Жизнь пауков птицеедов



Древесные пауки часто строят искусные гнезда из паутины с несколькими входами. Они располагаются на разветвлениях деревьев, среди оснований растений-эпифитов или в расщелинах коры. При случае используются даже нагромождения листьев или высокая трава (Chaгрentier 1992). Гнезда могут быть покрыты кусочками лишайника или мха, фрагментами сброшенной кожи и остатками пищи. Часто пауки укрепляют гнезда, вплетая в них свои собственные щетинки. Норки земляных пауков-птицеедов могут быть выкопаны под камнями или в холмиках, покрытых травой (Smith 1990), но довольно часто они встречаются и на открытой местности. Дом большинства видов птицеедов  Северной Америки представляет собой неразветвленную, практически вертикальную норку, имеющую в глубину от тридцати сантиметров до двух метров, а в диаметре - до шести сантиметров. Эти размеры зависят от вида паука и от размера каждой отдельной особи. Иногда внутренне пространство норки может расширяться, образовывая полость, хотя специально выстроенные таким образом подземные пещерки обнаруживаются довольно редко. Самое дальнее от входа помещение норы образует своего рода комнату, которая и есть святая святых паука-птицееда. Она может быть выкопана под углом ко всей норе, при этом пол должен быть по возможности горизонтальным (личные наблюдения автора). Кстати об исключениях – некоторые африканские виды (Haгрactirella и Ischnoolus) преуспели в строительстве сложных разветвленных норок (Smith 1990). Иногда в них присутствуют многочисленные вертикальные ответвления, соединяющиеся крест-накрест туннели, боковые помещения и своего рода люки, призванные закрывать боковые проходы.

Неподалеку от Феникса, штат Аризона, самый маленький вид птицеедов Северной Америки Aphonopelma paloma (Prentice 1992), строит извилистую и искривленную норку в пустынной почве, которая имеет ряд препятствий, и заслуживает называться самым настоящим укреплением.

Если почва каменистая, норки могут извиваться, и изобилие таких «украшений», как большие помещения и дальние комнатки является в данных условиях чрезмерной роскошью.   Если норка расположена на склоне холма, то ответвления могут строиться под углом, причем не только по вертикали, но и по горизонтали.  В долине реки Рио-Гранде в верхнем ее течении (в Западном Техасе) птицееды строят свои жилища в сети анастомозных трещин, которыми изобилует почва. Эти трещины являются частью пейзажа, расширяясь год от года в связи  с отсутствием дождей.

В отдельные наиболее засушливые годы они могут достигать в ширину пяти сантиметров и более, полутора метров в глубину, при этом имея длину до полуметра и более. Такие трещины образуют практически бесконечные лабиринты. Паук может начать понемногу расширять трещину, делая таким образом вход и укрепляя его паутиной. Вертикальное ответвление расширяется книзу вдоль трещины. В этом случае может не быть характерного помещения у самого дна, а норка просто постепенно исчезает в извилинах трещины. Авторы книги пришли к выводу, что не стоит зря тратить время, пытаясь поймать птицееда в такой норке. Если его потревожить, он обычно отступает в глубь лабиринта, и пытающийся поймать его может потратить сотню лет, заливая воду в нору, раскапывая трещины и проклиная жару! Baerg (1922) предположил, что некоторые птицееды селятся в норах грызунов, эту же точку зрения разделяют и авторы книги. Нами были обнаружены норки, в которых жили неустановленные виды Aphonopelma в Техасе и в пустыне Мохаве в Калифорнии. Эти норки ранее принадлежали небольшим грызунам, затем были переделаны под «запросы» пауков-птицеедов. Наружная часть норки была шесть-семь сантиметров в диаметре, затем поворачивала горизонтально под углом не менее сорока пяти градусов и имела неустановленную длину. У входа норка была размером около двадцати сантиметров, затем шли разветвления меньшего диаметра, резко извивающиеся и имеющие практически вертикальный наклон, достигая глубины от метра до полутора. Авторам так и не удалось раскопать норку по всей длине, так как этому помешали наступившие сумерки. Почва по своей структуре имела высокую плотность, состояла из крупного песка, с примесями глины и суглинка, и позволяла птицееду легко копать норы большой протяженности.

Небольшие листья, остатки пищи, части экзувия – все это можно найти на полу норки. Норки могут быть оплетены паутиной, но обычно паутины нет. Нам не известно, почему иногда она есть, а иногда нет.

