Кровь рептилий


Все форменные элементы крови рептилий, также как у птиц, рыб и амфибий имеют ядра. Кроме того, в разных группах рептилий имеются значительные различия в морфологии циркулирующих клеток и физиологических нормах гематологических показателей. У одних ящериц, таких как игуаны или вараны, кровь имеет гетерофильный профиль (то есть доминируют гетерофилы), у других – лимфоцитарный, а у отдельных видов (например, у некоторых пресноводных черепах) могут доминировать базофилы. Нормальные показатели крови могут варьировать в зависимости от возраста, пола, времени года, условий содержания (в неволе или в природе) и кормления. Кроме того, на результаты анализа влияет техника взятия материала и лабораторные методы. Поэтому «нормы», которые публикуют разные авторы, могут заметно отличаться друг от друга. Усредненные значения для «всех рептилий» или «всех ящериц» вообще не пригодны для сравнения с собственными данными. Поэтому любая лаборатория, работающая с кровью рептилий, должна вначале обработать определенный серийный материал, полученный от клинически здоровых животных (порядка 100-200 исследований), чтобы охарактеризовать собственные «нормы» для нескольких конкретных видов. При этом нужно всегда пользоваться одинаковыми методиками. Полученные результаты могут отличаться от опубликованных в литературе, однако их вполне можно использовать для сравнения в случае патологии или при исследовании динамики заболевания в процессе терапии. Охарактеризовать «абсолютные» значения параметров крови можно только с помощью унифицированных методов, минимизирующих любые артефакты. Такие методы для рептилий пока не разработаны. Поэтому все «нормальные» показатели крови не нужно воспринимать как «абсолют», а только как относительную норму. Например, подсчитав количество эритроцитов у нескольких тупорылых крокодилов (N=5), мы получим цифру 60-400 тыс/мкл (эти данные приводит ISIS – международный информационный банк зоопарков – ISIS/ In-House Reference Values, 2001). Если посмотреть нормы для других видов крокодилов или усредненные нормы для крокодилов «вообще», то они будут составлять порядка 600-800 тыс/мкл. Значит, либо у всех исследованных нами особей тупорылых крокодилов тяжелая анемия, либо выбранная нами методика подсчета эритроцитов дает сильную погрешность, либо у данного вида крокодилов общее количество эритроцитов является в норме очень низким. Как интерпретировать  такие данные? Можно воспользоваться другой методикой, например, подсчитать количество эритроцитов с помощью автоматизированного счетчика или по окрашенному мазку и сравнить полученные результаты. Если количество эритроцитов окажется выше, вероятно, данный метод будет давать значения более близкие к абсолютным, и следует выбрать именно такую методику. Можно также оставить попытки приблизить полученную «норму» к абсолютным значениям и считать, что анемия тупорылого крокодила характеризуется снижением общего количества эритроцитов менее 50 тыс/мкл. В дальнейшем, когда количество исследованных особей приблизится к нескольким десяткам, наша «норма» расширится, откорректируется и станет лучше отражать ситуацию при условии, что методика всегда будет одинаковой.

