Дневной и годовой цикл пауков


Вальс со сверчком

Пауки-птицееды всех размеров и возрастов всегда во время еды совершают определенный танец. Авторы данной книги однажды стали очевидцами того, как паук вида Avicularia avicularia совершал этот танец на практически вертикальной стене, а Theraphosa blondi проделывала это с мышью-подростком, которую только что убила. Очень редко бывает, чтобы пауки не проделывали этот танец, его совершает во время еды практически каждая особь из коллекции авторов.

Как только птицеед хватает сверчка (или другой корм), он тут же поднимается на лапках, опускает свои паутинные придатки и начинает ими как бы «откладывать» кусочки паутины. Во время своего обеда паук вращается, продолжая плести паутину. По прошествии некоторого времени вся пища (к примеру, дюжина сверчков для пауков средней величины, или мышь-подросток для вида Theraphosa blondi), будет расположена  в центре этой подстилки и слегка покрыта слоем паутины. Спустя несколько минут, вероятно, для лучшего пищеварения, паук снова примется за все то, что создал: за паутину, за переваренную пищу, даже за подстилку, и снова начнет кружить и плести, создавая новую паутину. Авторы книги называют это вальсом во время еды. Если бы Иоганну Штраусу был известен этот факт, написал бы он в честь него вальс?

Гипотетически данное поведение может объясняться как одно из приспособлений в ответ на недостаток пищи в дикой природе. Так как большинство птицеедов не покидают своих норок и не выходят на охоту, посвящая большую часть времени отдыху у «входной двери», и ожидая, что кто-нибудь нежный и сочный будет проходить поблизости, то естественно, что у них нет никакой закономерности в питании. И если появляется стая саранчи или пара навозных  жуков, то это означает неожиданное богатство в виде обильной пищи.  Одной из способностей некоторых арахнид является умение хватать и удерживать жертву, а тому, что от нее осталось, не давать возможности пропасть. У других же пауков больше развита способность удерживать добычу и поедать ее почти сразу же.

Пауки, живущие в условиях, когда есть более или менее обильная пища, выработали первую стратегию. Примером тому могут служить пауки, плетущие из паутины шары (вид Argiope). Если одновременно в паутину попадает несколько насекомых, то эти пауки занимаются каждым из них индивидуально. Они редко переходят ко второму насекомому, пока не убедятся, что первое никуда уже не денется. Когда такая уверенность есть, каждое насекомое поедается по очереди.

Пауки-птицееды придерживаются второй стратегии. Они захватывают максимальное количество жертв и поедают их как можно быстрее. Вместо поедания каждой жертвы по очереди, все насекомые скатываются и сплетаются в один комок до тех пор, пока пища не начинает разбегаться и птицееда уже не может с ней справиться. Затем вся добыча начинает поедаться одновременно. Такое одновременное поедание всей захваченной добычи является признаком ситуативного поведения, обусловленного нерегулярным доступом к пище и частым голодом.

Дневной цикл

Известны лишь некоторые детали режима дня пауков-птицеедов. Они более активны в вечернее время, нежели в дневные часы. Свет, судя по всему, является самым существенным факторов, влияющих на их  активность. Minch (1977)  также предполагал, что важную роль играет и температура поверхности; важны также возможные вмешательства в их жизнь других животных.

В дневное время особи, обитающие в пустынях, могут забираться в свои норки и спасаться там от света, жары и засухи. При приближении сумерек они становятся более активными, постепенно продвигаясь к выходу из норки. Наконец, когда наступает темнота, если они сплели вуаль из паутины у входа в норку,  они прорывают ее с помощью передних и боковых лапок, отодвигая ее в стороны. Затем ложатся в засаду и поджидают проходящую мимо жертву. Если паук улавливает вибрации почвы, вызванные  крупными животными, он на некоторое время прячется в норку. Затем он может снова возвратиться ко входу в свое убежище. Если же он засекает мелкую добычу, то тогда нападает на нее и тащит свой будущий ужин домой.  Ночью паук может заниматься расширением своей норы или просто лежать у ее входа и ждать очередной добычи. С наступлением утра пауки обычно забираются в глубь норы. Паутину они при этом не плетут. После того, как солнце взошло достаточно высоко и наступило ране утро, они возвращаются к входу в норку и начинают плести паутину. Затем они удаляются в свои покои на  весь период светового дня.

