Роль амфибий, рептилий в природе и жизни человека


Низшие позвоночные (Tetrapoda) - земноводные (Amphibia) и пресмыкающиеся (Reptilia)- известны людям гораздо меньше, чем, скажем, млекопитающие, птицы или насекомые. А между тем эти древние группы животных интересны по многим причинам. Сейчас известно около 4834 вида амфибий, рептилий - около 8000. Это немного по сравнению с рыбами и рыбообразными, которых насчитывается 20000 видов, но не так мало по сравнению с птицами и млекопитающими - соответственно, 8600 и 4500-5000 видов.

Амфибии- первые наземные позвоночные, которые, однако, не смогли порвать связь с водой, с водной средой и используют 2 биоцикла Земли. Отсюда их название (амфи - двойной, БИОС- жизнь), отсюда и их особенности (дыхание с помощью жабр, легких, через кожу и слизистые ротовой полости; размножение в воде, пойкилотермность и др.).

Рептилии - это следующий шаг в освоении суши позвоночными. У них практически нет кожного дыхания; плотный чешуйчатый покров предохраняет их от высыхания; все они размножаются на суше; у них, кроме откладывания яиц (покрытых кожистых оболочкой, иногда обизвествленной) развивается яйцеживородность и даже живорождение; более совершенная регуляция температуры тела.

Таким образом, обе эти группы животных, оба класса представляют интерес для науки с точки зрения теории эволюции. Возраст класса амфибий около 340 млн. лет (нижний - средний девон), класса рептилий - около 270 млн. лет (верхний карбон - нижняя пермь). Несмотря на такой почтенный возраст, они не только хорошо сохранились, но и приспособились к новым условиям, существуют рядом с молодыми классами птиц и зверей - своих «потомков», заселили почти весь Земной шар - от Заполярья до Магелланова пролива, хотя особенно богато представлены в тропиках. У них появились интереснейшие приспособления, как общего, так и частного порядка, многие, из которых до сих пор слабо изучены.

Так, малые размеры амфибий и многих рептилий, прожорливость и неразборчивость в пище, плодовитость и защита потомства, покровительственная окраска и ядовитость - все это помогает выжить в конкуренции с более высоко организованными группами: малые размеры - новые экологические ниши; прожорливость и отсутствие избирательности в пище - способность жить почти за счет любого корма, используя максимально те корма, которых больше в биотопе; плодовитость - одна из форм защиты потомства, причем примитивная, наряду с которой появляются и закрепляются сложные формы защиты (первая - у озерной лягушки, зеленой жабы; вторые - у остромордой лягушки, повитухи, квакши-кузнеца, филломедузы); покровительственная окраска позволяет скрываться без укрытий и широко распространена, достигая особого совершенства в некоторых группах амфибий (квакши) и рептилий (хамелеоны); ядовитость повышает возможность выживания, уменьшая количество врагов (жабы): часто она сопровождается предупреждающей окраской (саламандры, жерлянки, древолазы-кикои, коралловые аспиды).

Помогает выживанию и высокая численность, которой нередко достигают амфибии и рептилии: озерная и прудовая лягушки- до 3,5-6 экз. на 1м2; на 1 гектар до 386-410 прытких ящериц, 1300 зеленых жаб, 700 чесночниц, 300 остромордых лягушек. О последних акад.С.С. Шварц сказал, что они в южной тайге по биомассе могут поспорить с лосем (в Раифском участке Волжско-Камского заповедника биомасса лося достигает 2,5 кг/га, биомасса остромордой лягушки- до 6 кг/га). Все упомянутые приспособления также выражены у рептилий, однако, по особому преломляясь. Так, у змей за способностью к заглатыванию крупной добычи следует способность к довольно длительному ее перевариванию. В тоже время у рептилий больше выражены избирательность в выборе пищи и специализации в питании, иногда заходящие очень далеко, что больше относится к видам тропиков. Там встречаются потребители головоногих моллюсков и ихтиофаги (бородавчатые змеи, морские змеи), батрахофаги, как наш обыкновенный уж (большеглазый полоз), заурофаги, как наша медянка (стрела змея, остроголовки), офиофаги (гамадриада, муссурана, у нас - ящеричная змея), оофаги (яйцеед), энтомофаги, как эйренисы, степная гадюка, потребители морских растений (морская черепаха, морская игуана) и т.д. У рептилий имеются не менее сложные, чем у амфибий, формы защиты потомства. Черепахи, ящерицы, многие змеи, откладывающие яйца, подбирают для этого подходящие места (песок, кучи гниющей листвы или навоза, укрытия под плоскими камнями, нагреваемыми солнцем и др.).