При характеристике форменных элементов крови рептилий возникают не только сложности в связи с морфологическими различиями у разных видов, но и некоторая путаница с базовой терминологией. Циркулирующие мононуклеары – лимфоциты и моноциты, очень похожи у всех позвоночных животных, а вот среди линий гранулоцитов имеются существенные различия и гетерогенность. Гетерофилы рептилий и птиц, по сравнению с гомологичными им нейтрофилами млекопитающих, имеют более высокую изоэлектрическую точку и окрашиваются эозинофильно. Термин «гетерофил» или «псевдо-эозинофил» часто применяют для нейтрофилов кроликов, морских свинок и гистрикоморфных  грызунов из-за выраженной эозинофильной окраски их гранул. Гетерофилы этих животных функционально и биохимически эквивалентны нейтрофилам других млекопитающих, а вот у рептилий сходство проявляется только в функции, так как имеются биохимические различия.  У большинства рептилий, за исключением некоторых ящериц и змей, имеется второй тип гранулоцитов, окрашивающихся ацидофильно. В связи с этим некоторые авторы применяют термин «ацидофил» к обоим типам клеток – и к гетерофилам, и к эозинофилам. Ацидофилы рептилий имеют широкую видоспецифическую вариабельность в размерах, морфологии ядер и гранул. Черепахи и крокодилы имеют 2 типа ацидофилов, которые по Сен-Жирону  происходят из единого клеточного ствола и соответствуют нейтрофилам и эозинофилам млекопитающих (Saint-Girons, 1970). Pienaar (1962) называет их ацидофилами I и II типа. Другие авторы (Mateo, et al, 1984) считают, что каждый тип клеток происходит от независимых предшественников (эозинофильного и гетерофильного) и называют эти клетки «эозинофил» и «гетерофил» - такая терминология сейчас принимается большинством авторов. У чешуйчатых второй тип ацидофилов (эозинофилы) встречается редко. Ультраструктура единственного типа клеток (ацидофил I типа или гетерофил) показывает, что у этой клеточной линии может быть более 1 предшественника, по крайней мере, у ящериц (Kelenyi, Nemeth, 1969; Zapata, et al, 1981). Для чешуйчатых большинство авторов использует термин «гетерофил». Чешуйчатые также имеют другой уникальный тип лейкоцитов – азурофилы. Это круглые клетки с единственным ядром и нежными азурофильными гранулами. Они одновременно сочетают в себе морфологические черты моноцита и гранулоцита. У ящериц азурофилы в своей средней фазе развития могут напоминать нейтрофилы млекопитающих или другие типы гранулоцитов. Это вызывает путаницу, так как некоторые авторы называют этот тип клеток «нейтрофилами» (Frye,1991). В некоторых немецких пособиях «нейтрофилами» также именуют азурофилы,  а не нейтрофильно окрашивающиеся видоспецифичные типы гетерофилов. Это совершенно не правильно, так как азурофилы происходят из моноцитарного ствола и не имеют отношения к гранулоцитарному стволу.  Согласно теории происхождения лейкоцитов, нейтрофилы есть только у круглоротых, костных рыб, амфибий и млекопитающих, и отсутствуют у акул, рептилий и птиц. Чтобы избежать путаницы, мы будем всегда использовать термины «гетерофил» для обозначения ацидофилов I типа, «эозинофил» для обозначения ацидофилов II типа и «азурофил» для обозначения клеток моноцитарного ряда, содержащих гранулы. Термин «нейтрофил» для рептилий лучше вообще не использовать.

Эритроциты

У всех рептилий эритроциты имеют овальную форму и обычно одно ядро. Их богатая гемоглобином цитоплазма окрашивается по Романовскому в различные оттенки желтого или кирпичного цвета у ящериц и змей, а у черепах и крокодилов может быть зеленоватой или голубоватой. В отличие от эритроцитов млекопитающих, имеющих двояко вогнутую форму, эритроциты рептилий сплющены, и в области ядра их форма слегка выпуклая. Вариабельность эритроцитов у рептилий более выражена, чем у других позвоночных. У ящериц размеры эритроцитов наиболее мелкие среди всех рептилий и в среднем составляют  14-18 х 8-10 мкм (у зеленой игуаны – 15,3 х 7,8 мкм). У черепах размеры эритроцитов составляют около 20 х 11 мкм. Количество эритроцитов негативно коррелирует с их размерами, поэтому  у ящериц их количество максимальное – у большинства видов более 1 млн/мкл, иногда до 2 млн. Норма для зеленых игуан составляет 0,8-2 млн/мкл.  Иногда встречаются безъядерные эритроциты, и в этом случае их именуют «эритропластидами». Можно также наблюдать и свободные эритроцитарные ядра, которые называются «гематогонами». Клиническое значение этих элементов не установлено. Умеренный пойкилоцитоз и анизоцитоз – норма для многих видов. Сильнее всего они выражены при регенеративных анемиях. Появление эритроцитов грушевидной, веретеновидной, округлой и других аномальных форм обычно является артефактом, наиболее выраженным по краям мазка. Истинный сфероцитоз, и особенно, микросфероцитоз является важным клиническим признаком и у высших позвоночных часто сопровождает некоторые аутоиммунные заболевания.  Frye (1991) указывает, что у рептилий с ревматоидным артритом или волчаночным синдромом, массовое появление мелких сфероцитов – один из основных симптомов, характеризующих патологию. Cambell (1996) утверждает, что базофильная зернистость появляется в цитоплазме эритроцитов в  ответ на анемию, дефицит железа или при отравлении свинцом. Гипохромные эритроциты появляются при железодефицитных анемиях в стадии ремиссии или при хронической кровопотере. Юные эритроциты обычны у молодых. Их количество возрастает во время линьки, при анемиях и кровопотере (иногда в значительном количестве). При выраженных регенеративных процессах эритроциты часто становятся двуядерными, митотически активными или сегментоядерными. Сходные изменения могут быть при воспалениях или после зимовки. Изменение формы ядер может быть связано с воспалением, истощением, алиментарной дистрофией. Настоящие ретикулоциты рептилий, также как юные полихроматофильные эритроциты, окрашиваются специальными суправитальными красителями, такими как новый метиленовый синий или бриллиантовый крезил синий, что позволяет отличить их от клеток других типов. Неизвестно, какие факторы, за исключением анемии, стимулируют эритропоэз у рептилий. Гипоксия и высокогорные условия не вызывают изменения величины гематокрита или гемоглобина у черепах и ящериц (Dessaeur, 1970; Atland, Thompson, 1958). Однако, в случае метастатической минерализации почек и, особенно, легких, у игуан в периферической крови в некоторых случаях появляется выраженная регенеративная реакция, которую связывают с гипоксией или гиперпродукцией эритропоэтина (Garner, 2001). Интересно, что  ящерица (Lacerta sp.), подвергнутая тироидэктомии, погибла через 8 недель с картиной тяжелой апластической анемии и резко сниженным гемопоэзом в костном мозге. 