Что же заставляет паука выбирать то, а не иное место для норки? Как часто они меняют свое место жительства? Сколько норок роет птицеед за свою жизнь? Сталкиваются ли они за право обладания норкой? Отвоевывают ли они норки друг у друга? Как часто пауки переселяются в пустые заброшенные норы? До сих пор ни на один их этих вопросов ответы не получены.

Жизнь колониями

Молодых птицеедов и роющих норки самок можно обнаружить проживающими неплотными скоплениями, которые называются колониями. Это не просто стадность, присущая термитам и муравьям. Большинство птицеедов не готовы пожирать друг друга, даже если им предоставляется такая возможность. У них так слабо развиты чувства, что они просто не осознают, что другие члены клана находятся поблизости, к тому же они являются робкими застенчивыми существами, которые очень мало путешествуют и общаются со своими соседями. Они редко совершают прогулки дальше, чем на несколько сантиметров от своей норки; но когда они это делают, то оставляют за собой нити паутины, по которым находят обратную дорогу (Minch 1978).

В некоторых засушливых областях (например, в пустыне Мохаве в южной Калифорнии) жизнь паука-птицееда слишком сурова для проживания колонией, но спорадические скопления, каждое не более дюжины особей, могут соседствовать друг с другом, но только если есть вода, оставшаяся после дождей (личные наблюдения авторов). В зарослях колючего кустарника и в прериях (например, в южном Техасе) размеры колоний и их расположение в большей степени обусловлены числом и местом обитания пасущихся копытных животных (собственные наблюдения авторов). В других областях местоположение колоний, по всей видимости, продиктовано наличием островков твердой, но относительной неплотной почвы на местности с каменистой, гравийной почвой или зыбучими песками. Breene (1996) сообщил о наличии необъяснимо большой колонии птицеедов вида  Aphonopelma anax на полях для гольфа в южном Техасе. Пустыня Мохаве является также местом обитания некоторых птицеедов, несмотря на все засушливые и суровые условия. Норки пауков можно встретить у подножий многих холмов.

Если самка птицееда отбилась от общей колонии и сменила свое обычное место проживания, она может осесть в той местности, которая не заселена ее собратьями, вырыть норку и остаться там на всю жизнь. Если же на нее набредет самец того же вида, то их потомство, скорее всего, не будет переселяться в другое место. В остальном размеры колонии ограничиваются только наличием пищи и воды и соперничеством между ее членами за место для строительства норки.

С чего начинают колонисты обосновываться на новом месте? Кто основывает колонию - молодые пауки или взрослые? Происходит ли это в результате случайных переселений или миграций в определенных направлениях?

Соседи

Многие организмы сосуществуют с птицеедами в их жилищах. Такое возможно лишь в тех случаях, если нарушители спокойствия пауков микроскопичны и малозаметны, как, например, термиты и другие живые существа из класса насекомых, род Collembola, Isoptera и Thysanura и даже некоторые мелкие пауки. Для этих существ желательна любая защита от палящего солнца и хищников, как бы необычна она не была. Тем не менее, трудно понять, как такое неразборчивое плотоядное существо, как паук-птицеед, соглашается на совместное проживание с такими съедобными существами, как маленькие лягушки. Хотя именно так и происходит.

Cocroft and Hambler (1989) сообщали о том, что небольшая лягушка вида Chiasmocleis ventrimaculata долгое время совместно проживала с пауками вида Xenesthis immanis.  Это тем более удивительно, что лягушки и другие мелкие позвоночные  составляют большую часть диеты многих тропических птицеедов.

На юго-западе Америки лягушки Gastrophryne olivacea, обитающие на Великой Равнине, известны тем, что при случае всегда готовы разделить норку с птицеедом (Hunt 1980, Breene 1996). Несколько раз авторы были немало удивлены, когда эти земноводные внезапно выпрыгивали из норок пауков.

Как же этим маленьким кротким лягушкам удается быть не съеденными пауками-птицеедами? Может быть, есть некоторые химические уловки, чтобы обманывать паука? Может быть дело в поведении? Очевидны преимущества такого сосуществования для лягушек, но несут ли они выгоду птицеедам? Если да, то какую? H.A.Dundee из университета Тьюлейн выдвинул гипотезу, что лягушки могут защищать пауков от странствующих муравьев (Breene 1996). Каким же образом? Есть ли в мире другие животные, за исключением вышеназванных, которые могут сосуществовать с птицеедами? Если да, то какие есть у них уловки, чтобы не попасть на ужин к такому соседу? Что они предлагают паукам взамен?

