 71 млрд. руб., чтo было суммарно больше, чем в шестой пятилетке и семилетке. Чтобы сделать более эквивалентным обмен между городом и деревней, были снижены цены на технику и запчасти к ней. Мартовский Пленум обозначил также поворот в сторону развития личных приусадебных хозяйств: разрешалось восстановить их прежний размер, а затем увеличить его в два раза – до 0,5 га. Отменялся налог с лиц, содержавших скот, разрешалась продажа кормов, снимались ограничения на поголовье домашнего скота и т.д. Меры, предусмотренные мартовским Пленумом, реализовывались в течение 8-й пятилетки (1966–1970). Главным их результатом был вывод сельского хозяйства из кризисного положения и достижение серьезных результатов. Объем валовой продукции увеличился на 23%, в то время как за предыдущее пятилетие (1961–1965) он составил лишь 12%. Следовательно, темп роста сельскохозяйственного производства вырос почти в два раза. Наиболее существенным было увеличение производства зерна, среднегодовой сбор которого повысился на 30%, относительно предыдущей пятилетки. Возросло также производство мяса, яиц, молока, сахарной свеклы, подсолнечника и других сельскохозяйственных продуктов.

Отступление от прогрессивного курса сентябрьского 1953 г. и мартовского 1965 г. Пленумов ЦК началось с середины 1970 года. Об этом говорят решения июльского Пленума 1970 г. В них подчеркивалось: «Принять меры к тому, чтобы каждый колхоз и совхоз, занимающийся производством товарного зерна, каждая область, край, республика не только выполнили твердый план, но и смогли продать государству за пятилетие как минимум 35% зерна сверх плана», «обеспечить такое увеличение производства продуктов животноводства, чтобы каждый колхоз и совхоз ежегодно продавал государству не менее 8–10% продукции сверх плана». Добровольные сверхплановые закупки, таким образом, превращались в своего рода обязательные поставки, как было при Сталине.



Реклама