Гемопаразиты обычны в крови рептилий. Большинство их находятся в эритроцитах, но некоторые виды и в лейкоцитах. Чаще это паразитирование протекает бессимптомно. В клинических формах может отмечаться анемия. Ее  могут вызывать трипаносомы; Hemogregarina (водные рептилии); Hepatozoon, Kariolysis (ящерицы Старого света); Plasmodium, Hemoproteus, Saurocytozoon, Schellackia, Lainssonia, Babesia, Aegyptionella, Sauroplasma, Leishmania (в тромбоцитах, моноцитах и лимфоцитах). Saurocytozoon обитает в лейкоцитах, остальные – в эритроцитах. В эритроцитах могут быть видны различные тельца включений. Мелкие базофильные включения в эритроцитах пустынных черепах, по-видимому, представляют деградирующие органеллы при хронических болезнях. В течение многих лет их считали кровепаразитами и пытались лечить. В эритроцитах любых рептилий могут встречаться мелкие округлые включения – остатки деградирующего хроматина. Обычно они располагаются на полюсах клетки. По аналогии с эритроцитами млекопитающих их называют тельцами Жолли, хотя ядра в эритроцитах рептилий при этом сохраняются. Помимо деградирующих органелл, в эритроцитах могут встречаться различные включения экзогенного происхождения, которые напоминают прозрачные вакуоли с четко выраженной мембраной или окрашиваются от эозинофильного до базофильного спектра. Pienaar (1962) называет их «альбуминоидными тельцами».  Их размер колеблется в пределах 1-8 мкм, и клиническое значение не совсем понятно. Более мелкие включения, размером 1-2 мкм относят к пироплазмам и называют Sauroplasma, Seгрentoplasma или Chelonoplasma в зависимости от видовой принадлежности хозяина. Их происхождение  не до конца выяснено, и таксономический статус является  спорным. Frank (1984) считает эти включения, также как и альбуминоидные тельца, артефактами, связанными с фиксацией или окраской мазков. С этим нельзя согласиться, так как подобные включения прекрасно видны в нативных неокрашенных эритроцитах, если применить фазовый контраст. Иногда при окраске по Романовскому в них выявляется базофильный материал, напоминающий хроматин. Telford (1984) пишет, что Sauroplasma «однозначно является организмом» и имеет экзогенное происхождение. До настоящего времени вопрос о том, как квалифицировать эти включения не решен, однако цитоспецифическая окраска с помощью Lymphocolor показывает, что данные включения точно не являются артефактами (Frye, 1991). В эритроцитах также не редко встречаются более крупные включения, которые связывают с присутствием иридовирусов или герпесвирусов. Полихромазия в отдельных случаях проявляется крупными вакуолями, не имеющими выраженной мембраны. Такие «вакуолизированные» эритроциты встречаются при гемолитических анемиях, гепатопатиях, хронических нефритах у игуан и других ящериц. У игуан иногда оказываются пораженными до 90% эритроцитов. Подобные вакуоли могут присутствовать и в гетерофилах. Frye (1991) также сообщает о подобных включениях у игуан и у гремучника Митчелла, у которого отмечались спонтанные геморрагии на слизистых ротовой полости и пищевода. Фрай считает эти включения экзогенными организмами. Мы склоняемся к мысли, что, хотя эти «альбуминоидные тельца» не являются артефактами (так как они видны в неокрашенных эритроцитах при фазовоконтрастной микроскопии), они, скорее всего, имеют эндогенное происхождение и могут проявляться при некоторых формах анемии. После курса катозала или патогенетической терапии основного заболевания количество атипичных эритроцитов, как правило, снижается.