Самки питонов «инкубируют» кладку яиц, регулируя не только их температуру, но и влажность. Некоторые крупные ящерицы (жакруару - Южная Америка, нильский варан - Африка) откладывают яйца в постройки термитов, разламывая их твердые стенки, а вылупившиеся из яиц детеныши покидают термитники в период дождей. Королевская кобра (гамадриада) сторожит кладку яиц, нападая на того, кто приближается к гнезду, имеющему, кстати, сложное строение. Крокодилы (нильский крокодил, миссисипский аллигатор) делают гнезда, в которые откладывают яйца. Самки «переговариваются» с зародышами, помогают им освобождаться от скорлупы яиц и позднее продолжают присматривать за ними в течение нескольких недель, и даже лет. Ядовитость у рептилий нередко имеет не цветовое, как у амфибий, а звуковое предупреждающее сопровождение (шипение гадюк, треск чешуек эфы, трещотка гремучей змеи) при соответствующем поведении (вертикальное положение верхней части тела, расширение шеи). Надо отметить еще «скульптуру» покровов, несомненно, играющую определенную роль в системе обороны животных. Это, в частности, шипы игуан, круглоголовок, жабовидных ящериц, молоха, шипохвоста и т.д. В некоторых случаях мы знаем и о прямом их использовании (шипохвост, ушастая круглоголовка).

Массовые виды амфибий и рептилий играют существенную роль в пищевых цепях, являясь консументами первого (черепахи, ящерицы) и последующих порядков (амфибии, морские черепахи, ящерицы, змеи, крокодилы). Так, в пустынях и степях ящерицы оказывают то же воздействие на членистоногих, что и птицы в дубравах и экологически их замещают (Богданов, 1965; Тертышников, Щербак, 1973). В других зонах амфибии и ящерицы являются дополнительным фактором, кроме птиц и насекомоядных млекопитающих, регулирующих численность беспозвоночных в соответствующих экологических системах. Так, остромордые лягушки в липово-дубовом лесу на 1 гектаре поедают за сезон 300 тыс-2 млн. насекомых, среди которых не всегда преобладают фитофаги (жужелицы). Как известно, в этом заключается особая роль хищников второго и высших порядков: регулирование численности хищников первого порядка (в данном случае жужелиц и др.) позволяет не допустить «вспышки численности» фитофагов-консументов первого порядка. Уничтожение других «полезных» насекомых (пчелы и другие опылители, муравьи и т.п.) является частным случаем ввиду отсутствия среди наших амфибий и ящериц узко специализированных по этим группам видов (как, например, слепозмейка). Это в частности относится к поеданию медоносных пчел водными лягушками, что часто связано с отсутствием поилок на пасеках; поедание в значительном количестве муравьев серой жабой отмечено в различных географических точках, а в Западной Сибири даже выделяется экологическая форма серой жабы, которая от полифагии перешла на питание муравьями и приобрела дневную активность (Стрелков, 1962; 1963). Мирмекофагия серой жабы, несомненно, связана с многочисленностью муравьев и отсутствием у жабы избирательности в питании; пока нет никаких данных, говорящих о том, что гибель муравьев за счет жаб переходит рамки естественного отхода в популяциях.