В случае, если день выдался пасмурный, паука-птицееда можно увидеть выползшим из норки и днем, хотя они редко отходят от нее более, чем на пятнадцать-двадцать сантиметров. Часто они оставляют за собой нити паутины, с тем, чтобы найти дорогу домой (Minch 1978). Breene (1996) сообщает, что вид Aphonopelma anax, обитающий в Южном Техасе, можно встретить в основном только у входа в нору, а отступают они только в том случае, если увидят приближающееся животное или ощутят сильную вибрацию, вызванную, например, шагами человека или крупного животного.

Minch (1978 and 1979) отмечал одну интересную особенность в поведении диких птицеедов. При проливном дожде пауки вида Aphonopelma chalcodes преграждают свом телом вход в норку, предотвращая таким образом ее затопление. К каким еще маленькие хитрости могут прибегать пауки-птицееды? Спят ли птицееды днем? Мы смогли бы ответить на этот вопрос, если бы знали, что такое сон. И даже принимая во внимание тот факт, что их нервная система самым радикальным образом отличается от нашей, мы, пожалуй, не можем говорить о том, испытывают ли они нечто похожее на сон.

Годовой цикл

В природе птицееды подвержены разнообразным сезонным воздействиям, которые  образуют их основной годовой ритм, или годовой цикл. К таким воздействиям относятся продолжительность светового дня, интенсивность освещения, температура, влажность, наличие и доступность пищи т.д.

Breene (1996) говорит о том, что пауки южного Техаса не копают норок в течение некоторых месяцев года. А авторы данной книги однажды обнаружили вырытую норку вида Aphonopelma moderatum в долине верхнего течения реки Рио-Гранде в конце декабря!

Тем не менее, с приближением осени в местности с умеренным климатом (например, в Арканзасе или на высоте 1350 м в графстве Пима в Аризоне) птицееды могут активно затыкать свои норки почвой и  паутиной. Иногда в этом качестве также могут быть использованы и фрагменты листвы. Птицееды могут делать это по несколько раз - по мере смены времен года. В конце концов такая пробка остается в норе на всю зиму вплоть до наступления весны. Что же делают птицееды все то время, пока остаются запертыми в норке? Ответ может быть прост – они ждут. Но на самом деле мы не знаем. Об этом еще никто никогда не сообщал.

С приближением весны птицееды становятся более активными и убирают пробку из норы, если таковая имеется. Если паук - зрелая самка, она оплодотворяется самцом и делает большую кладку яиц, размещая их в норке. Как только паучки появляются из яиц, они покидают свое убежище, а у самки происходит линька (примерно в середине лета).

Молодые особи и взрослые неоплодотворенные самки линяют ранней весной. Оставшиеся теплые месяцы они активны, роют свои норки и ждут добычи у ее входа. В середине весны взрослые самцы плетут сперм-паутину и ищут самок. Многих убивают хищники. С приближением зимы  пожилые самцы начинают умирать от старости, при встрече с хищниками или в результате изменения погодных условий.

Такой цикл Breene (1996) назвал «стратегией осеннего спаривания». При этом Breene отмечает, что сезонный цикл вида Anax в южном Техасе имеет несколько иную структуру - так называемую «стратегию весеннего спаривания». В этом случае самцы достигают половозрелости весной, а спариваются с самками в мае-июне. Самки делают кладку в конце июня - начале июля, линька же проходит в конце августа или в начале сентября.

Птицееды, обитающие в тропических широтах, не подвержены в такой степени сезонным  перепадам температур. Считается, что на засушливых территориях дожди и влажность играют решающую роль в годовом цикле птицеедов, предопределяя время линьки и кладки яиц. Есть предположение, что молодые паучки появляются на свет, когда наиболее обильны пища и влажность, то есть в период, следующий за сезоном дожей. Однако, прямых подтверждений этому нет. Эти существа имеют привычку сразу же заводить нас в тупик, как только мы пытаемся проводить любые аналогии между ними и другими более знакомыми нам животными. Нам остается только дожидаться какого-нибудь увлеченного пауками студента, который просидит в степи или кустах  пару-тройку лет, спокойно наблюдая за этими загадочными существами, и подтвердить или опровергая наши умозаключения.

В тропических лесах, где климат теплый и влажный в течение всего года, где сезонные изменения не так резки и чувствительны, годовые циклы пауков-птицеедов размыты или их вообще не существует.

Арахнологи, любители или профессионалы, до сих пор так и не смогли определить структуру годовых привычек большинства видов птицеедов, и неизвестно, какие же факторы являются решающими для формирования собственного годового цикла для каждого вида.



Реклама