Долгая жизнь эритроцитов рептилий (порядка 600-800 дней) делает ответ на анемию минимальным и пролонгированным, за исключением регенеративных реакций при острых кровопотерях. Митозы в эритроцитах рептилий – обычное явление, которое редко связано с онкологией. Особенно значительно отличаются мазки крови у ящериц с паразитарной гемолитической анемией.

Тромбоциты

У всех рептилий, за исключением гаттерий, тромбоциты представляют собой сравнительно мелкие, размером 8-16 х 5-9 мкм, ядерные клетки овальной или веретеновидной формы со слабо базофильной, почти прозрачной цитоплазмой и центрально расположенным ядром. Ядра тромбоцитов содержат уплотненный хроматин, что делает их более базофильными по сравнению с ядрами похожих на  них мелких лимфоцитов. Эти клетки имеют тенденцию к адгезии, и даже в быстро приготовленных мазках часто образуют агрегаты. На электронных микрофотографиях тромбоцитов видны тонкие псевдоподии, содержащие нежный гранулированный материал. Тромбоциты образуются из мегакариоцитоподобных  многоядерных клеток  в костном мозге и органах экстрамедуллярного гемопоэза рептилий. Специфическая окраска мегакариоцитов рептилий на лизосомальные ферменты положительна. Эти клетки, также как и взрослые тромбоциты, сохраняют способность к фагоцитозу (Frye, 1991). В цитоплазме тромбоцитов можно встретить бактерий, фрагменты разрушенных эритроцитов и неклеточный детрит. Но основная их функция такая же, как у высших позвоночных – осуществление гемостаза и заживление ран. Интересно, что тромбоциты рептилий сохраняют ограниченную полипотентность. При определенных условиях (анемии, кровепаразитарные заболевания) тромбоциты начинают увеличиваться в размерах, в их ядрах проявляются активные нуклеолы, и начинается синтез гемоглобина, постепенно заполняющего цитоплазму. Этот феномен был впервые описан Ф. Фраем, а этапы накопления гемоглобина прослежены с помощью бензидин-пероксидазной реакции (Frye, 1991). Подобно эритроцитам, зрелые тромбоциты рептилий сохраняют способность к митозу и амитотическому делению. Поэтому обнаружение в крови незначительного количества двуядерных форм можно считать нормой.

У клинически здоровых рептилий общее количество тромбоцитов в крови подвержено сезонным вариациям. В среднем, их количество примерно соответствует количеству лейкоцитов (10-19 тыс/мкл). У разных видов на 100 лейкоцитов встречается до 25-350 тромбоцитов. Тромбоцитопения  встречается при ДВС-подобных коагулопатиях. В мазках крови больных рептилий часто присутствуют умеренно реактивные тромбоциты с измененными тинкториальными свойствами. Полиморфноядерные тромбоциты могут встречаться при сильных воспалительных реакциях, например, при сальмонеллезной септицемии. 