Обвинения, предъявлявшиеся в свое время водным черепахам и лягушкам, особенно озерной, в истреблении мальков рыб (Идельсон и Воноков, 1938; Stepanek, 1953; Крестьянинов, 1956) сняты работами В.А. Сигова (1936), А.Г. Банникова (1951) и В.К. Маркузе (1964). Детальными исследованиями выяснено, что рыба в питании болотной и каспийской черепах занимает незначительную долю, а поедание озерными лягушками рыб может быть существенным лишь в отдельных случаях (концентрация мальков в рыбоводных прудах) и перекрывается истреблением лягушками хищных водных насекомых (личинки стрекоз, водяные скорпионы, плавты, клопы-гладыши, плавунцы и их личинки), приносящих рыбоводству гораздо больший вред. Так, личинка окаймленного плавунца способна уничтожить за сутки до 40-60 мальков или головастиков.

Реабилитированы и головастики озерной лягушки, считавшиеся серьезными пищевыми конкурентами мальков промысловых рыб. Исследованиями З.В. Беловой (1966) установлено, что эти головастики питаются в основном водорослями: из 60 форм водорослей (зеленых, синезеленых, диатомовых и жгутиковых) только 10 отмечены в пище молоди рыб; пищевая дифференциация между молодью рыб и головастиками проходит не только в наборе кормов, но и в местах и времени кормления. Следовательно головастики лягушек не могут быть конкурентами в питании молоди рыб, в том числе и промысловых (вобла, лещ, сазан). Кроме того, поедая водоросли, не потребляемые мальками, головастики вводят в пищевые цепи дополнительные звенья и, при обычно высокой численности, отвлекают на себя многих рыбоядных хищников. В различных водоемах г. Казани, по данным М.Ю. Мотковой (1987), головастики 7 видов бесхвостых амфибий потребляют 110 видов водорослей, включая синезеленые, вызывающие «цветение» воды.

Отдельные экологические формы и группы некоторых амфибий и рептилий, «специализируясь» в связи с особенностями экологии, создают «пресс», воздействующий на определение группы добычи. Обыкновенный тритон и краснобрюхая жерлянка истребляют значительное количество личинок комаров. Жерлянки способны в течение месяца в водоеме снизить на 50% численность комаров (Lac, 1959). Обыкновенных тритонов в свое время даже предлагали разводить в местах выплода малярийных комаров (Птушенко, 1934). Зеленые лягушки поедают много водных насекомых и их личинок (Калецкая, 1958; Маркузе, 1972 и др.), прыткая ящерица предпочитает долгоносиков, щелкунов, хрущей, перепончатокрылых, бабочек и их гусениц (Утробина, 1952; Тертышников, 1972), веретеница - слизней, гусениц, дождевых червей. Отдельные популяции обыкновенной гадюки состоят из миофагов, степная гадюка предпочитает прямокрылых, насекомыми питаются эйренисы; медянки и стрела-змея - типичные заурофаги; обыкновенный уж, большеглазый полоз - батрахофаги; водяной уж, бородавчатые змеи, морские змеи- ихтиофаги; ящеричная змея, несмотря на название, охотнее берет змей (любит степных гадюк), королевская кобра (гамадриада) и муссурана - офиофаги, а яичные змеи (яйцееды), как показывает название, питаются птичьими яйцами. Не подлежит сомнению положительная роль хищников в экосистемах как санитаров и факторов естественного отбора. Но пока еще слабо изучено направление воздействия хищника на популяцию жертвы, хотя отдельные примеры известны. Так, вспышки численности рыжей полевки- массового вида наших лесных грызунов и переносчика такого зооноза, как ГЛПС (геморрагическая лихорадка с почечным синдромом)-в значительной мере связаны с истреблением хищников, в том числе обыкновенной гадюки, добывающей полевок в их норах. В Южной Америке после локального истребления кайманов выявилась их роль в сдерживании роста численности пираньи. В Северной Америке установлена даже средообразующая деятельность в болотах Флориды миссисипского аллигатора. На своем индивидуальном участке аллигатор (самец или самка с детенышами) выкапывает и постоянно очищает пруд, берега которого (края сплавины) зарастают травой и кустами, а в самом пруду поселяется рыба и гнездятся утки.