Кочевая жизнь

Некоторые из видов пауков-птицеедов, проживающих в теплом климате, являются кочевниками, вероятно потому им не нужна защита от суровых климатических условий. Marshall (1996) предположил, что виды Phormictopus и некоторые виды Phrixotrichus spatulata относятся именно к этой группе птицеедов. Они могут временно занимать норки под лежачими ветками и камнями (иногда они называются скрейпами (Hancock and Hancock 1992)), особенно в период линьки. Если в поисках пищи паук забрел слишком далеко и заблудился, или если он смыт потоком дождевой воды из своей норки, он может найти другую, при случае съев ее предыдущего хозяина.

Биология странствующих пауков-птицеедов еще детально не исследована, и мы не знаем, какие виды ведут такой образ жизни. До тех пор, пока несколько серьезных биологов, занимающихся пауками, не проведут год-два в Амазонии, Ириан Хайе или Атакаме и не предоставят детальных отчетов о своих исследованиях, нам остается только удивляться этим очаровательным загадочным существам.

Пища и кормление

В природе птицееды едят практически все, что движется и достаточно мало по размеру, чтобы легко было с этим справиться. Известно, что они поедают небольших грызунов, ящериц и змей (Caras 1974), некрупных  птиц (отсюда и название птичий паук или паук-птицеед -  Merian 1771; Palisot de Beauvois 1805; Bates 1910), насекомых и пауков, даже других птицеедов! Те, кто разводит этих пауков, установили, что они иногда хватают и неживую, не движущуюся пищу. Можно предположить, что дикий птицеед в моменты голода делает то же самое.

Немного известно о том, в каком объеме пауки-птицееды потребляют пищу. Из-за того, что у них низкий уровень метаболизма, они нуждаются в пище в гораздо меньших объемах, чем это можно было бы предположить на первый взгляд. В условиях террариума взрослому птицееду средних размеров вполне достаточно шести-восьми сверчков в месяц.

В условиях дикой природы рацион пауков совершенно непредсказуем. Например, в зарослях кустарника в Западном Техасе жук–скарабей и другие виды жуков появляются в изобилии только во время сезона дождей. В то время, как в период сильной засухи их популяция стремительно сокращается.

Количественный и качественный состав насекомых в этих областях также во многом зависит и от пасущегося скота. Численность навозного жука (семейство жуков-скарабеев) на некоторых территориях может увеличиваться при большом скоплении травоядных животных, что означает временное увеличение пищи для пауков-птицеедов. Но как только травоядные меняют места пастьбы, популяция навозных жуков сразу же уменьшается (из собственных наблюдений авторов).

Мы предполагаем, что подобные цепи питания присутствуют повсюду, где  встречаются птицееды. В Танзании доминирующими травоядными являются слоны, и поэтому именно они выступают в качестве основных «благодетелей» для пауков вида Pterinochilus. В Таиланде соответствующие ниши занимают буйволы и представители вида Haplopelma. Экосистемы и виды животных различны, но принципы взаимоотношений везде одинаковы. Во времена изобилия кормов популяция птицеедов значительно увеличивается. Но что случается в том случае, если ситуация с пропитанием ухудшается? В лаборатории в условиях полного контроля подопытные пауки-птицееды прожили без пищи год, имея при этом постоянный доступ к воде (Baerg 1958). Сообщалось также о поразительном случае с представителем вида  Phrixotrichus spatulata, добровольно постившимся в течение двух лет без признаков особого истощения. В условиях дикой природы паукам-птицеедам не всегда удается иметь постоянный доступ к воде, особенно при сильной жаре или засухе. Невозможно также контролировать температуру окружающей среды, хотя норки и являются важными средствами защиты от неприятностей погоды.  Пауки, которые слабеют от недостатка пищи или воды, становятся более уязвимыми для хищников и паразитов. В природе дикие птицееды, скорее всего, не смогут долго существовать в условиях жары и голода. Почти все колонии птицеедов исчезли в результате засухи, которые случились в Западном Техасе в 1980 году. Тем не менее, уже к весне 1991 года после  нескольких  лет с  регулярно выпадающими осадками популяции пауков в большинстве из этих колоний достигли своего обычного уровня.  Следовательно, вселяет надежду тот факт, что если колонии грозит значительное, но не полное уничтожение со стороны природных факторов или хищников, она сможет определенным образом противостоять этим факторам.



Реклама