Гетерофилы

В мазках периферической крови черепах и крокодилов, окрашенных по Романовскому или Райту, гетерофилы имеют единственное базофильное ядро, расположенное эксцентрично, и эозинофильные веретеновидные гранулы. У чешуйчатых гетерофилы имеют круглые или сегментированные ядра и эозинофильные гранулы многоугольной или плеоморфной формы. Размеры гетерофилов ящериц колеблются в пределах 13-17 мкм. В гетерофилах змей ядра обычно одиночные, гранулы плохо сформированы, у ящериц гетерофилы полиморфноядерные, а гранулы веретеновидные, палочковидные или плеоморфные. В молодых гетерофилах ядро обычно овальное, а гранулы имеют округлую форму. В более зрелых клетках количество сегментов ядра увеличивается до 2-3, в зависимости от вида ящериц. Большее количество сегментов не нормально и встречается при токсемии (гиперсегментация). Морфология и количество гранул имеет значительные видоспецифические вариации. У игуан максимальное количество кирпичных палочковидных гранул имеется в зрелых гетерофилах. В молодых клетках количество гранул в 2-3 раза меньше, они сферические и красно-оранжевые. У водяных агам, как и у некоторых других ящериц, зрелые гетерофилы сохраняют «ювенильные» черты и содержат округлые и нерегулярные гранулы. Встречается много клеток, где имеется всего 2-3 таких гранулы (Le Blanc, 2001). Окраска и форма гранул может значительно изменяться при изготовлении мазков. В мазках, окрашенных Diff-Quick и другими модификациями азур-эозина, гранулы гетерофилов значительно менее эозинофильны и хуже различимы, чем в модификациях окраски по Романовскому. В срезах, окрашенных гематоксилин-эозином, гранулы гетерофилов теряют свою специфичность и округляются. Они по-прежнему окрашиваются эозинофильно, но иногда их оттенок становится желто-коричневым или медным, так что их можно спутать с отложениями гемосидерина.

Функции гетерофилов рептилий аналогичны таковым у нейтрофилов млекопитающих. Они включают фагоцитоз и бактерицидную активность. При различных типах воспаления происходит аккумуляция гетерофилов в воспалительном очаге, с их последующей дегрануляцией, некрозом и формированием гетерофильной гранулемы (см раздел «Воспаление»). У птиц и рептилий, имеющих также эозинофилы, главное отличие между этими двумя типами клеток заключается в том, что гетерофилы не имеют миелопероксидазы и щелочной фосфатазы (Brune, Spitznagel, 1973).  От нейтрофилов млекопитающих гетерофилы отличаются отсутствием некоторых протеаз (например, катепсина) и пониженной гидролитической активностью. Единственный ацидофил чешуйчатых, возможно, комбинирует функции гетерофила и эозинофила в одной клетке, что косвенно подтверждается наличием в ней пероксидазной активности (Montali, 1988). В крови большинства рептилий с гетерофильным профилем их количество составляет 30-45%. Относительное количество гетерофилов может увеличиваться до 70% и более  при многих воспалительных процессах, в том числе, не только бактериальной, но и грибковой, вирусной и даже паразитарной этиологии. Особенно гетерофилия выражена при сепсисе и некрозе, лейкозного уровня абсолютная гетерофилия достигает при миелоидном лейкозе (Rosskopff, Woeгрel, Pitts, 1983). Гетеропения и даже агранулоцитоз встречаются при хронических инфекциях, особенно вирусных, типа IBD, а  также при бактериальном хрониосепсисе. Токсически измененные гетерофилы можно обнаружить при сильном воспалении, особенно бактериальном, или при токсемии. Эти изменения включают базофильную реакцию и вакуолизацию цитоплазмы, гиперсегментацию ядер и изменения формы и тинкториальных свойств гранул. Дегрануляция гетерофилов происходит в воспалительном очаге, в периферической крови это характеризует левый сдвиг лейкоцитарного ядра или токсические изменения клеток.