При высокой численности и соответствующей биомассе амфибии и рептилии служат дополнительными, замещающими, а нередко и основными кормами высших позвоночных и рыб. По данным разных авторов из видов амфибий и рептилий Волжско-Камского края в пределах их ареала в питании щуки обнаружено до 5 видов амфибий и 1 вид ящериц, в питании окуня - 2 вида амфибий, сома - 1 вид амфибий и 1 вид рептилий (озерная лягушка, которая служит излюбленным кормом сома, на чем основана его ловля на «квок»). В кормах речной чайки найдено 6 видов амфибий, болотного луня и грача - по 8 видов амфибий и рептилий, обыкновенной пустельги - 9, черного аиста и жулана - по 10, серой цапли и змееяда - по 11, черного коршуна и филина - по 12, белого аиста и обыкновенной неясыти - по 13, у сарыча - 16 видов. Всего по 5 и более видов амфибий и рептилий встречается в питании 34 птиц Восточной Европы, а также у 14 видов млекопитающих этой территории. В пище обыкновенного ежа найдено 6 видов амфибий и рептилий, енотовидной собаки, американской норки и выдры - по 9, лесного хоря -11, лисицы -12, барсука -15 видов. В ряде случаев питание амфибиями и рептилиями представляет собой необходимую стадию в сезонной динамике жизни вида. Скопа весной, в период половодья, переходит на питание лягушками (Зарудный, 1888) в связи с трудностью лова рыбы в мутной воде. Птенцов раннего возраста выкармливают лягушками сарыч и подорлики, затем переходя на питание «мышами», т.е. здесь амфибии используются в качестве «детского питания». Малый подорлик в годы низкой численности лягушек и мышевидных грызунов может вообще не размножаться (Лихачев, 1957). Барсук весной добывает наземных лягушек (наиболее доступный и в тоже время калорийный корм), восполняя энергию, потраченную за время зимовки. Обитающие в Волжско-Камском крае амфибии и рептилии найдены всего в питании 11 видов рыб, 121 вида птиц и 34 видов зверей.

Земноводные и пресмыкающиеся являются промежуточными и дополнительными хозяевами целого ряда гельминтов, живущих во взрослом состоянии в организме других позвоночных – герпето - и батрахофагов (Дубинина,.1950, 1953; Пастухова, 1950; Волгарь-Пастухова, 1959; Мазурмович,1951, 1959, 1964, 1964; Шевченко, 1956; Шарпило, 1976; Рыжков, Шарпило, Шевченко, 1980; Смирнова, 1968, 1970, 1971; Баянов, Исанбаева, 1969; Смирнова, Аль-Завахра, 1991 и др.). Многие рептилии, особенно среднеазиатская черепаха, и некоторые амфибии, как зеленая жаба, служат прокормителями иксодовых клещей (Земская, 1952; Мельникова, 1953; Наумов и др., 1957; Бойко, 1959; Емчук, 1960; Мищенко, 1960 и др.). В большинстве случаев рептилии имеют какое-то значение как прокормители иксодовых клещей в периоды депрессии численности мышевидных грызунов; амфибии практически не играют здесь никакой роли.

Известно об участии в циркуляции сибирской язвы крокодилов, водных черепах, варанов (Колонии, 1969), токсоплазмоза - агам, желтопузика (Бердыев, 1968), о восприимчивости лягушек к туляремии (Слинкина, 1953). В то же время отмечается иммунитет к клещевому энцефалиту у зеленой и живородящей ящериц (Морозов, 1961), нечувствительность к вирусу омской геморрагической лихорадки у остромордой лягушки (Воробьева, 1969) снижение вирулентности к Bacterium tularense в организме амфибий (Новикова и Лалазаров, 1940). Террариумные животные могут быть переносчиками сальмонеллезов. В целом рептилии и амфибии устойчивы ко многим возбудителям, вызывающим заболевания у теплокровных животных. Все эти противоречивые данные не дают оснований говорить о «вредности» амфибий и рептилий в этом плане.