Эозинофилы

У черепах и крокодилов эозинофилы по размеру (12-17 мкм) сравнимы с гетерофилами. Они имеют овальное или двухлопастное эксцентричное ядро и крупные сферические эозинофильные гранулы. Большинство змей, например, такие распространенные виды, как тигровый и королевский питон или маисовый полоз, не имеют эозинофилов. У тех видов змей, у которых они есть, эозинофилы обычно крупнее, чем у других рептилий, порядка 17-20 мкм (Campbell, 1996). Эозинофилы ящериц, даже у тех видов, у которых они есть, в периферической крови можно встретить очень редко. У зеленых игуан эозинофил несколько крупнее гетерофила, имеет одиночное ядро и крупные овальные гранулы фиолетового цвета (при окраске по Романовскому). Вариации в форме и окраске гранул эозинофилов в целом характерны для всех низших позвоночных и птиц. Например, эозинофильные гранулы у венценосного голубя имеют палочковидную форму, а у удода они ярко-голубые. Эозинофилы черепах пероксидаза-позитивны и легко отличаются от гетерофилов с помощью простейших цитохимических процедур, например, с помощью бензидиновой пробы или реакции с р-фенилендиамином. Ультраструктура ацидофилов у рептилий и птиц широко варьирует и в основном остается не изученной. При световой  микроскопии дифференцируется только один тип гранул. На электронных микрофотографиях крупные электронно-позитивные сферические гранулы соответствуют овальным на окрашенных препаратах, меньшие по размеру и более короткие – палочковидные гранулы, видны только под электронным микроскопом. Третий тип – мелкие, округлые, электронно-негативные гранулы периодически выявляются у разных видов птиц. У млекопитающих в гранулах эозинофилов имеется кристаллоидный материал, которого нет в гранулах нейтрофилов. Похожий материал выявляется в эозинофилах некоторых водоплавающих птиц, но отсутствует у куриных и рептилий (Maxwell, 1979). Парадоксально, что гранулоциты гаттерий, амфибий и рыб больше напоминают клетки млекопитающих, чем рептилий (Montali, 1988).

Функцию эозинофилов у млекопитающих связывают в основном с реакциями ГНТ и супрессией при гельминтозах. Функции эозинофилов птиц и рептилий не так хорошо выяснены. У этих животных эозинофилию крайне сложно вызвать экспериментально с помощью антигенов паразитов, но многократные внутриполостные инъекции бычьего альбумина с гидроксидом алюминия вызывают у цыплят системную эозинофильную реакцию. Данные других экспериментов показывают, что у птиц эозинофилы могут принимать участие в реакциях ГЗТ. Эозинофилия (более 60%) наблюдается у аллигаторов с экспериментальной инвазией пиявок, но у спонтанно инвазированных в природе животных ее не отмечали (Montali, 1988). У рептилий, по-видимому, эозинофилы участвуют в фагоцитозе иммунных комплексов, образующихся в присутствии паразитов, и, возможно, в реакциях ГЗТ.

У черепах отмечают максимальный процент эозинофилов среди всех рептилий (в норме до 15-20%), у ящериц – наименьший (0-2%). У видов, для которых в норме характерен достаточно высокий уровень эозинофилов, эозинофилия может в приближении указывать на инвазию гельминтов. Эти корреляции наиболее выражены у пустынных, водных и коробчатых черепах (Rosskopf, 2000). Менее выражена эозинофилия при инвазии кровепаразитов. У зимующих рептилий флуктуация эозинофилов в периферической крови – нормальное явление. Периоды повышенной активности животных характеризуются снижением абсолютного количества эозинофилов, и наоборот (Raskin, 1999). У черепах эозинопению отмечают в середине лета, эозинофилию – во время зимовки.

Базофилы

Все рептилии имеют базофилы. Это округлые клетки с крупными, круглыми, сильно базофильными метахроматическими гранулами, которые часто закрывают центрально расположенное ядро. В этих случаях базофил напоминает ягоду ежевики. Размеры базофилов у ящериц в среднем составляют 8-12 мкм, у змей и черепах они крупнее – до 13-16 мкм, самые крупные базофилы (до 20 мкм) найдены у гаттерии.  Базофилы рептилий часто окрашиваются метахроматически. Это связано с наличием в них двух типов гранул. Помимо крупных темно-базофильных гранул, в цитоплазме всегда имеются мелкие гранулы, красящиеся азурофильно. Метахромазия базофилов может иметь дифференциально-диагностическое значение. Некоторые рептилии, например, игуаны, имеют 2 типа базофилов: большие клетки с крупными (до 1 мкм) гранулами и маленькие, с очень многочисленными мелкими гранулами.

У рептилий, как и у других позвоночных, базофилы связываются с поверхностью иммуноглобулинов и реагируют дегрануляцией, высвобождая гистамин (Sypek, Borisenko, 1988). Базофилы в норме присутствуют в количестве 0-40% (в среднем 10-25%) в периферической крови разных видов рептилий. Базофильный профиль характерен для каймановой черепахи,  у морских черепах наоборот, базофилы встречаются достаточно редко. Сезонные вариации базофилов незначительны. Их количество может повышаться при некоторых кровепаразитарных болезнях (инвазии гемогрегарин и трипаносом) или иридовирозах (Rosskopf, 2000). Этот же автор сообщал о базофилии у черепах при различных гельминтозах ЖКТ. Я наблюдал базофилию при хронической инфекции у некоторых видов черепах и ящериц, причем при острой инфекции иногда можно наблюдать гетерофилию,  которая затем сменяется базофилией. Часто в крови ящериц можно встретить клетки с несколькими и даже полностью отсутствующими гранулами. Морфологически они больше всего напоминают дегранулированные базофилы, хотя мы не применяли гистохимические методы для их точной дифференциации. Базофилия у видов, в норме не имеющих эти клетки в большом количестве, должна оцениваться опытным клиницистом.

Лимфоциты

Как и у других позвоночных, в этом классе клеток существует морфологическая и функциональная гетерогенность. У большинства видов рептилий различают 2 типа лимфоцитов – мелкие и крупные, а у некоторых и  3 типа – мелкие, средние и крупные. Мелкие лимфоциты варьируют в размерах от 5,5 до 10 мкм, а крупные – в пределах 11-14 мкм. В лейкоцитарной формуле все лимфоциты подсчитываются как один тип клеток. Их цитоплазма окрашивается по Романовскому в бледно-голубой цвет и может содержать тонкую азурофильную зернистость или мелкие прозрачные (гиалиновые) включения. При бактериемии в лимфоцитах часто можно встретить фагоцитированные микроорганизмы и фрагменты эритроцитов. У многих видов ящериц (некоторые агамы, поясохвосты, вараны) кровь имеет лимфоцитарный профиль, и уровень лимфоцитов в норме может достигать 80%. Этот уровень, тем не менее, подвержен нормальным возрастным или сезонным вариациям. У молодых рептилий абсолютное количество лимфоцитов может быть слегка повышенным, это же характерно для самок. Количество лимфоцитов повышается в летние месяцы (у тропических видов во влажный сезон) и может резко снижаться во время зимовки. У некоторых черепах лимфоциты сразу после зимовки вообще отсутствуют в периферической крови. Их количество также снижается при голодании или плохом рационе. В связи с этим падение уровня лимфоцитов зимой и у животных с анорексией чревато иммуносупрессией. Повышение уровня лимфоцитов в норме происходит во время линьки, особенно у змей.

Функция лимфоцитов рептилий такая же, как у птиц и млекопитающих – продукция иммуноглобулинов и участие в клеточных иммунных реакциях. Лимфоцитоз обычен при хроническом воспалении и во время заживления ран. Некоторые вирусные инфекции сопровождаются выраженным лимфоцитозом, а при IBD у змей лимфоцитоз может даже достигать лейкемического уровня, превышая 100 тыс. клеток/мкл. При этом вирусные включения можно видеть непосредственно в лимфоцитах (в 1-2% клеток). Лимфобласты и пролимфоциты в периферической крови редки, и их появление может указывать на серьезную патологию. В ядрах пролимфоцитов и юных лимфоцитов обычно имеется хорошо выраженное ядрышко, реже их может быть 2. Эти клетки имеют более крупные ядра, более конденсированный хроматин и более базофильную цитоплазму. Единичные бластные формы встречаются при сильном воспалении, но чаще характеризуют лимфоретикулярные неоплазии. Единичные митотические фигуры можно встретить и в нормальной крови. Появление реактивных лимфоцитов говорит об антигенной стимуляции. 