Крайне интересен вопрос об использовании амфибий и рептилий как биоиндикаторов изменений состояния окружающей среды. Изменение содержания микроэлементов в организме массовых видов герпето-фауны (зеленая жаба, прыткая ящерица) позволяет использовать их в этом плане (Шарыгин, 1979, 1980; Вершинин, 1983, 1990, 1997; Муратов, 1989, 1990), так же, как обыкновенного ужа (Аль-Завахра, 1992). Признаком изменений в природной среде может быть проявление полидактилии у амфибий (Borkin, Pikulik, 1986).

Многие виды амфибий и рептилий представляют интерес для теоретических исследований в области зоогеографии, популяционной экологии, генетики и других наук. Так, Л. Бергер открыл новое направление в изучении видообразования на базе группы форм зеленых лягушек (1969), к которому присоединились герпетологи Европы, Азии и Америки. Непосредственная связь с микроклиматическими условиями, широкое распространение, высокая численность, довольно большая продолжительность жизни и т.п. позволяют использовать амфибий и рептилий в качестве модели. Другие представители герпетофауны являются реликтами прошедших эпох и эндемиками отдельных регионов, представляя интерес при изучении истории фауны (гаттерия - Новая Зеландия, гигантские черепахи - Галапагосские и Сейшельские острова, исполинская саламандра - Китай, Япония, китайский аллигатор- Янцзы, гребенчатый тритон, скальная и крымская ящерицы- Крым, сибирский углозуб - Европа, узорчатый полоз - Жигули, степная гадюка - устье Камы и др.).

Амфибии, в меньшей степени рептилии, используются научными учреждениями и учебными заведениями в экспериментальных работах разного рода. Только Ленинградский университет использовал до 15 тыс. лягушек ежегодно (Терентьев, 1950). В Казани медицинские учреждения и учебные заведения потребляли в 1950-70-х гг. до 30 тыс. лягушек, а на территории Советского Союза ежегодное потребление лягушек для этих целей приближалось к 1 млн. шт. (Банников, Рустамов, 1974). Лягушки (озерная) и жабы (зеленая) использовались для диагностики ранней беременности у человека (Мирецкий, 1935; Дыхно, 1936; Войткевич и Попова, 1950) в странах Европы (Болгария). Сделаны первые попытки использования в медицине СКЖ (секрета кожных желез) амфибий, в частности, зеленой жабы (Захаров, 1960), изучения в этих целях секретов огненной саламандры, жерлянок (Федярова, 1973).

Широко известно использование в медицине и биологии змеиных ядов. Из 3000 видов змей ядовиты около 450 (20%), именно они могут представлять опасность для человека. В год регистрируется до 500 тыс. укусов, из них с летальным исходом- 30-40 тыс. (1970-е гг.). Из погибших 2/3 приходится на Индию и Юго-Восточную Азию, в Южной Америке погибает 3-4 тыс. человек в год, в Африке- 800-1000. В США бывает 2-3 тыс. укусов в год, из которых заканчиваются смертью укушенного до 120. Для сравнения можно сказать, что в США ежегодно гибнет от поражений молнией около 130, а под колесами автотранспорта и в дорожных катастрофах- до 300 тыс. человек. В Западной Европе в XIX в. было 60, теперь до 14 укусов в год, смертные случаи единичны и бывают не ежегодно. В СССР от укусов змей погибало до 12 человек в год, в основном, в Средней Азии. Витал Бразил Минейро основал в 1899 г. бактериологическую станцию в Бутантане, близ г. Сан-Пауло, превратившуюся при нем (он умер в 1950 г.) в институт - крупнейший центр по изучению ядовитых змей и использованию их ядов, который за 70 лет получил более 750 тыс. ядовитых змей (в основном жарарак и каскавел) и организовал «Службу ядовитых змей»: бесплатно высылалась ампула противозмеиной сыворотки в обмен на 4 змеи или 20 лягушек, пауков, многоножек.