Плазматические клетки

По морфологии плазмациты рептилий очень похожи на аналогичные клетки у млекопитающих. По размеру и окраске они напоминают лимфоциты, но в периферической крови обычно немногочисленны (0,2-0,5%). Цитоплазма плазмацитов окрашивается в более интенсивный голубой цвет, за исключением светлой парануклеарной зоны, которая является аппаратом Гольджи. Ядро у плазмацитов располагается несколько эксцентрично, меньше по размеру и гораздо темнее, чем у лимфоцитов. Иногда можно наблюдать более темную перинуклеарную зону конденсированного хроматина. В случае инфекции и иммунного воспаления количество плазмацитов может существенно повышаться. После сильной антигенной стимуляции могут появляться митотически активные клетки, а  в цитоплазме плазмацитов -  прозрачные тельца Рассела.

Моноциты

Моноциты – самые крупные клетки периферической крови рептилий. Их размер превышает диаметр крупных лимфоцитов и у разных видов варьирует в пределах  8-20 мкм. Они очень похожи на такие же клетки млекопитающих и имеют светлую, серо-голубую, нежно гранулированную цитоплазму, часто содержащую вакуоли. Азурофильные вариации моноцитов (не путать с азурофилами!) известны у черепах. Ядро моноцитов чаще всего имеет подковообразную форму и содержит гранулированный хроматин. В цитоплазме активированных клеток почти всегда можно встретить фагоцитированный материал.  У всех рептилий моноциты не многочисленны, порядка 0-10% (у большинства видов 0,5-3%). Однако,  у некоторых видов змей и ящериц их количество может в норме достигать 10-20% (Hawkey, Dennett, 1989; Pienaar, 1962).  Уровень моноцитов не подвержен сезонным вариациям. Моноцитоз у рептилий, как и у других животных, является маркером хронического воспаления. Их уровень особенно высок при формировании гистиоцитарных гранулем любой этиологии. Dotson с соавторами (1995) сообщают, что моноциты, в норме отсутствующие в крови у маисового полоза, тут же обнаруживаются при тяжелой бактериальной инфекции. При сильном воспалении в периферической крови можно наблюдать активированных  макрофагов с характерной «вспененной» цитоплазмой. Нередко они появляются у самок игуан с желточным перитонитом. Их исчезновение является хорошим прогностическим признаком.

Азурофилы

Азурофилы по размеру меньше моноцитов, имеют округлую форму и несегментированное ядро с компактным хроматином. Цитоплазма азурофилов выглядит красновато-бурой, но на самом деле окрашивается в бледный серо-голубой цвет. Красноватый оттенок ей придают многочисленные мелко- и грубозернистые азурофильные гранулы и нежные фибриллярные нити. В активированных клетках могут встречаться мелкие вакуоли и фагоцитированный материал. Азурофилы встречаются только у змей и ящериц, но далеко не у всех видов. Они вполне обычны у игуан. Эти клетки позитивно окрашиваются на пероксидазу, щелочную фосфатазу и селективный краситель нейтрофилов млекопитающих – Neutrocolor. Как уже обсуждалось выше, азурофилы разделяют морфологические черты нейтрофилов и моноцитов, но их функция явственно отличается от функции нейтрофилов млекопитающих. Они происходят из моноцитарного ствола и могут при определенных условиях морфологически преобразовываться в моноцитарный тип клеток (Will, 1978). У млекопитающих нейтрофилы также могут изменяться под воздействием инфекции и иногда совмещают фенотипические черты моноцитов и гранулоцитов. Клетки этого типа встречаются при лейкозе, классифицируемом как миеломоноцитарная лейкемия (Montali, 1988). У клинически здоровых ящериц количество азурофилов редко превышает 10% (в среднем 3-7%). Уровень азурофилов резко возрастает при антигенной стимуляции, особенно при моноцитарном ответе с участием IgM и IgY (Rosskopf, 2000). По нашему мнению, азурофилия – очень полезный маркер хронического гранулематозного воспаления. Так как у игуан их количество при воспалении значительно превышает количество моноцитов, изменение уровня азурофилов легче проследить в динамике. Schilling (1985)  установил у ящериц 5 «групп гемограмм», характеризующихся моноцитозом и азурофилией: болезни печени, септическое воспаление, хронические инфекции, травмы и паразитозы. Вероятно, это справедливо и для других групп рептилий.



Реклама