В Советском Союзе имелись серпентарии (змеепитомники) в Ташкенте, Фрунзе, Ашхабаде, около Баку, в Сюнт-Хасардагском заповеднике, в Кара-Кале, в Подмосковье, в Тольятти. Здесь в основном содержались гюрза, кобра, степная и обыкновенная гадюки, а также эфа. По некоторым данным, продолжительность жизни змей в серпентариях: кобра-6,3 мес, эфа - 195 дней, гюрза- 8,8 мес, степная гадюка- 285 дней, обыкновенная гадюка (в Ташкенте)- 102 дня (Т.Н. Кугель). В последние годы в некоторых серпентариях (Тольятти) получены более обнадеживающие результаты. Из яда змей производят различные лечебные препараты типа «Випросал», «Лебетокс» (гюрза), «Випералгин» (песчаная гадюка), «Випраксин» (обыкновенная гадюка), «Випратокс» (разные змеи) и др., используемые как кровоостанавливающие (гюрза, цепочная гадюка), обезболивающие, успокаивающие (кобра, гадюки), для диагностики болезней (гемофилия), для изготовления сывороток («Антикобра», «Анти-эфа», «Антигюрза», «Поливалентная»), а также в научных исследованиях (биохимия, генетика, микробиология).

При укусе ядовитой змеи не рекомендуется употреблять спиртные напитки, делать разрез, прижигание, накладывать жгут выше укушенного места. В одном случае при укусе гюрзы и наложении жгута, который не снимался до доставки укушенного в больницу, начался некроз тканей и пришлось для спасения жизни больного ампутировать ногу. В среднем, после укуса гюрзы больной проводит в больнице 5,1 дня, а при наложении жгута- 18,4 дня. Рекомендуется: отсасывание крови из ранки ртом (противопоказание- свежие ссадины на губах), обильное питье (особенно кофе, чай), иммобилизация укушенной конечности. Применение сыворотки целесообразно при укусе тех змей, на основе яда которых она изготовлена. Из медицинских препаратов рекомендуется введение антигистаминных средств («Преднизолон» и др.).

Менее известно в медицинских целях использование неядовитых змей, что проводилось в древности. Так, в Турции в одном из небольших городов головные боли лечатся прикладываем живого обыкновенного ужа. В Древнем Египте (вероятно и в других странах Средиземноморья) использовались полозы (эскулапов, четырехполосый) для лечения небольших ран и язв: змею прикладывали раскрытой пастью к ранке. Вероятно, содержащиеся в слюне ростовые вещества вызывали усиленное деление клеток и зарубцовывание ранки.

Источником пополнения питомников змей, даже при освоении методики их разведения в неволе (что успешно осуществлено во Вьетнаме), остаются их природные очаги, которые всегда будут нуждаться в строгой охране, а само добывание змей - в лицензировании. Лицензирование в будущем будет распространено на многие (если не на все) виды рептилий и амфибий. Об этом говорит необходимость запрета отлова ряда видов во многих странах и увеличение количества видов герпетофауны, заносимых в Красные книги. Так, только в Новосибирской области в 1966-73 гг. отловлено почти 10 тыс. обыкновенных гадюк, а общий объем их заготовок в Западной Сибири в 1972-77 гг. превысил 42 тыс. экз. В 1970-х гг. окончательный подрыв запасов зеленых лягушек в Килийском гирле Дуная был предотвращен лишь организацией там заповедника. По тем же причинам пришлось взять под особую охрану среднеазиатскую черепаху в Казахстане, занести в Красную книгу гюрзу в Узбекистане. В тропических странах масштабы промысла видов герпетофауны еще нагляднее. Уже в 1970-х гг. из Индии и Индонезии вывозилось в год, соответственно, 25 и 50 млн. лягушек, Индия и Бангладеш вывезли в США, Австралию и Западную Европу только в 1986 г. более 150 млн. лягушек; выручка от экспорта тигровых лягушек составила в Бангладеш в 1977-81 гг. 14,5млн. долларов. Экспорт зеленых лягушек из СССР в начале 80-х гг. составлял ежегодно 50 т. или 500000 экз., а среднеазиатских черепах в 60-е годы из Казахстана и Средней Азии - около 1 млн. экз. В 1970-71 гг. в США ввезено более 2 млн. черепах 85 видов и более 600000 экз. змей и ящериц. В 1977 г. туда ввезено около полумиллиона рептилий. В 50-е гг. в Индии ежегодно добывалось до 12 млн. экз. рептилий. В 1976 г. Индия продала 3,5 млн. шкур змей и ящериц. В 1978 г. импорт в Японию составил 124 т шкур змей и ящериц из Пакистана, Бангладеш, Таиланда, Сингапура, Индонезии и Филиппин. Ежегодно в мире поступает в продажу не менее 17 млн. змеиных шкур, что составляет по подсчетам Б. Гржимека, длину экватора.

В 1881-91 гг. в США добыто 2,5 млн. миссисипских аллигаторов, и еще в 1960-х гг. ежегодно добывалось до 50 тыс. экз. С 1950 по 1970 гг. в Бразилии, Перу и Колумбии истреблено около 9 млн. черных и крокодиловых кайманов. В 80-х гг. в мире ежегодно промышлялось: сотни млн. съедобных лягушек, сотни тысяч других амфибий, до 3 млн. черепах, до 10 млн. яиц черепах, до 3,5 млн. змей, до 7 млн. крокодилов, десятки млн. ящериц и амфисбен.

Основой сохранения герпетофауны остается охрана природной среды, т.е. общие задачи охраны природы. Важное значение имеет пропаганда, экологическое просвещение, образование и воспитание, т.е. ликвидация общебиологической, экологической неграмотности населения и, как следствие, предотвращение прямого истребления животных. Кроме непосредственного уничтожения змей, веретениц, жаб и лягушек, особенно их головастиков, гибельными для амфибий и рептилий являются дороги с интенсивным движением транспорта. Даже в Раифском участке Волжско-Камского заповедника, на шоссе, пересекающем лес и пути миграции амфибий и рептилий, ежегодно гибнут сотни животных: так, только на 1 км шоссе в сентябре утром было найдено 11 раздавленных ужей. Интенсивное применение ядохимикатов в сельском хозяйстве послужило, вероятно, главной причиной снижения численности гребенчатого тритона и краснобрюхой жерлянки в водоемах, обыкновенной чесночницы и зеленой жабы в полях, прыткой ящерицы в лесополосах в Татарстане. Последнее, повидимому, отразилось на численности серого ужа - медянки. Подъем численности кабана вызвал уменьшение количества веретениц и обыкновенных гадюк, вплоть до исчезновения последней в отдельных точках. Такое же действие на распространение гадюки оказывает увеличение садово-дачных участков и расширение рекреационных территорий. В то же время наблюдается проявление широкой экологической пластичности у ряда видов: распространение озерной лягушки по берегам водохранилищ, заселение прыткой ящерицей лесных полос (до периода увлечения пестицидами), синантропизация жаб, особенно зеленой, и обыкновенного ужа. Местами изменилось поведение обыкновенной гадюки, которая все чаще, поселяясь около поселений человека, может иногда сохраняться здесь довольно долгое время. Все это подтверждает существование широкой экологической пластичности многих видов герпетофауны и возможность их сохранения в ландшафте, освоенном человеком. В странах Западной и Центральной Европы взяты под особую охрану почти все виды герпетофауны. В Красной книге СССР было 9 видов амфибий и 36 видов рептилий, из них в России- 5 и 7 соответственно. В Красную книгу Республики Татарстан (1995) занесено 2 вида амфибий (гребенчатый тритон и серая жаба) и 4 вида рептилий (веретеница, медянка, обыкновенная и степная гадюки). Не исключено, что эти списки придется расширить (краснобрюхая жерлянка, болотная черепаха). Красная книга может быть совместима с научно ограниченной эксплуатацией (обыкновенная гадюка в Волжско-Камском крае).



Реклама